вторник, 15 марта 2011 г.

ТОМА



Тома – друг моего сына. Им по 10 лет. Мальчики играли в компьютерные игры. Я спросила: «А дома ты с кем играешь? С братом (у него старший брат)? «Мы играем с соседкой.» - ответил он. Вы к ней ходите или она к Вам? «Мы к ней» - был ответ. Когда я спросила, сколько лет соседке, выяснилось, что 80. «Во что же вы с ней играете?» - удивилась я. «Мы звоним в её дверь, каждый раз она говорит – «Кто там?» (Тома произносит это с креольским акцентом, типа «Кето тама?») и убегаем.»


Мой сын играет в любительском оркестре в метро. Да, буквально, примерно раз в месяц на одном из больших переходов отгораживается место, расставляются стулья, и собираются пенсионеры. Каким-то образом мой десятилетний сын затесался к ним. Причём ему нравится, так как ходит он на репетиции и концерты добровольно. Я не знала, что это оркестр пенсионеров, а на репетиции мне не приходилось его водить. Прихожу я на концерт и обомлела. Среди трясущихся стариков и старушек сидит мой ребёнок, из карманов у него торчат, аж вываливаются фантики и всякие карточки (то это покемоны, то динозавры. Я в этом никак не разберусь.) Потом дирижёр представил оркестрантов. Им всем по 80 лет. Наяривают довольно сносно. Прохожие останавливаются, подпевают, танцуют, все улыбаются.  Когда каждый встаёт и самозабвенно выдаёт соло, все аплодируют. По окончании концерта, когда я помогала сыну собраться, старички меня благодарили. Было очень приятно.
Потом мой сын рассказал, что они всегда опаздывают. Пока медленно приползают, опираясь на свой подпорки, пока рассаживаются, проходит масса времени. Но потом, как рассказывал мой сын, они ищут вставные челюсти и очки. «Приходится им помогать. Только найдёшь, а они уже опять потеряли. Найдёшь одно, потеряют другое. Почему они всё не наденут и не носят всё время?» (На духовых невозможно играть без зубов). Лучше быть пианистом. Ни зубов, ни очков тебе, а удовольствие то же.