четверг, 31 марта 2011 г.

ЛЕТО. ЖАРА. МУХИ. ЖУТЬ

Я пришла к Самому Первому на работу, чтобы потом погулять с ним в центре. Он задерживался.  Поставил мне какую-то приятную музыку, налил сока из холодильника, отрегулировал кондиционер, дал журналы и помог устроится нам с Мусечкой в моём животе на диване. Сотрудники его отдела уже ушли. Он должен был ненадолго выйти и, чтобы никто меня не беспокоил, закрыл дверь с внешней стороны на ключ. Как вдруг мимо меня промчался его шеф, стал биться в дверь и истошно кричать. Выяснилось, что он открыл сейф с документами и стоял за его дверцей, выбирая нужную ему бумагу. Шеф этот так увлёкся, что не обратил внимания на нашу возню. Мы его тоже не видели. Когда он, наконец, закрыл дверцу, увидел меня, разлёгшуюся животом кверху, и услышал, как в двери повернулся ключ, почувствовал себя загнанным в ловушку и запаниковал.



В институт приехал знаменитый в нашем кругу востоковед из Пакистана. Был это очень мягкий и деликатный человек. Сидел он со мной в рабочем кабинете  директора. В обед я вышла. Когда после обеда я подходила к двери кабинета, уже здесь я почуяла, что что-то не так. Из всех дверных щелей валил густой пар. Я открыла дверь. Меня обдало влажным жаром. Когда пар слегка рассеялся, я увидела моего коллегу в клубах пара, который заливался потом. Его белоснежная рубашка была совершенно мокрая. Кондиционер был отключен, а вместо него кипели в кастрюльке айдынины яйца (см."Айдын"). Окна были закрыты. Когда я открыла окна и отключила кипятильник, учёный оттёр пот (хотела для красного словца сказать "страницами, выдернутыми из рукописей", но богохульствовать не буду) и рассказал, что, когда я ушла, зашла молча Айдын. Подошла к нему вплотную и, сощурившись, осмотрела его всё так же молча (была у неё такая привычка. Если к Вам вдруг подойдёт очаровательная дама и посмотрит на Вас таким способом, не пугайтесь, а знайте, это Айдын). Потом она отключила кондиционер, поставила варить яйца и ушла додумывать великие учёные идеи.


Одна благородная дама служила геологом. Отправились они с группой в горы. Туалет был у них условно за глыбиной. Рано утром в полном тумане эта леди взяла газетку и, разминая её, пошла к этому месту. Подул ветерок, туман рассеялся и дама обнаружила напротив себя джентельмена, присевшего для тех же целей, судя по изрядно помятому клочку той же геологической газеты. С чисто британской вежливостью и учтивостью эти благородные господа раскланялись. Думаю, что джентельмен даже поцеловал даме ручку.



ПОЛИЛИАДА

У Поля умерла жена – Нуча. Горевал он очень. Нуча незадолго до своей смерти была моей подругой. Поль пришёл ко мне утешаться. Он купил мяса, принёс его и попросил пожарить по рецепту Нучи. Вот он плачет, по его длинному тонкому носу слёзы стекают в тарелку, что не мешает ему отрезать по кусочку, макать в соус, закусывать кусочком хлеба, запивать вином и заедать пюре. Рассказывает, какая Нуча была хорошая, тихая и добрая. Тогда я впервые услышала его голос. Обычно только он открывал рот, как Нуча закрывала его со словами, что Поль старый дурак, что не знает, что несёт (в этом она была права). Была она классическая итальянка - матрона из фильмов Феллини. На крючковатом большом носу бородавка, в руках паловник, в халате и фартуке. Говорила она громко и темпераментно. Варила спагетти. Дом был ей под стать. Набит статуэтками, картинками целующихся голубков, зеркалами в золочёных рамках, свечами в золотых подсвечниках перед многочисленными портретами умерших. Поль внешне представлял из себя смесь Буша и Путина. Тонкий вислый нос, маленькие глазки на переносице, тонкие губы. Седые волосы красил. Они быстро отрастали и он становился похожим на жареного Мусиного цыплёнка. (У Муси был белый пушистый цыплёнок, которого она сунула кверхтормашками в ночной светильник, и который обгорел). Поль был спасателем. Он возил нас по Марселю и окрестностям и показывал спасательские достопримечательности. «Видишь это здание? В 80-ом там мужик повесился, я его сам снимал. Вот вонища-то была. А вот здесь был взрыв. Так я два часа искал глаза одной дамы. Всё нашёл, а глаз нет. И где ты думаешь они были?.... А вот здесь старушку переехало. Вот её размазало по асфальту.» Какое красивое место, чудный вид, а вот никто не помнит, что тут кого-то разнесло на куски, раздавило, сожгло и т.д. Мне после его экскурсий снились кошмары. Вообще надо бы организовать тур агентство специально для спасателей. Он не умел плавать, Нуча тоже. Родились и прожили они всю жизнь у моря. Когда они ездили в Венецию, он всё боялся оступиться. В гондолу даже не полез. Он не умел читать. Я никогда не могла бы подумать, что в наши дни есть люди, которые не умеют читать. Пригласил он меня в ресторан, надел очки (для чего они ему?) и смотрит в меню. Официант подходит один раз, второй раз, а Поль всё не может выбрать. Выбирать там было нечего. Всегда одно и то же в их ресторанах. Зато память от этого очень тренируется. Адреса он помнил зрительно. Любили они (Поль и Жан Мари) собираться у меня. Чашек мне столько перебили. В комнате музыка, телевизор, дети, шум страшный. А они сядут напротив друг  друга и «беседуют». То один, то другой по очереди засыпают. Просыпаются и продолжают беседу, как ни в чём не бывало. Фразы договаривают или начинают ещё во сне. Когда засыпают, надо быстро успеть выхватить чашку из рук. Вокруг дым коромыслом, а они мирно храпят. Чича говорит: «А почему у нас все спят?»

Чича назвал монашек фантомами.
Он смотрел как-то военный парад на 8-е мая (у нас девятого, у них восьмого) и говорит: «Смотри, они в военных обрядились».
Он говорил на всех людей в униформе «обрядились» во врачей, в жандармов, в пожарных и т.д.

ФРЕКЕН БОК В ПУСТЫНЕ


Елена, так звали эту достойную светлой памяти даму, была типичная дочь Эллады. Напоминала она Фрекен Бок в молодости. Только у нашей Елены были большие выразительные глаза, несколько преувеличенный греческий нос, точёная слегка полная фигура без талии, но зато с внушительным бюстом и масса густых вьющихся каштановых волос. Эта дама с двумя мальчиками оказалась в пустыне у пирамид и сфинксов. Мальчики захотели прокатиться на верблюде. Оплатила прекрасная Елена полный круг погонщику. Детей водрузили на верблюда. Когда верблюд встал и начал разбегаться, мальчики испугались и стали кричать. Дама на своих высоких каблуках тоже побежала, упрашивая погонщика остановиться. Погонщик боялся, что придётся возвращать деньги и останавливаться не хотел. Елена уцепилась на бегу за хвост верблюда и тянула его изо всех сил назад. Погонщик тянул верблюда впереди.  Победил погонщик, хотя Елена, как безупречная мать выполнила свой долг до конца, пробежав здоровый круг по песку, глубоко утопая в нём каблуками и сорвав голос.

ИСТОРИЯ ОДНОЙ ДИПЛОМАТИЧЕСКОЙ ДИВЕРСИИ



Грустная история, рассказанная одной благородной дамой
Происходило это в Алжире. Эта леди – леди Тараканофф навязалась поехать с лордом Тараканофф на проводы кого-то там в аэропорт. Лорд особенно это не приветствовал, но в спешке активно не сопротивлялся. Всё как-то быстро произошло, и леди не заметила, как оказалась одна в аэропорту. То есть лорд и остальные посольские леди и джентельмены исчезли. Она без сумки, без денег и не владеет языками. Номер телефона консульства она не помнит. С трудом вспомнила номер телефона своей подруги. Подошла к служащему, объяснить ничего не может. Она присмотрела добрую с виду даму и подошла попросить мелочи на телефонный автомат с тем, чтобы эти деньги потом вернуть. Дама закричала на неё: «Pas dargent » , как говорят обычно нищим. Леди этого никак не ожидала, потому что была она по случаю нарядная и при своих бриллиантах. Вышла она пригорюнившись на улицу. Тут к её облегчению к ней подошёл полицейский. Кое как она объяснилась, и он посадил её в такси. В Алжире тогда были смутные времена. Нашим подданым было категорически запрещено выходить без телохранителей. Только они подъехали к посольству (леди хотела дискретно прошмыгнуть на его территорию), как открылись ворота, из которых выезжал посол. Он сердито и недоумённо на неё посмотрел, она расплакалась и пыталась объяснить, в чём дело. Когда она в очень расстроенных чувствах вернулась домой, лорд спал, как ни в чём ни бывало. Так, когда он проснулся, вместо раскаяния и извинений, он разъярился, что недвусмысленно выразил. Это ледин вариант событий.

У лорда же другая версия, которую он мне поведал, превозмогая чистые слёзы и стоны своей души. 
Уже долгое время леди нагло прекратила выполнять свои прямые супружеские обязанности. Когда он приходил уставший с работы во имя блага отечества и нации, она, вместо того, чтобы ждать его с вкусным горячим ужином, вероломно уходила поболтать к соседке. Он же находил горячий ужин на плите, а на столе лежала возмутительного содержания записка: «Дорогой лорд, я отлучилась на минутку. Соизвольте положить еду в тарелку самому и поесть.» Он так привык к такому регулярному унижению со стороны леди, что даже не заметил, что леди в тот раз не просто оказалась дома и обслужила его, но ещё и увязалась за ним, сев в его машину рядом. По возвращении из аэропорта сей важный государственный муж надел свои любимые семейные (эксклюзивные) трусы и лёг спать. И тут, прямо посреди ночи, леди заливает его слезами и покрывает упрёками. Да ещё и послу настучала. Вот из-за таких выходок глупых и недостойных леди вся политика страны катится чёрт его знает куда.

Я же думаю, что коварный лорд хотел просто избавиться от своей жены, и был недоволен, что его тщательно продуманный ход не удался. А может это леди после сорока лет счастливой супружеской жизни попросту решила уйти к очаровательному молодому алжирцу, но тот за ней не пришёл. А может это американцы расставили коварную ловушку, но хитрая и находчивая леди вывернулась, сама не подозревая. А та гневливая дама, которая отказалась помочь, и служащий были агентами.




Эта же благородная дама поехала на экскурсию в Пальмиру. Было лето. Поздно вечером, в гостинице, уставшая, она приняла душ и легла спать. Сквозь сон она почувствовала, что кто-то на неё смотрит. Она открыла глаза и увидела  стоявшего над ней незнакомого мужчину. То ли она была порядком вымотанная, то ли подумала, что это сон, в общем она не отреагировала. (Как же, поверили мы ей) Это повторилось несколько раз на протяжении всей ночи. Она так и не знает, был ли это тот же мужчина или разные. Наутро она при помощи переводчика решила выяснить. Оказывается, она забыла ключ в замке с другой стороны двери. Обычно так поступали проститутки. Видимо мужчины приходили с надеждой, а уходили с недоумением, застав вместо развесёлой гостеприимной девицы громко храпевшую леди.


У одной благородной дамы муж уехал в командировку (классическое многообещающее начало). К ней пришла мама. Вечером, так как дамы всё не могли наговориться всласть, они улеглись спать вместе в супружескую постель. Мать этой дамы легла на половине, где обычно спала дочь(так гигиеничнее, микробы всякие повсюду хвостатые). Муж неожиданно вернулся подвыпивший (классическое развитие подобных историй). Он подошёл к кровати со стороны, где обычно спала его жена, так как был он в игривом насторении. В темноте он не понял, почему ему всё твердят: "Сынок, я мама". "Конечно ты моя любимая мамочка", отвечает муж не отступаясь....
Окончание додумайте сами. Победивший получит приз, пока не знаю какой.

вторник, 29 марта 2011 г.

ПРИКЛЮЧЕНИЯ ТУХЛОЙ РЫБИНЫ



Щапа купила на Госпитальном рынке большую рыбину. Только дома она обнаружила, что рыба не свежая. Стояла жара. Тётя сунула рыбину в ведро и повезла на тот же рынок. На тётю пассажиры трамвая недовольно косились. На месте выяснилось, что продавец поехал на другой рынок, на Алайский. Тётя на двух уже трамваях поехала туда. Запах всё крепчал, а с ним и недовольство окружающих. Тётя, окутанная и пропитанная ароматом, обежала весь базар. Народное возмущение и ропот переходили в брань всё более и более выразительную и менее цензурную. Тётя, дама настойчивая, не сдавалась, обегая круги и глубоко внедряясь в уже вражеские ряды. Продавца этого она так и не нашла и с достоинством удалилась, оставляя за собой шлейф отрезвляющего зловония. А теперь внимание, фильм прокручивается в обратном порядке. Только разница в том, что ей приходится приложить немало усилий, чтобы зайти в транспорт, а потом ещё больше, чтобы её не выперли. Пассажиры уже не просто молча косятся и ворчат, а сгрудились в другом конце вагона и издали, с безопасного расстояния всеми доступными им средствами выражают протест. Она опять вернулась на всякий случай на Госпитальный рынок, а потом уже домой. Только дома, окончательно потеряв веру в справедливость, она выбросила тухлятину.

Тётя ехала в автобусе с Нямой. Был вечер. Уже стемнело. Тётя показала ему огонёк вдали, где был серпентарий и объяснила: «Видишь домик? Там змеи живут.» «А как они свет включают?» - спросил её Няма.


В воскресенье по телевизору показывают "Сельский час". Мама говорит: "Бедные коровы. Подводят к ним сзади громадного быка". Семилетний брат отвечает: "А морды у коров даже очень довольные".

Комментарий Додо (что поделать, никто не хочет комментировать, буду делать это сама. Мне не впервой. Все наверно уже спят): Севара, ты была права, про Щапу можно написать несколько томов. Бедные вы бедные.

ЕЩЁ О ФРАНЦУЗАХ



Марианна брала у меня уроки музыки. В октябре месяце она говорит: «Мне надо к новому году научиться играть рождественские песенки». Я ей рассказываю как надо держать руку, ноты, ритм... Она мне заявляет: «Зачем мне всё это надо. Я хочу просто играть.» Она жилистая и спортивная девушка, потому что ходит пешком. У неё фобия. Она никогда не пользуется абсолютно никакими видами транспорта. Живёт она от нас далеко, но так и чешет часа три быстрым шагом без перерыва. Польза для здоровья сомнительная, так как она активно вдыхает все магистральные газы. Однажды подруга всё-таки уговорила Марианну сесть к ней в машину. Только машина тронулась, как Марианна вмазалась своим длинным носом в лобовое стекло и сломала последнее, одновременно разбив первое. 
Анализ знаменитого психолога: "Думаю, что при рождении этой славной Марианны, гадалка предсказала это трагическое событие. Марианна была слишком мала, чтобы запомнить его сознательно, поэтому это предсказание осело у ней в подсознании, что и спровоцировало этот вид фобии". (Примечания автора: "ха ха ха! Видел бы ты эту Марианну. У неё не то, что подсознание, даже сознание напрочь отсутствуют. Вы бы ещё добавили Вашу лабуду про то, что нос её нёс фаллическую символику, а стекло, соответственно.... То есть она всю жизнь подавляла (сублимировала) желание вмазать свой нос куда покрепче и поглубже, исходив весь контрастный, солнечный Марсель вдоль и поперёк)

Моей ученице английского - Мадам Бастиде было 75 лет. Она сказала, что  много путешествует и ей просто необходим английский. Пришла она пару раз, а потом исчезла. Уроки были по субботам. Прошло два года, в одну из суббот она приходит как ни в чём ни бывало. Правильно, мы же договорились на уроки по субботам, а не в каждую субботу. Жаль, что я ушла оттуда. Она и сейчас, наверное, нет - нет и заходит в субботу.

ЧУШЬ ВСЯКАЯ



Попала я однажды в офис одного важного бизнесмена. На стене висела мазня (по-французски такие картины довольно точно называют «croûte » - « корка»). Это была картина его жены. Он стал мне рассказывать, что у его жены талант, и что за «корку» предлагают 3000 долларов. Поскольку энтузиазма я особого не выразила, он сказал, что я ничего в искусстве не понимаю. Я ответила из чистой вредности, что может быть, но, что картина висит кверх ногами. Тут он уже совсем изошёлся в сарказме.
Звонит он мне на следующий день, извиняется за своё поведение и с уважением в голосе говорит, что действительно, его жена зашла к нему в офис и перевернула картину.



Моя весьма беременная соседка тяжело поднимается по лестнице. "Старая я стала" - говорит она. "Какая же ты старая, ты же мама." - отвечает её семилетний сын.

Тщедушная старушка, страдающая Паркинсоном, сказала мне слабым голосом:"Стоило тени мужчины упасть на меня, как я была беременна". Такие вот мужчины, даже на дрожащих старушек свои зловещие тени разбрасывают.

Дядя спросил бабушку: "Мама, наша коза Зойка узбечка или русская?"


Дед ему говорит как-то: "Надо дружить с теми, кто умнее тебя. Ты у них многому научишься." "А кто будет дружить со мной?" - спросил дядя.


Чича увидел в луже головастиков и говорит: "Смотри, спектозоиды".


Одна моя знакомая мечтала о шубке. Люди они были небогатые. Долго копили деньги и наконец купили эту шубку. Пока родителей не было дома, их дочь взяла ножницы и... В общем, её барби были готовы достойно встретить приближающиеся морозы. Когда дама увидела это, не успела она набрать побольше воздуха в лёгкие, чему способствовал одновременный широкий взмах руки со скалкой, муж её произнёс волшебные слова, от которых дама вдруг застыла: "А ты помнишь любимую дорогую парадную скатерть твоей мамы ручной работы?" Скатерть эта была расшита цветами удивительной красоты, которые были старательно вырезаны маникюрными ножницами для удовлетворения неотложных кукольных потребностей.


Кстати о символах: рядом мясник делает колбасы невероятной длины и толщины. Он их к тому же подвешивает вертикально. Один из насмешливых подмастерьев говорит: "У этого мясника большая машина и большой нож".


В Ташкенте регулировщикам заменили дубинки (жезлы) на фосфорецирующие. Когда мы проезжали, один из этих господ махнул нам своим зелёным символом власти. Муся говорит: "Хвастается новой палкой".


Я связала Чиче котёнка. Вскоре после этого в доме появился живой котёнок. Я сказала Чиче, что произнесла магическое заклинание, и котёнок ожил. Чича мне сказал: "Что за глупости. такого не бывает". Я в это время вязала ему  обезьянку. "Не надо её оживлять - сказал мне Чича - обезьянка будет прыгать по мебели и занавескам, всё рвать и пачкать. С нас и котёнка достаточно".


В Ю-Тюбе есть кадры, где сняли кошку Нору, играющую на пианино. Чича, который столько раз тщетно учил нашего кота играть на пианино, говорит: "Надо быть по-деликатней. Не надо ставить эти кадры, когда наш кот в комнате. Его это может задеть".


Лазик обожал, когда ему чешут спину. Как-то он говорит брату: "Здорово быть кошкой. Я видел, как одна влезла на другую и чешет ей спину своими длинными и острыми когтями."


Братья близнецы смотрят друг на друга и одинаковыми голосами с одинаковыми интнациями и мимикой говорят: "Вот ты урод". "Да ты на себя посмотри. Ты такой же урод".


У трёхлетней Муси дядя Алик спрашивает: "Как по узбекски будет "хлеб"? "Нон", отвечает она. А "соль"? - "Туз". "Нитка" - "митка". "Смотри-ка, почти как по-русски", удивляется дядя Алик. А "кошка"? - "Бечарашка". ("Бечора" по-узбекски "бедный" или "бедная")


По телевизору показывают женщину в платье с декольте и разрезом. Снимают её через решётки лестничных перил. "Тётя в рваном платье в зоопарке" - говорит Муся.


Вы помните, как Кулькина однажды сказала: "Мне в десятом классе наймут ассенизатора, заниматься со мной математикой".


Она смешивала чернила, акрварельную краску, клей и ешё чёрт его знает что и выпивала всё это. Жаль, я не записала точный рецепт. Я поняла в чём секрет её красоты и процветания.


За автобусом бежит красивая девушка в открытом сарафане. Вдруг её хорошенькие округлости вывалились. Она быстро заправила их вовнутрь и продолжила свой забег. "И правильно сделала" - подумали женщина. "Жаль" - подумали мужчины. Я же думаю, что водитель был совсем не дурак.

Перед пасхой одна дама накупила яиц и осторожно и методично укладывала их в корзинку. С другой стороны её маленькая дочь взяла одно яичко и также методично и аккуратно била их. Что значит мать и дочь. Обе готовились к пасхе. 

Чиче два года. Он играет в гостиной, а мама моя вяжет за столом. Ему очень нравятся очки и спицы, но поиграть ими ему не дают. Он берёт маленький кукольный диванчик и приглашает бабушку: «Аяё, адись». Бабушка не реагирует, но он настойчиво повторяет это. Бабушка встаёт, откладывает вязанье и очки, подходит и с крехтением медленно садится почти на пол. Чича быстро бежит за стол, надевает её очки и хватает спицы. Бабушка кричит издали, но пока медленно поднимается и пересекает комнату, натыкаясь на мебель, Чиче всё-таки удаётся поиграть.

Чича ещё не умел ходить. В саду было инжирное дерево. Он на руках у моего папы  гуканьем и жестами заставляет его подойти к этому дереву, срывает самые спелые плоды, давит их в кулаке и слизывает сладкую мякоть.

Соседка попросила меня посмотреть за её двумя маленькими негритятами. Она привела их ко мне и быстро смылась. Маленькому два года, а старшему – пять лет. Маленький толстый и пузатый, а старший невозможно тонок. Только голова правильной формы качается на тонюсенькой шее. У обоих огромнейшие наичернейшие глаза, в которых тонешь. Когда младший, озираясь по сторонам, не нашёл своей матери, его охватил ужас. Он громко заплакал и меня игнорировал полностью. Старший сел на диван и посадил младшего на колени, причём его бесплотное тело исчезло полностью под пухлым тельцем брата, только тонкие лозы рук обвивали круглый младенческий живот. Удивительное ощущение, когда видишь, что один малыш, совсем маленький и такой хрупкий, пытается зашитить другого, который раза в три плотнее. В конце концов они оба, мокрые от слёз и пота, уснули.

Чича спрашивает: «Мама, ты занималась любовью два раза?». Я аж поперхнулась и судорожно соображала. «Чтобы родить Мусю и меня» - добавил он.

Муся считала, что я родила сначала её папу, а потом её. Я спросила: «А кто бабушку с дедушкой родил, а дядю?».

Мусю я будила по утрам словами: «И открыла прекрасная принцесса свои огромные лучистые глаза». Муся тут же широко распахивала глаза и говорила: «Ах!»

«Если муравью оторвать плечики, будет паучок». 

Дядя журналист со своими товарищами делал репортаж о новом сорте мандарино-лимонов. То есть с виду это мандарин, а содержание лимона. Им подарили целую коробку этих фруктов. Они предложили «мандарины» детям в садике и стали фотографировать. Дети просто набросились на фрукты и жадно ели их страшно морщась и передёргиваясь. Господа философы, вот вам наглядное доказательство того, что форма главнее содержания.

Если нас приглашали в гости, Муся, глядя на еду на столе, всякий раз, к моему изумлению и стыду, говорила: «А у вас хлеб есть? Никогда хлеба не ела». «У Вас и мясо есть, никогда мяса не ела.» и т.д. Я её понимаю, так как эффект от её слов был необыкновенный.

Дядя Мурад был бережливый. Он откладывал все карманные деньги. Его братья, быстро растратив свои, просили у него в «долг» под расписку. Он потом с воплями бегал за братьями, тряся клочками потертой бумаги. Бизнесмена из него в наше дико-капиталистическое время так и не вышло.
Мой первый бывший муж собрался на учёбу в Оксфорд. Я ему сказала, что он будет потом, как дядя Мурад, бегать, рыдая с этим дипломом по Ташкенту, и причитать: «Я высококвалифицированный специалист с оксфордским дипломом, возьмите меня на работу.» Странно, что в Оксфорд он таки не поехал и меня при том в этом не обвинял.


Тётя попросила отвести Няму записаться в школу. Учительница спрашивает: "Читать умеешь?" Ответ:"Нет". "А писать". "Нет" "Зато я в карты играть умею, сестра научила", сказал Няма, показывая на меня.


Прибегает Няма. Ему только пять лет. Это тот, который считать не умеет. Он жалуется: "Родной брат, три урюка мне продаёт за 20 копеек и две копейки ещё хочет добавить. Где это видано, чтобы один урюк стоил аж 6 копеек. А что я буду с двумя копейками делать? На них даже газировки с сиропом не купишь."


Мы ждали гостей. Накрыла я стол, разложила закуску, салаты, приборы. Пошла на кухню. Захожу я через некоторое время в столовую и вижу следующее: Муся уже в своём нарядном платье, повязала на шею белую салфеточку, положила себе с любовью салатиков и другой снеди и чинно ест ножом и вилкой прямо с белоснежной накрахмаленной скатерти.


По утрам Муся ела йогурт. Я вытаскивала баночку из холодильника и ставила в тёплую воду, чтобы он согрелся, пока я бегаю по дому. В субботу Мусечка встаёт спозаранку (часов в 11 утра) и будит меня под предлогом, что хочет есть. Я её умоляю: "Мусечка, ты большая девочка, тебе уже четыре годика, дай мне поспать. Возьми в холодильнике бутерброды с сыром в тарелке и поешь сама". Муся вернулась гордо облизываясь, почему-то с мокрыми рукавами. Она вынула тарелку, пододвинула к раковине стул, забралась на него и положила бутерброды под горячую воду. Я поняла это по размокшим кускам хлеба и сыра в раковине.


"Уважаемая Зулфия, поставьте пожалуйста утюг на мои брюки и на брюки моего товарища Мирзы".
"Бу череп менинг эмас" - "Это не мой череп". (Из записки студента мед института)


"Прошу Вас оформить подпиську (так и было написано, клянусь) на ваш журнал. Стучать в дверь домика, что слева от ворот."

воскресенье, 27 марта 2011 г.

ЗЕЛЁНЫЙ ЗМИЙ

Мой сын спросил меня: "Почему у луны есть глаза и рот, а ушей нет?"


В какие-то очень стародавние времена на безухой Луне стояла срашная, не свойственная для климата этой планеты, жара (обратите внимание на смену декораций, прошу не путать с Марсом). Вообще, примите к сведению, что герои всё время хаотично передвигаются («броуновское движение», надо же как школа из меня попёрла. Никогда не думала, что вся масса этих сведений мне когда-нибудь пригодится) по космосу. Некая межгалактическая мадам со своей такой же сестрой затеяли уборку. Это когда со зверским выражением на лице вываливается содержимое всех шкафов, несмотря на ваши мольбы и попытки ухватить и припрятать самое сокровенное, мебель отодвигается, и всё вокруг моется и скребётся. И всё это затевается с целью доказать вашу леность и полную никчемность вашего существования. Когда вы пытаетесь помочь, эта ваша никчемность проявляется и доказывается во всей её полноте и совершенстве. Тогда, оставив безнадёжные и бесполезные попытки спасти репутацию, вы и сами начинаете верить вашей вербальной и невербальной характеристике, полностью раздавленный и подавленный, вы пытаетесь забиться в угол. Вас оттуда выметают метлой, как зелёного змия. Не дай бог уйти. Вас занесут в «старое досье», как здесь говорят (уже на другой планете), которое будут вытаскивать при всяком подходящем (только не для Вас) случае. Так вот, эти две утончённые и благовоспитанные леди посадили нас за стол в намытой до боли в глазах (а если вы безответный ребёнок, то и в других, пардон, Ваших местах) комнате. На стол поставили горячую варёную молодую картошку, сливочное масло, соль, помидорчики и огурчики, а за стол посадили нас – меня с двоюродной сестрой и моим единоутробным братом. По случаю жары мы были в беленьких трусиках. Пока мы с сестрой наслаждались с детской беспечностью процессом поглощения пищи, мой брат (ему было два года) решил тоже принять участие. Он полез на стол, так как иначе обслужить себя бы не смог, ухватил скользкую картофелину, опустил её в маслёнку, с таявшим сливочным маслом, и попытался ухватить, чтобы донести до рта. Картофелина выскользнула из его маленькой руки. Он предпринял вторую попытку, отчего каротфелина отлетела в наичистейший угол. Он был товарищ настойчивый, от своих намерений отказываться не собирался. Такому же обращению были подвергнуты остальные картофелины. Тогда он, весь масляный, вдоволь накатавшись по столу, спустился на пол и продолжил там своё грязное и подлое дело. На полу его попытки увенчались триумфом, потому что он отказался от помощи рук, а сразу ртом надевал себя на еду (помните удава, который заглатывает слона?), продолжая скользить. Тут-то мама и тётя со своими тряпками и швабрами его и застукали. Ревели мы все трое с набитами ртами.


Комментарий Додо: кто сейчас помнит, что наша Юлдуз была председатель общества трезвенников? А приходилось ли вам видеть Юлдуз подвыпившей? Ещё смешнее, чем пьяный жираф. Посмотрите в "You tube". Я имею в виду жирафа, жаль не Юлдуз.

ЧУДЕСА

Мой папа совсем не рукодельник. Но руки у него всё время чешутся, чтобы что-то отремонтировать или починить. Если он предложит Вам свои услуги, ни за что не соглашайтесь. В квартире он сам ставил замки. Задом наперёд, кверх тормашками. То есть если для того, чтобы открыть дверь, надо повернуть ручку направо, то у нас надо было повернуть налево. Если надо было опустить её вниз, то у нас наверх. Ключ соответственно поворачивать в обратную от общепринятой сторону. Он говорил, что это замки с «секретом». Представляете себе самого знаменитого медвежатника, удивлённо-удручённо-взмыленного, тщетно пытающегося вскрыть самый простой замок. Ручка замка в двери на балкон, как и все остальные, поднималась наверх, если вы хотели открыть дверь. Но потом под силой тяжести, особенно, если дверь захлопывалась, ручка падала горизонтально направо и блокировала дверь. Папе, человку восточному и горячему всегда жарко. Обычно дома он ходит в семейных трусах даже в мороз и в таком же виде выходит на балкон, полюбоваться пейзажем и прохожими, да и себя показать. При этом от него валит пар. Однажды, стоял мороз около 20-ти градусов. Он был дома один. Вышел он на балкон. Дверь за ним захлопнулась и «секрет» сработал. Было рабочее время, да ещё и окна у соседей были закрыты к тому же. Пока он бился о дверь и окна как
птица, он осознал, что даже если чудом кто-то придёт вдруг домой, то входную дверь не откроет, так как там с другой стороны в замке торчит ключ. На балконе не было ни картонной коробки, ни мешка с картошкой или луком (он любит порядок). На кухне у нас было всегда открыто узкое длинное окно. Тут чудо и свершилось. Он пролез в это окно. Потом никто не верил. Специально измеряли моего папу и ширину оконного проёма. Несоответствие размеров было вопиющим. Может вы разгадаете эту тайну.

МОЙ ПЕРВЫЙ МУЖ И МОЛОТОК
Самым любимым инструментом моего первого мужа был молоток. Он, можно сказать, с ним не расставался. Радио замолчало, он его молотком. (Вот его отец, если чинил что-нибудь, то всегда пара-тройка деталей оставалась не у дела. Так этот прибор работал). В Индии, где прошёл мой первый в жизни медовый месяц, мы жили в гостиницах. В каждой из них открыватель (или винт, или как там ещё не знаю, в общем вы поняли) водопроводного крана действовал по-разному. Где-то надо было его приподнять и для горячей воды повернуть направо, а для холодной налево, где-то надо было нажать сверху и поворачивать, где-то он вообще скрывался под раковиной, я его просто толкала коленом, где-то он срабатывал, если вы просто подставляли руки под сам кран. Указатели и схемы были на виду. У нас голубой кран для холодной, а красный для горячей воды. Вернёмся к моему бывшему. Я никак не могла понять  почему, когда он заходит в ванну, оттуда раздаётся равномерный стук. Мой бывший не спрашивал у женщины, а просто снимал башмак и стучал.

Надо было прибить крючки для полотенец в ванной. Я заранее купила красивые крючки. Были они в наборе с гвоздями. Мой муж долго собирался с духом (пару месяцев, это точно). Потом, хорошо поев и покурив, он разложил на полу ванной газету, сказав, чтобы женщина не мешалась, и спрашивая, где газета, где молоток (а был он у него заткнут за резинку трусов – самое место), где то, где сё. Он взял громадный гвоздь и ловко всадил его в дверь. Потом он с видом победителя, укротителя гвоздей и молотков, велел мне всё убрать, готовя одновременно ему кофе и делая массаж. Я торжественно повесила полотенце. На другой конец  гвоздя, что торчал на пять сантиметров с другой стороны двери, со стороны коридора, я, будучи новобрачной и ещё не заматеревшей женой, похвалилив и поблагодарив его, повесила другое полотенце. Очень практично. Надо будет на досуге запатентовать.

Жарила я картошку. Потом убавила огонь и закрыла сковородку крышкой. Когда я хотела её открыть, чтобы помешать картошку, выяснилось, что крышка при нагревании расширилась (спасибо Раисе Ивановне – учительнице по физике) и сниматься не собиралась. Я позвала мужа. Он велел мне принести отвёртку и молоток (я была молода и послушалась, см. выше), установил отвёртку в зазор между сковородкой и крышкой (прямо инструкция по применению) и ударил со всей силы. Раздался оглушительный взрыв (у мужа была другая учительница по физике). Чугунная плита разлетелась вместе со всем, что на ней было. Мы чудом, без единой царапинки даже, уцелели. Вот такие бывают чудеса.


Мой первый муж по ночам разговаривал (и не только, к сожалению, а иногда к удовольствию). Разговаривал он внятно и осмысленно, не то, что в бодрствующим состоянии. В Индии, в гостинице, вдоволь настучавшись о выключатели, дверные ручки и краны (чем же ещё заняться в медовый месяц) он уснул. Часа в три ночи он меня будит со словами: «Вставай, приводи себя в порядок, сейчас придут люди". Я без лишних расспросов (всё равно бесполезно), этакая Чио-Чио сан, Пенелопа (та, что жена Одиссея, а не Круз), приняла душ, оделась и жду людей, погружённая в догадки. Прождав пару часов я не выдержала и растолкала его. Он посмотрел на меня удивлённо и говорит подозрительно так: «А куда это ты собралась, на ночь глядя. Ты часто так делаешь?» Так он мне и не поверил. Читатели джентельмены сейчас, читая эти строки, говорят: «Как же, вам только поверь». Дамы, я надеюсь, вы хоть мне сочувствуете.



Я только вышла замуж и в новой квартире много чего не хватало. Я никак не могла найти простую деревянную разделочную доску. Попросила своего Самого Первого мужа. На следующий день он принёс доску, но видом она мне что-то упорно напоминала. Потом я, как та старуха с корытом у Пушкина, попросила Самого Первого чехлы для дивана и кресел. Моё желание было выполнено. Чехлы эти мне тоже о чём-то говорили. Прихожу я в министерство, где он работал. Шикарное такое здание. В приёмной прямо посреди зала в паркетном полу  зияет дыра. Тут я признала свою доску. На окнах где-то есть занавески, а где-то нет, асимметрично так... Как ему удалось это всё спереть? Вдохновлённый успехом он прихватил как-то старейшую печатную машинку. Очень громоздкую и тяжёлую. Зачем? 


"Мы были молоды и красивы, теперь мы просто красивы" - мой первый свёкор.






суббота, 26 марта 2011 г.

МАШИНЫ ПРИКЛЮЧЕНИЯ


Тут меня просто запугали осторожные до паранойи люди, убеждая тщательно выдумывать имена и географические названия. Если Вы заметили, я уже начала заметать следы. К прототипам моих персонажей я отношусь с большой и нежной симпатией (завиляла я хвостом и подобострастно заглянула в глаза. Только руки лизнуть осталось).

Вышла она замуж рано, почти ребёнком (хотя это состояние души и к биологическому возрасту отношения не имеет). Забеременела она, и приблизился день х вплотную. Ночью у неё начались схватки. Муж её, он всегда всё знает (чаще это бывает наоборот), ей говорит: «У Вас просто несварение желудка, Машахон («хон» это равнозначно «леди» ), говорит он аристократично так (он и вправду голубых кровей, а у марсиан – события разворачиваются на Марсе – «белая кость». У всех бежевая, а у них белая). Она послушно пошла в туалет. Схватки учащаются, посещения туалета тоже. Свекровь решила взойти на трон (я прониклась марсианским аристократизмом), а там занято. Один раз занято, второй раз занято. Тут она, слава богу, поняла и потащила, несмотря на протест своего почти августейшего отпрыска, леди Машу в роддом. 
( Кстати помните ли вы, мои дорогие марсиане, как деревья и столбы около шестого роддома были увешаны элегантными джентельменами в безупречных костюмах, потому, что они были там сразу после или во время работы? Они сидели на ветках с авоськами с кефиром и морально поддерживали своих марсианских супруг мимикой и криками). Лорд Джон весь бледный сидел в отстойнике и ждал (на дерево он не полез). Жалостливая нянечка пошла пошпионить и вышла со следующей новостью: «У неё всё в порядке. Ребёнка выдавливают», и пояснила, чтобы успокоить несчастного лорда: «Натянули простыню поперёк живота и повисли с обеих сторон». Поэтому отпрыск получился длинный и тонкий. Он у вас там на Марсе, можете сами удостовериться. Прихожу я к ним в гости (в те времена я проживала на Марсе). Леди представила мне почти августейший продукт, повернула его на животик и, ткнув пальцем в мошонку, сказала с материнской гордостью: «Смотри, вот умора-то». Лорд подошёл, выхватил беспечного младенца из её рук и гневно изрёк: «Машахон (то есть леди Маша), Вам бы так».

пятница, 25 марта 2011 г.

РАФИНИРОВАННЫЙ ЖАН ПОЛЬ



Жан Поль – капитан дальнего плавания в отставке, старый морской волк. Жена его бросила сразу же после его выхода на пенсию. К семейной жизни они оба не были приспособлены. Видела она его раз в год в течении месяца с деньгами, вываливающимися из всех карманов. Идеальный муж. Тут они для себя открыли друг друга и все прелести совместного проживания, да и денег у него заметно поубавилось, и приходилось учитывать его низменные потребности при планировании семейного бюджета. Купил он себе дорогущую маленькую квартирку с видом на море. Громадные окна без занавесок, а за ними море. Квартира изящно обставлена корабельными деревянными, кованными железом сундуками, якорями, на полках тома книг по навигации, по приливам-отливам, бинокль, всякие компасы и сектанты, макеты кораблей в бутылках и без, подвешены железные фляжки. На стенах, на которых осталось очень мало свободного места, плотно висят с тонким вкусом подобранные картины. Плотно, потому что висят они под углом, чтобы больше поместилось. Догадливые читатели, как вы думаете, что изображено на этих картинах? Правильно. Море. А ещё что? Правильно – корабли. Капитан – человек организованый. Корабли все в одинаковом ракурсе, словно плывут они по ясному и спокойному или грозному штормовому морю прямо на вас, под небольшим углом влево, дабы вы могли насладиться их величавой красотой во всей полноте (лихо я так завернула, аж саму пробрало). Сидит он величественно в кресле с высокой спинкой перед компьютером, на экране которого что? Правильно. Море. Сидит и храпит. Храпит он громко. Всё бы ничего, если бы он не сбивался с ритма. Периодически он перестаёт храпеть и это очень настораживает, потом он дёргается несколько раз в конвульсиях и, к нашему облегчению, опять храпит. В туалете прямо перед унитазом у него белый шкафчик. В нём чистые полотенца, а на нём профессиональные журналы и газеты. Какого содержания? Да-да. Вот именно. На дверцах  шкафчика большое тёмное пятно. Если он заходит в туалет своей специфической походкой (сначала я, далёкий от навигации человек, думала, что походка такая объясняется особенностями его анатомического строения внизу живота, но потом я поняла, глупая), (горе вам, если невтерпёж), то пропадает там надолго. Оттуда доносится храп с перерывами и ритмический глухой стук. Это не ремонт у соседей. Это он, уснув, клюёт носом, а точнее стучит лбом о мебель. На лбу у него всегда шишка. Он не догадывается почему. Его поклонница Вероника утверждает, что он «рафинированный». У него долго была морская привычка харкаться из окна машины и ругаться на других водителей и прохожих. В море он обкладывал, наверное, рыб и дельфинов один в рубке. Отказаться ему от этой изысканной манеры прочищать носоглотку пришлось после того, как он харкнул, но забыл предварительно открыть окно. Он погрустнел от этого. Да, жизнь сильно поиздевалась над ним. Несмотря ни на что он остаётся утончённым эстетом (это профессиональное) и целует дамам руки. Я обычно испуганно вздрагиваю при этом, но усилием воли руки не отдёргиваю.

МАРИ, ПАТРИК И К°



У Мари умер дед. Я позвонила ей и оставила сообщение: «Прими мои глубчайшие соболезнования. Очень жаль, хороший был человек, разделяю вашу боль и т.д.» Позже раздаётся звонок. Незнакомая дама мне говорит: «Вы мне звонили? А кто Вы?» Выяснилось, что я ошиблась номером.

Мари – секретарь Патрика. Они работают вместе много лет. Часто я бываю свидетелем такой сцены: он едет в машине, звонит ей и говорит только это – «Где я?». Мари, идеальный секретарь, отвечает без предварительных расспросов: «Проедешь двести метров, поверни направо. Нет, не налево, но ничего. Вот здесь ты поверни опять направо, видишь, газетный киоск, езжай прямо, после него сразу же налево ещё сто метров до столба и тормози. Выйдешь из машины, осторожно перейди через дорогу, пройди пять шагов, повернись лицом к двери, нажми на второй звонок снизу, не сверху, а снизу, и жди.» Что меня поражает, что она не только точно до последнего метра и шага знает, куда он направляется, даже если он ей ничего не сказал об этом, но и где он повернёт не там и проедет мимо. Иногда я думаю, что она им манипулирует. Специально отправляет его туда, куда ей надо, а не ему. А ему и в голову не придёт, что собирался он вообще-то не туда. Кажется, что он её спрашивает: "Кто я?" Я даже её подговаривала сказать ему, что он королева английская.
,

РАЗВОД ПО-ФРАНЦУЗСКИ ИЛИ МАТА ХАРИ

В восемь утра мы с кучей других несчастных разводящихся были в суде на перекличке. Нам посоветовали ждать в отстойнике своей участи. Народ собрался грустный и даже злой, обманувшийся в мечтах и чаяниях, ещё не возрадовавшийся освобождению и не успевший проникнуться новым светлым лучем надежды. К обеду по очереди стали они отлучаться на минуточку и возвращались несколько приободрившимися и подобревшими. Судя по запаху, который всё крепчал, дела у барменов в округе шли очень даже неплохо. Луй пришёл с чемоданом компромата. Он обошёл несчастных по очереди, что-то выразительно рассказывал, посматривая на меня. Ему вежливо и сочувственно кивали головами. Каждый раз он не ленился раскладывать перед ними содержимое чемодана.
Прошли мы чистилище в восемь вечера. Когда я вышла из здания суда, заметила на улице большое количество мужчин, которые скромно стояли по сторонам. Они стали подходить ко мне по одному и выражать изо всех сил сочувствие, галантно предлагать поддержку и приглашать в ресторан. Я подумала, что несвойственная мне обычно худоба и томные круги под глазами, наверное, придают особое очарование.
Поняла я всё через несколько дней, когда как-то в книжном магазине встретила Жан Поля. 

После первой встречи в банке и чашечки кофе я, как женщина порядочная («не отдающаяся молча»), ему номера телефона не дала. Потом я пару раз встретилась с ним случайно на улице. Жили мы по соседству. Во время одной из таких встреч он церемонно пригласил меня с мужем к себе на апперитив. Я спокойно дала ему номер домашнего телефона, подумав, что всё равно скоро меня там не будет. Через несколько дней после моего ухода от семейного очага он позвонил. Тут Луй стал ему на полном серьёзе рассказывать, что я двойной агент, что я поддерживаю себя в отличной физической форме, свободно владею гипнозом и телепатией, а также приёмами выведывания важных государственных тайн в обстановке супружеской интимности. Рассказывал он это так убедительно, что даже Жан Поль - трезвомыслящий и видавший виды человек, ему поверил и по его словам «очень возбудился».
Слухи о моей спортивности действительно ходили вот почему. Открыть Луёвую калитку снаружи моим ключом было невозможно. Я ему несколько раз сказала об этом, но настаивать не стала. Не начинать же супружескую жизнь с нытья и скандалов. Проще было перелезть. По утрам я отводила девочек в школу, а потом, на глазах у всех соседей, как раз в это время они все отправлялись на работу, перелезала через довольно высокий забор. Делала я это несколько раз в день даже будучи всё больше и больше беременной, вплоть до самых родов.
О моём ясновидении. Прошло около месяца после свадьбы. Луй пришёл с работы и спрашивает меня на своей версии английского: «Вер из май касороль? Ши воз вери (р грассирующая) гуд касорюль». ( Так я поняла, что «кастрюля, это слово французского происхождения и женского рода.) Потом он мне таким же образом говорит: «Вер из май ваз? Хи воз оф май мозер» (Значит «ваза» мужского рода). Я ему отвечаю по существу: «Незадолго до меня, после смерти твоей жены, у тебя было две женщины. Одна украла кастрюлю, а другая разбила вазу.» Вот тут в первый раз в его душу закралась идея о моих сверхъестественных способностях.
Теперь насчёт «интимности». Я практиковала на нём «древние традиции азиатской школы, которым у нас обучают девочек с раннего детства», особенно когда была зла на него. Ходил он после этого с трудом, но был горд «инициацией» и воображал в тайне перед коллегами («показывал фигушку в кармане»).

четверг, 24 марта 2011 г.

ПИПИ И ЗИЗИ



Зимой мы с Мусей каждый день ходили гулять. Сначала я одевалась, потом одевала Мусю. Памперсов тогда не было, поэтому я её высаживала на горшок. Надевала я на неё комбинезон и спускалась по крутой лестнице. Внизу Муся говорила «Пипи». Я пулей неслась наверх с тяжёлой сопротивляющейся и протестующей Мусей. Там я быстро стаскивала с неё кучу одежды и сажала на горшок. Потом опять одевала её и мы снова спускались. Внизу она опять говоила «Пипи». Сцена повторялась. Я уже всерьёз забеспокоилась и подумывала показать Мусю врачу. Когда на пятый раз процедуры мы спустились вниз, мы столкнулись с Ферузой, соседкой. Муся показала на неё и сказала «Пипи». Так Ферузу до сих пор и называют.

Чиче было три года. Он вдруг заметил, что у меня нет зизи. Он так и сказал: «А где твой зизи? Это папа его забрал? Я ему скажу, пусть вернёт.» Потом подумал немного и решил, что связываться с папой страшно. Тогда он говорит: «Если будешь себя хорошо вести, попрошу Деда Мороза.»



Шли мы с Чичей по улице, а на краю дороги сбитый машиной голубь. Я говорю Чиче: «Видишь, надо осторожно переходить через дорогу.» Он меня спрашивает: «Почему он не летел?»

Тот же Чича говорит: «У луны есть глаза и рот, а где у неё уши?»

Мы сидим с Мусей в ресторане и я её поучаю: «Надо уметь вести себя за столом. Когда вырастешь, пригласят тебя в гости на обед и скажут: «Какая хорошая, воспитанная девочка». Муся продолжает: «И всё потому, что её в детстве много ругали».


Чича увидел монашек и говорит: "Смотри, привидения!"



Из окна высотного дома спасатели выносят старушку на носилках. Чича так и замер. Красная машина с мигалками, сирены, лестница, спасатели "обрядившиеся" (Чичино выражение) в пожарников... Чича просто замер в восторге: "Бабушка умерла, её повезут в больницу, разрежут ей живот, залепят скотчем и больше мёртвой она не будет." Вот они, гены хирурга, а не почтальона.
Папа поехал к брату, у которого родился сын "помочь". Звонит маме каждый день и рассказывает, что он меняет памперсы (!!!), готовит еду, словом "помогает". Ляльке исполнился месяц. Мама спрашивает наивно так: "А какие у него глаза?" Папа ей в ответ: "Они у него ещё не прорезались".
Чиче несколько месяцев (глаза у него уже прорезались, но иногда косят). Он делает бррр слюнявым ртом. Луй говорит, "Почему ты позволяешь ему это делать. Так у него это и войдёт на всю жизнь в привычку". Да, привычки формируются в этом возрасте. Позже в лучшем случае их удаётся контролировать, но потом они всё равно возвращаются. Я имею ввиду гулить, мочить штаны... В этом виноваты плохие матери.
Сура и Азика идут мимо солидного серого здания. Сура говорит ей шёпотом: «Это КГБ. Сделай вид, что не знаешь.». Азика подумала, что она умеет делать вид, что знает, а как сделать вид, что 
не знаешь? Тем более, если все в курсе, и висит там большая табличка?









ОПЯТЬ ПРО ГРЕБЁНКУ



Хотелось мне модную для тех времён стрижку. В парикмахерских всех стригли под одну гребёнку (может эту историю надо отнести в раздел «Про милиционеров и гребёнку»?). Пришла я к Ивановой, а у неё как раз такая же стрижка. У Жанки, её подруги тоже. Это Надя постаралась. Попросила и я тоже. Сидела я лицом к зеркалу и была удовлетворена увиденным. Потом пошла мыть голову и подумала, что на затылке, вроде бы коротковато. Вышла я от неё очень довольная, иду по улице, а прохожие, которые идут мне навстречу, спокойно проходят, но те, которые сзади, обгоняют меня и заглядывают в лицо. Дома бабушка очень одобрила, так как была уже в постели и видела меня только в фас. Утром, когда я спокойно завтракала, она проходила мимо сзади и как начала причитать: «Ах эта Надя, поганка такая, знала я, что завидует она твоей красоте. Какая плохая девочка, да руки ей надо оторвать, да то, да сё....». На занятия я опоздала. Была поточная лекция. Места были на переднем ряду. Какой шум тут поднялся сзади. А препод всё понять не может, в чём дело. Так их успокоить и не могла. Меня это ни капельки не расстроило. Наоборот я была благодарна Наде. У меня было тогда столько поклонников, как никогда ранее.

Утром я завтракала в одиночестве, обставив себя со всех сторон зеркалами. Дядя проходил мимо и говорит: «Какое хорошее общество тут собралось. Какие все приятные люди!».

ПРО БУВУ



Бува решила отмазаться от военки и мне посоветовала. Решили мы симулировать астму. Хроническую астму, когда нет обострения, опознать нельзя. Бува инструктировала меня, что при приступах тяжело выдыхать (а может вдыхать), надо, чтобы были микробы какие-то в мокроте и жёсткое дыхание. «Жёсткое дыхание, это чушь. Надо накуриться хорошенько до осмотра. Мокроту попроси у астматика.» Стала я прикидывать, у кого же астма. Тёти и соседи поплевали мне в баночку, но шансов было мало. Тут выяснилось, что у Жени (это моя лучшая подруга) у папы самая настоящая хроническая астма. Он тоже харкнул, что внесло в мою душу чувство глубокого покоя и уверенности.
Легли мы с Бувой для обследования в больницу. На анкетах у нас была наклеена большая красная звезда и написано что-то военное. Любопытным соседям по палате я объяснила, что собираюсь добровольцем в Афганистан. Они табуном ко мне приходили и уговаривали одуматься пока не поздно, приносили для аргументации всякие вкусности почему-то. Стрижка у меня тогда была почти тифозная, в подтверждение (почему «почти тифозная» это отдельная история). Дали нам всякие баночки для анализов. Утром пошла я за ними в туалет. Туалет был самый антисанитарный. Встала я там в раздумьях следующих: 1. как определить в этой куче, что моё. Хватать чужое неизвестно с какими микробами, чтобы меня потом лечили не знаю от чего, не хотелось. 2.допустим мне удастся это выявить, а как тогда и чем подцепить, чтобы уложить в баночку. Слышу тут низкий голос Бувы: «Вот ты дура. Я заранее позаботилась, из дома принесла. Да ничего, сказала она великодушно, я с тобой поделюсь. У меня этого добра навалом.» Пошли мы в её палату. Вытащила она из сумки свёрток с большим спичечным коробом, отвалила мне кусочек и заверила: «Не бойся. Качества самого лучшего. Я до этого хорошо поела и уже несколько раз сдавала. Товар проверенный. Надо только размочить. Засох.»

Вечером все больные сидели в зале и смотрели телевизор. Телефон был в коридоре, бабушка моя была глухая, а у меня голос пронзительный. Позвонила я бабушке, а она заквохотала: «Как ты там? Тепло одеваешься? Не голодная? А что ты ела?» Я ей отвечаю: «Всё в порядке. Кормят здесь хорошо. Сегодня давали плов, манты, шашлык.» Когда я вернулась к телевизору, больные меня спросили: «А что ты не сказала, что на завтра у нас икра и шампанское, семга и осетрина, лебеди фаршированные?»

А ЭТО ИЗ ИСТОРИИ МЕЖДУНАРОДНОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ

ОБРАЩЕНИЕ ДОДО К ВАМ ВСЕМ

Товарищи читатели и почитатели, очень растрогана вашими отзывами. Особенно мне понравилось замечании о «тонкости» моих воспоминаний. В очередной раз мы наглядно видим проявления закона сохранения энергии. Я всё думала, а куда это моя тонкость девается с годами.



Пошли мы с Мусей за покупками. Жили мы на втором этаже. У соседей внизу был виноградник, который в высоту доходил до наших окон. Подходим мы к дому, а перед ним толпа соседей, которые смотрят наверх. Мы тоже подняли головы. Там, на самом верху, сидит мой брат. Он с своём чёрном костюме, белой рубашке и галстуке, на четвереньках на самой верхушке. Окна наши открыты и он, для того, чтобы добраться до них по винограднику, должен сделать последний опасный и решительный прыжок. Надо быстро наступить на последнюю хлипкую балку (быстро, потому что она рассчитана на гибкую и тонкую виноградную лозу, а не на моего брата) и допрыгнуть до карниза. Брат никак не может решиться и колеблется, то ли ему слезть, потому что он увидел нас с ключами, то ли продвинуться вперёд. И то и другое одинаково опасно. Тут он осознал, а сначала он только увидел, что это я. Стал так ругаться, что виноградник, который и без того ходуном ходил, стал раскачиваться всё с большей и большей амплитудой. Я, само собой тоже за словом в карман не полезла, благо была в безопасности. У публики прямо спёрло дыхание. Соседка, дама практичная, посоветовала мне поскорее, от греха подальше, убраться с его глаз долой. Что я и сделала нехотя.
Теперь я раскрою вам секрет или подоплёку сей живописной сцены. Начальник брата объявил ему, что они срочно едут в другой город, что их ждёт особый самолёт, и что надо быстро заехать домой за вещами. Брат никогда не брал свою связку ключей. Мы с Мусей никак не могли предвидеть такого поворота событий и спокойно пошли гулять. Не знаю, как брат тогда спустился. А спрашивать его, хотя прошло много лет, всё не решаюсь.

У брата шеф был шотландец. Он часто любил говорить, что узбеки то, что узбеки сё. Однажды мой брат не выдержал и спросил его: «А что вы там носите под вашими юбками, когда прыгаете по камням и чертополоху (символ шотландии) в ваших горах? Волынки?» А Алан гордо отвечает: «Во-первых не юбки, а «кильты» (это правда, на дай бог назвать эту часть их мужского туалета «юбкой»), а во-вторых, мы скачем по нашим горам и кричим: «Оххо, мы свободны и независимы. Мы смелые ребята»». На что брат отвечает, что кричат они всё это, наверняка, визгливыми голосами.

Должна была я выслать брату его рубашки и костюм. Нигде найти их не могла. Искала у родителей, у себя, у бабушки. В конце концов я нашла его грязные вещи в бельевом шкафу у Алана. А окна спальни Алана были замурованы, потому, что, когда они отмечали чей-то день рождения, они оскорбляли соседа самой грязной шотландской нецензурщиной из этого окна. Сосед его и замуровал. У Алана была подружка, красивая турчанка. Я спросила у брата: «Это такая-то с длинными, густыми и чёрными волосами?» «Да - ответил он – причём повсюду»


Как-то я плакалась брату, что вот, быт засосал, жизнь мимо проходит. А вот такая-то зарабатывает стлько-то, а такая-то опять пошла на повышение, а Марина вообще путешествует по всему миру. Брат меня тогда здорово утешил: "Представляешь себе, суёт свои тощие мохнатые кривульки по всему миру, а люди и говорят: "Бедная ты бедная, и как же тебя так угораздило."



вторник, 22 марта 2011 г.

جغرافیای ایران ИЛИ ВЕЧНАЯ ВЕРНОСТЬ ВЗГЛЯДАМ И ПРИНЦИПАМ

Помните ли вы Цапенко? Да, учителя по географии Ирана ( جغرافیای ایران -  первокурсников всегда смешит произношение), который был очень старый. Когда он ещё преподавал моей тёте, он уже тогда был старый. Пользовался он страшной репутацией. Старшекурсники любили рассказывать младшим товарищам о его лютых зверствах. Как за одно опоздание на три минуты он не допускал к экзамену, что, даже будучи при смерти, не дай бог не приползти из последних сил. Его пара была четвёртая по вторникам. Оставаться совсем не хотелось. К началу урока обычно приходил какой-нибудь изверг старшекурсник и говорил, что Цапенко умер. Даже показывал некролог в газете. Было это каждый вторник. Каждый раз мы верили, потому что очень хотелось и, бурно радуясь, устремлялись к выходу. Тут мы с разочарованием наталкивались на еле ползущего бессмертного Цапенко. Приходилось возвращаться в класс. Он клал свой допотопный портфель с толстым слоём изоляционной ленты на ручке на пол. Портфель этот тут же томно растекался во все стороны. Из-за густых пучков седых волос в ушах он был глух. Ширинку он принципиально не застёгивал. Рассказывал он об Иране невероятные вещи. В Тегеране (это в начале восьмидесятых годов прошлого столетия), оказывается было всего три или четыре автомобиля. Люди передвигались на ослах и верблюдах. А гостиница «Шератон», последнее достижение и городость иранцев, была высотой почти такая же (невероятно, представляете себе!) как гостиница Россия в Москве. Азербайджан он называл Азеберджан и поправлял нас, если мы не так произносили. Мне всегда казалось, что если хорошенько, превозмогая сон прислушаться, услышишь от него, что Иран плоский и покоится на трёх китах. Этот яркий образ Цапенковского Ирана так проник в меня и закрепился, что я и по сей день его таким себе и представляю. Надеюсь, что он и сейчас жив и рассказывает ту же вечную версию географии Ирана.  


Кто-то там у него (какой-то народ или племя) много раз переходил из исламской веры в христианскую и наоборот. Причём он пояснял, что каждый раз при принятии мусульманской религии всю мужскую половину населения подвергали обрезанию (бедные, что же у них осталось).



Цапенко принимал экзамен. Мы тряслись. Один старшекурсник говорит: «А что вы боитесь? Он глухой. Хотите докажу?» Взял Расуловскую зачётку, зашёл в класс и заявил, что отвечает без подготовки. Не знаю, как это Цапенко не заметил разницы между этим студентом и фотографией в зачётке. Взял этот самозванец указку и уверено начал говорить что попало. 
Цапенко остановил его, сказав: «Да был у меня уже такой студент», и поставил «отл.»


Шавкату, моему сокурснику было аж 24 года. Он был даже женат и имел детей. Так этот солидный человек заполз на карачках в класс, спёр билет и, зажав между зубами, уполз таким же образом. Потом я слышала его ликующие крики в коридоре.



Бабушка моя однажды сказала: «Ты помнишь старушку, бабушка которой училась в Лолином классе?» Бедной Лоле тогда было не больше 10-ти лет.



Уже во Франции на уроке по туризму препод говорит о Венеции, карнавале и галерах. Я представила себе женщин в длинных платьях, париках и масках, которые гребут. Полуголый тип с татуировкой бьёт в барабан, а другой, здоровый такой, ходит с плёткой и охаживает дам по их мраморным ослепительным плечам.

Речь идёт о Шопене, о его домике в Желязной Воле и его связи с Жорж Санд. Одна девочка спрашивает: "Он тоже был голубой?"