четверг, 24 марта 2011 г.

А ЭТО ИЗ ИСТОРИИ МЕЖДУНАРОДНОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ

ОБРАЩЕНИЕ ДОДО К ВАМ ВСЕМ

Товарищи читатели и почитатели, очень растрогана вашими отзывами. Особенно мне понравилось замечании о «тонкости» моих воспоминаний. В очередной раз мы наглядно видим проявления закона сохранения энергии. Я всё думала, а куда это моя тонкость девается с годами.



Пошли мы с Мусей за покупками. Жили мы на втором этаже. У соседей внизу был виноградник, который в высоту доходил до наших окон. Подходим мы к дому, а перед ним толпа соседей, которые смотрят наверх. Мы тоже подняли головы. Там, на самом верху, сидит мой брат. Он с своём чёрном костюме, белой рубашке и галстуке, на четвереньках на самой верхушке. Окна наши открыты и он, для того, чтобы добраться до них по винограднику, должен сделать последний опасный и решительный прыжок. Надо быстро наступить на последнюю хлипкую балку (быстро, потому что она рассчитана на гибкую и тонкую виноградную лозу, а не на моего брата) и допрыгнуть до карниза. Брат никак не может решиться и колеблется, то ли ему слезть, потому что он увидел нас с ключами, то ли продвинуться вперёд. И то и другое одинаково опасно. Тут он осознал, а сначала он только увидел, что это я. Стал так ругаться, что виноградник, который и без того ходуном ходил, стал раскачиваться всё с большей и большей амплитудой. Я, само собой тоже за словом в карман не полезла, благо была в безопасности. У публики прямо спёрло дыхание. Соседка, дама практичная, посоветовала мне поскорее, от греха подальше, убраться с его глаз долой. Что я и сделала нехотя.
Теперь я раскрою вам секрет или подоплёку сей живописной сцены. Начальник брата объявил ему, что они срочно едут в другой город, что их ждёт особый самолёт, и что надо быстро заехать домой за вещами. Брат никогда не брал свою связку ключей. Мы с Мусей никак не могли предвидеть такого поворота событий и спокойно пошли гулять. Не знаю, как брат тогда спустился. А спрашивать его, хотя прошло много лет, всё не решаюсь.

У брата шеф был шотландец. Он часто любил говорить, что узбеки то, что узбеки сё. Однажды мой брат не выдержал и спросил его: «А что вы там носите под вашими юбками, когда прыгаете по камням и чертополоху (символ шотландии) в ваших горах? Волынки?» А Алан гордо отвечает: «Во-первых не юбки, а «кильты» (это правда, на дай бог назвать эту часть их мужского туалета «юбкой»), а во-вторых, мы скачем по нашим горам и кричим: «Оххо, мы свободны и независимы. Мы смелые ребята»». На что брат отвечает, что кричат они всё это, наверняка, визгливыми голосами.

Должна была я выслать брату его рубашки и костюм. Нигде найти их не могла. Искала у родителей, у себя, у бабушки. В конце концов я нашла его грязные вещи в бельевом шкафу у Алана. А окна спальни Алана были замурованы, потому, что, когда они отмечали чей-то день рождения, они оскорбляли соседа самой грязной шотландской нецензурщиной из этого окна. Сосед его и замуровал. У Алана была подружка, красивая турчанка. Я спросила у брата: «Это такая-то с длинными, густыми и чёрными волосами?» «Да - ответил он – причём повсюду»


Как-то я плакалась брату, что вот, быт засосал, жизнь мимо проходит. А вот такая-то зарабатывает стлько-то, а такая-то опять пошла на повышение, а Марина вообще путешествует по всему миру. Брат меня тогда здорово утешил: "Представляешь себе, суёт свои тощие мохнатые кривульки по всему миру, а люди и говорят: "Бедная ты бедная, и как же тебя так угораздило."