среда, 2 марта 2011 г.

ПРО ШУРУ

Идём мы с ней по улице. А на встречу солидный мужик среднего возраста в костюме, белой рубашке, галстуке, очках и с портфелем. Проходя мимо нас он вдруг провёл рукой по моей груди. Шура стала ругаться и набросилась на него, а он с неожиданной прытью сиганул через улицу. Шура бысто поискала камень, не нашла. Сняла одну туфельку, побежала и на бегу бросила, потом проделала тоже самое со второй. Мужика уже и след простыл. У Шуры была маленькая элегантная сумочка. Она подобрала большой кирпич, стала его втискивать в эту сумочку и приговаривать, что мужики такие скоты, порядочной девочке надо быть всегда наготове. Носила она этот кирпич в сумочке долго и всё переживала, что нет подходящего случая применить его. А ещё говорят, что если в начале спектакля на стене висит ружьё, то оно к концу первого обязательно выстрелит. Ан нет.

Я лежала в больнице от хлопка. Слышу бешенный хохот в соседней палате. У Шуры было плохое зрение, а очки она из кокетства не носила. Говорила, что так люди красивее. Когда очки наденешь, то сразу видишь их дефекты, а когда без очков, то представляешь их какими хочешь. Так вот. Пришла она без очков в больницу. Широко распахнула дверь в соседнюю палату, которая была мужская. Там их было набито 10 человек, и смрад стоял страшный. Шура спрашивает: «Хилола (это я, то есть) у вас лежит?» (я передала её выражение дословно, точно так она и сказала). А один находчивый такой говорит: «Да да, она здесь», и приподнимает одеяло. Так Шура зашла в палату и заглядывает под одеяло.


История третья.
Шура была переводчицей у одного очень важного афганца. Представляете его себе. Бородатый, в своей национальной одежде, хмурый такой, мудрый и суровый в чалме. Всё честь по чести, как и полагается. Пошли они к терапевту. Терапевт - молодая хорошенькая женщина. Она с Шурой стала болтать, и в промежутке Шура бросила так небрежно афганцу: «Раздевайтесь». У нас любой человек у терапевта разденется по пояс («до селева»). Он зашёл за ширму, а Шура продолжает трепаться. Врач вдруг начинает сползать со стула под стол. Шура сначала почему-то посмотрела вниз и увидела голые, кривые волосатые ноги. Потом взгляд её пополз выше, а там красуется цветочный горшок с цветком соответственно (это было буквально так, не поэтическая метафора), а над всем этим сердитое важное, мудрое и суровое лицо, увенчаное чалмой. Врачица выскочила в коридор, а Шура за ней, пытаясь подавить приступы смеха.

Кстати про афганцев.
Мне было 19 лет. Я поехала на практику в пионер лагерь, куда привозили афганских детей. Лагерь этот находился в диком таджикском посёлке. Женщины в штанах, длинных платьях и платочках смотрели на нас (а были мы шортах, майках и сарафанах) осуждающе. Рядом было озеро. Мы там купались каждый день. Обычно мы ходили туда гурьбой, девочки и мальчики. В этот раз, так получилось, мы пошли вдвоём с Гулей. Сейчас я думаю, что мы были сумасшедшие. Идея пойти двум девочкам через дикое поселение могла прийти в голову очень, ну очень сумасшедшим девочкам. Но мы поступили ещё хлеще. У берега вода в озере была илистая, а дальше чистая. Когда мы вышли из воды, мы решили, что не надо надевать чистые платья на грязные тела, а что лучше дойти в купальниках до лагеря (то есть пройти через всю деревню), а там принять душ. Сказано сделано. Когда мы в таком виде проходиле по улице, женщины суетились, загоняли детей в дома и закрывали окна и двери. Как будто шла чума в средневековье. Мы проходили мимо чайханы. Была там восточная музыка и была она битком набита дикими афганцами и таджиками. (Внимание, самое патетическое место моего рассказа, приготовьтесь. Слабонервных и детей....) Наступила совершенная тишина, только чёрные глаза хищно и алчно сверкали. Музыку выключили. Напряжение было невозможное. Казалось, пролети муха, и будет взрыв. На нас набросятся и разорвут. Гуля говорит: «Главное не бежать». Я ей кивнула. Сердце сильно колотилось. Заставив себя пройти ещё два шага, я не выдержала и помчалась. Не заметила, как одним махом перескочила через высокий забор с пиками наверху. Надо отметить, что я никогда спортивной не была, и такой ловкости от себя никак не ожидала. До сих пор как вспомню, так жутко делается.

                Мы приехали в этот лагерь до детей, чтобы подготовить лозунги, и вообще, встречу. Павильоны были в яблоневом саду. В тот год был богатый урожай яблок. Я напробовалась там яблок всех сортов.
                Нас было человек десять. Две девочки, остальные – мальчики. В общем, представьте себе горы, ночь, громадная территория и только мы в павильоне. Часа в два ночи, мы разумеется не спали, а ругались над лозунгами, которые должны были написать на дари.
                 Я решила пойти принять душ. Чтобы дойти до бани, надо было пересечь сад и стадион. Это в полной темноте, луна куда-то делась вместе со звёздами. Я взяла свои принадлежности - полотенце, мыло и т.д. Мальчики спросили меня, не боюсь ли я идти одна, не надо ли меня сопроводить. Я с возмущением на них посмотрела и гордо пошла.
                В бане я включила свет, закрыла дверь на крючок, разложилась и стала мыться. Моюсь и думаю, что я на отшибе, вокруг никого нет, дверь хлипкая, свет только в женской половине.... Мне послышались мужские голоса. Прислушалась. Говорили по-таджикски. «Местные», подумала я голосом Капелляна. Голоса приближались, и мне показалось, что баню окружают. Я пыталась поверить в свою храбрость и беспечность, но тщетно. Ужас меня охватывал всё больше и больше. Тут я не выдержала. Натянула платье на мыльное тело, схватила шмотки и «сделала ноги» (английское выражение, Шекспир придумал). Мне казалось, что за мной гонятся и вот-вот поймают. Даже дыхание преследователей ощущала спинным мозгом. Когда я добежала до наших, остановилась, отдышалась и с достоинством вошла. На следующий день мне наши мальчики приносили различные элементы моего туалета. Один из них сказал, что не советует мне сушить бельё где попало на ветках деревьев, а что он натянет специально для этого верёвку.

Ещё одна история про элегантных и интеллигентных мужчин.
Я шла спокойно по улице и вдруг вижу, мне навстречу идёт такой дядя. То есть в очках, пиджаке, галстуке и с портфелем. Вообще-то не просто идёт, а вприпрыжку, весело так. Люди деликатно не замечают, а может просто не замечают. В общем, ни у кого никакой реакции. Я сначала решила сделать как другие. Потом я подумала (не голосом Капелляна на этот раз), почему я должна всё время подавлять свои естественные эмоции. Я его вижу в первый и последний раз. Остановилась и стала хохотать. Мужчина на меня сердито смотрел, а я смеялась от этого ещё больше. Прихожу я к подруге, а подруга мне говорит: «Познакомься, мой дядя». И это был он!!!

Всякая всячина.
Я спросила у брата: «Синяя зубная щётка в ванной ничья?» «Я тоже так подумал», сказал он.

Двоюродная сестра пришла ко мне. Я ей налила супа. Она говорит, «Такой же суп я ела у тебя неделю назад.» «А он тот же и есть» - ответил мой брат.

Брат решил остаться у меня ночевать. «Ты мне только не стели постельное бельё для гостей».
Как же хорошо он меня знает. Вот что значит брат.



2 commentaires:

Dilya комментирует...

Хороший рецепт для избавления Афганистана от талибов! Пройтись через страну в купальнике и все.

Pelageya комментирует...

Очень интересно, и этот пост, и другие. Только пришлось сначала поразбираться, кто есть кто. Вы так замаскировались, как и написано в профиле, что расшифровка занимает определённое время. Но зато получаю удовольствие! Спасибо за комментарии на Пелагее.