суббота, 31 марта 2018 г.

ОПТИМИСТИЧЕСКАЯ ТРАГЕДИЯ. ПРОДОЛЖЕНИЕ РОМАНА

Продолжение. Начало в предыдущих постах или здесь.


Всегда спешить, не так уж плохо,
Нет риска, где-то не успеть.
Застрять в кустах чертополоха,
И оказаться где-то средь

Событий, тех, что недостойны,
Тобой затраченных времён.
И все назначенные войны,
Твой проиграет батальон.

Порой нет места для абзаца,
Где строчка коротка (на треть).
Решая, где-то задержаться,
Куда-то можем не успеть.





ОПТИМИСТИЧЕСКАЯ ТРАГЕДИЯ


Лаура проснулась от ощущения тревоги. Ей показалось, что в саду кто-то был. Она слышала приглушённые голоса и шаги, словно дом окружали. Дальше всё произошло неимоверно быстро. Раздался звон разбитого стекла. Мгновенно всё вокруг заполыхало. Лауру обдало адским жаром, она задыхалась, её тело охватила невыносимая боль. "Мари, детка!" - была её последняя мысль.
------------------------------------------------------

Мария - та молодая девушка, которая принимала роды Лауры, рано осиротела. Её воспитывала бабушка - местная знахарка. Они жили в обособленном маленьком домике. Бабушку Марии местные жители уважали, но чурались. Она никому не отказывала в помощи, участвуя в рождении почти всего посёлка, но не любила болтовни, сплетен. Ходили слухи, что она была потомственная колдунья. 
Бабушка  и Мария были неразлучны. С раннего детства ворожея брала внучку к больным, рассказывая, что она делает и для чего.
Когда начались роды Лауры, бабушка сказала:"Иди, девочка. Лаура - здоровая молодая женщина, всё будет хорошо. Ты справишься!" И так, в свои неполные 16 лет, Маша спокойно и уверенно выполнила роль акушерки.

Рано утром бабушка разбудила Машу.
- Девочка, беги в господкий дом. Неладно у них там! Да не с главного входа, а по тропинкам. Будь осторожна!
Маша уже издали увидела дымок. Она продиралась сквозь заросли, избегая основной дороги. Вот, наконец, и дом. Маша вся похолодела от одного вида только вчера такого прекрасного здания. Дальше всё было как в тумане, как в кошмарном сне. Маша взбежала по лестнице, забежала в неузнаваемую почерневшую комнату. Стоял сильный запах гари, от которого девушка стала кашлять. На том месте, где была кровать, были одни угли. Маша смогла смутно различить два обуглившихся силуэта.
И тут вдруг раздалось громкое мяуканье. Кот смотрел ей прямо в глаза и звал её. Маша последовала за ним. Кот подвёл её к остаткам камина. В непроглядной черноте Маша увидела сияющие детские глаза. Это была Мари, вся вымазанная сажей. Девочка протянула руки. Мари схватила её и опрометью выбежала вон. Она бежала, не чуя ног. Сердце бешенно колотилось, к горлу подступали рыдания. Отгоняя страшную картину, Маша прижимала ребёнка к себе и повторяла:  "Бабушка, бабушка!" Бабушка всё знала, бабушка всё умела и могла.

Додо


Продолжение следует....




пятница, 30 марта 2018 г.

КОТ. ВОЗВРАЩЕНИЕ АНТОНА ПРОДОЛЖЕНИЕ РОМАНА

Продолжение романа. Начало в предыдущих постах или здесь.



ИХ ПУШИСТАЯ СВЕТЛОСТЬ - ПЕРС ВЕЛИКОЛАПНЫЙ


Ещё с самого начала строительства у Лауры под ногами всё время крутился этот странный кот. Он был полосатый, рыжий и очень большой. Он разгуливал по руинам с хозяйским видом, слушал внимательно беседы Лауры с архитектором и, казалось бы, одобрительно  урчал.
Когда семья уже переехала, кот, по всей видимости, чувствовал себя в доме великолепно. Горничная и садовик оотносились к нему с большим уважением и баловали при каждом удобном случае.
Как-то, само собой, кота все звали Сэр Персиваль Велоколапный или просто Персик в минуты нежности.


ВОЗВРАЩЕНИЕ АНТОНА


В тот день с утра моросил мелкий дождик. Было прохладно. Пришлось затопить камин. Лаура сидела в кресле - качалке с Мари, завёрнутой в плед. У Перса был какой-то загадочно-торжественный вид, словно он ожидал чего-то значительного. Раздался мелодичный звон дверного колокольчика. Кот уже сидел у двери и радостно мяукал. У Лауры бешенно забилось сердце! 
Какое счастье! Это был Антон!
Он был весь грязный, уставший и такой родной.
- Лаура, надо срочно уезжать! Срочно! Тут же!
Лаура настояла на том, чтобы Антон всё таки поел, искупался и отдохнул.
- Один день ничего не решает. Мы успеем, - ответила Лаура.
Антон, еле державшийся на ногах, согласился на уговоры. Было решено отправиться в путь рано утром.
Лаура спала с Мари. Она накормила её (Лаура так любила этот момент самой интимной близости с ребёнком, что, несмотря на советы "знающих людей", никак не могла отнять её от груди.) и забылась в тревожном сне сама.
Багаж с самым необходимым был уже у выхода из дома.
Посреди ночи Лаура проснулась. Поцеловав мирно сопящую, тёплую Мари, Лаура встала и направилсь к комнате Антона. Его милое, родное, осунувшееся, потемневшее лицо было освещено луной. Лаура скользнула к нему под одеяло и прильнула к его телу.

Додо

Продолжение следует....



ВНИМАНИЕ!!! ВНИМАНИЕ!!! ОЧЕНЬ ВАЖНОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ!

Дорогие читатели выражаю вам огромную благодарность за поддержку нашего творчества.  Нам очень приятно, что, судя по статистике посещений, роман вам нравится. Стоит опубликовать новую часть, как график резко подскакивает. 
Я тоже хожу в ваши блоги. Иногда оставляю комментарии, иногда - нет. По вашим публикациям я знаю, что все вы высококультурные, развитые, тонкие люди. Вы все любите мыслить, читать, творить.
Именно по этому я обращаюсь к вам с просьбой прислать отклики (обязательно позитивные)))))). Как нам дальше вести героев? Может добавить любовной лирики или, наоборот, подчеркнуть детективную линию? Что вы думаете о персонажах?
С искренней благодарностью за интерес, за внимание, за сердечность и теплоту.

Ваша Додо.



четверг, 29 марта 2018 г.

ВОСПОМИНАНИЯ ИБРАГИМА (ЧАСТЬ 3. ВСКРЫТИЕ ГРОБНИЦЫ)

Продолжение. Начало "Воспоминаний Ибрагима" здесь и здесь.


Воспоминания Ибрагима (часть 3. Вскрытие гробницы)



В этот день, 19 июня, что-то помешало вскрытию гробниц. Их спешно отвезли обратно во временное пристанище. На следующий день все снова повторилось, но только их теперь вовсе не допустили внутрь. Ибрагим втайне начал надеяться, что может и не придется вникать в какую-то тайну, ведь все-таки он ещё очень сомневался в своих способностях. Его предчувствие, что некто (он с трудом понимал, человек это или какая-то сила) препятствует вскрытию захоронения, вскоре подтвердились. Старик-хранитель, что много лет содержал мавзолей Тимуридов и предупреждал о последствиях его осквернения, как оказалось, не поверил показанным ему разрешающим бумагам. Он упорно сопротивлялся произволу властей и называл это действие началом конца. Но 21 июня, когда они снова собрались у входа в Гур-Эмир, поползли слухи, что старец пропал. Причем не просто пропал, а даже оставил записку, что теперь все и всем здесь дозволительно делать. Ибрагим больше удивился не самому исчезновению преданного хранителя, сколько тому, что за ночь успели завершить все остававшиеся приготовления к вскрытию. Он отошел в сторону и, как учили, отстранился от обдумывания истории со стариком, всецело направив энергию на происходящее…
Итак, большая комната. Она тускло освещена, но света вполне хватает для работы телекамер. Малик возится с какими-то последними замерами. Два старика (или они только кажутся стариками в таком свете), изучают надпись на плите. Трое рабочих проверяют состояние тросов, прикрепленных к нефритовой плите саркофага. Ибрагим не почувствовал этим утром никакого волнения, более того, стал понимать, что отчет будет сведен лишь к простым описаниям происходящего.
Плиту начали поднимать лишь через пару часов. Состояние тросов вызвало сомнения у проверяющих, но их поторопили, ведь к полудню ожидали приезд правительственной делегации. Ибрагим четко помнил тот момент, когда у него вдруг закружилась голова. Почти тут же с визгливым треском оборвались тросы и погас свет. В полном мраке звучали лишь тихие голоса, отчего создавалось ощущение полной нереальности происходящего. С трудом они выбрались на поверхность. Ибрагим старательно прислушивался ко всем обсуждениям произошедшего. Почти все мысли присутствовавших как-то укладывались в его голове, но чего-то не хватало. Тут он понял, что куда-то пропал Малик.
- Уважаемые, кто видел, как выбрался Малик? Может он все ещё в гробнице?
- Нет, Малик пошел пить чай в ближайшую чайхану.
Где-то через час им сообщили, что свет снова есть, но лебедка, поднимающая тросы так и не работает. Группа поняла, что двигать плиту им предстоит вручную. Вдруг Ибрагима кто-то дернул за рукав.
- Мне надо тебе сообщить что-то важное.
- Малик, я переживал за тебя. Давай потом, нам снова надо идти внутрь.
- Нет. Ибрагим, выслушай. Мне в чайхане два старца дали прочитать текст книги. Она на арабском, но ты же знаешь, что я вполне читаю на этом языке. Нельзя открывать могилу Тимура, тогда в этот мир придет разрушение.
Ибрагим привык, что часто полные бессмыслицы слова, становятся реальными предсказаниями грядущего. Но в тот раз ему так хотелось скорее закончить начатое, что он просто отмахнулся от предостережений товарища.
Вскоре плита была снята и в руки антрополога был передан череп когда-то высокого человека. То, что это и есть Тамерлан, выяснилось гораздо позже. Но Ибрагим уже не принимал участия в тех изысканиях. На следующий день началась война , и его срочно отозвали в столицу. Здесь он написал три отчета. Первый сводился к простому описанию произошедшего. В нем он также упомянул последние слова Малика, которого видел в тот день в последний раз. Во втором отчете были сведены воедино все  данные о том, что почувствовал сотрудник НКВД Ибрагим Каримов, и какие выводы он делает из увиденного и услышанного. А вот последний отчет содержал лишь одну короткую запись: «Кристаллы активизированы, стоит опасаться их влияния на нашу жизнь, нельзя допустить их попадания в посторонние руки».
Через пару дней он узнал о рождении дочери. В телеграмме, правда, говорилось, что родились дочки, но он подумал, что это простая ошибка уставшей телеграфистки. Имя для возможной девочки они с женой в последний его визит придумали - Мириам. Когда теперь он сможет её увидеть? Как он и предполагал, в воинскую часть его не отправили, а закинули просто в райский уголок на берегу моря, да ещё в старинный дом, возвышавшийся над обрывом.


Продолжение следует.....


РАЙ И АД. БЕСКОНЕЧНЫЙ КРУГОВОРОТ. ПРОДОЛЖЕНИЕ РОМАНА

Продолжение романа. Начало в предыдущих постах или здесь.




РАЙ И АД. БЕСКОНЕЧНЫЙ КРУГОВОРОТ


Новый дом был хорош! Сразу слева от больших чугунных витых ворот стоял дом для прислуги. Довольно широкая, тенистая аллаея, обрамлённая липами, вела к основному зданию. Скамейки, статуи, фонтан, ажурные фонари, громадные окна, резные камины.... Всё было так, как хотела Лаура - просто, светло и тепло, уютно. Ненавязчивая роскошь, пастельные краски, незаметный комфорт, всё дышало умиротворением и любовью.
Крошечная Мари была спокойна и улыбчива. Большую часть времени она спала, прижавшись почти голым тельцем к обнажённому телу матери. Лаура жила в ритме ребёнка. Если часы в доме и были, никто не ориентировался по ним. Антон тоже наслаждался покоем и теплом. 
Молодая акушерка Мария приходила к ним всё чаще и с удовольствием возилась с тёзкой. Мария была ещё не замужем. 

А вне этого рая был сущий ад. Политическая атмосфера нагнеталась. Началась первая мировая война.
Антон ушёл на фронт. Дом опустел, хотя вроде бы всё текло как прежде. Мари начала делать свои первые шаги инопланетянки. Только всё пространство, казалось и стены, и деревья в саду, и птицы - всё было пронизано тревожной пульсацией.
Лауре опять снилась амазонка. Ей казалось, что Мари удивительно на неё похожа. Те же тёмно-синие глаза, окантованные густыми чёрными ресницами, тот же излом чётко очерченных бровей, белая кожа, контрастирующая с иссиня -чёрными локонами, ярко алый пухлый рот... Амазонка словно предостерегала Лауру от чего-то. 
Иногда Лауре снился храм с залом для ритуалов. Она узнавала в нём свой дом. 12 женщин и мужчин одетых в белые свободные одежды кружились в необыкновенном танце под чарующие звуки ударных и колдовскую музыку, которая вилась в прекрасном, неповторимом узоре. Фигуры танцоров размывались в движении, как и музыка. Оставалось только само движение. Танец без танцора. Вечное преображение энергии любви, пронизывающей всё сущее, и пульсирующее в пустоте и тишине.

Додо


Продолжение следует...



КОРОЛИ И КОРОЛЕВЫ. ПРОДОЛЖЕНИЕ РОМАНА

Продолжение. Начало в предыдущих постах или здесь.


Доброе слово, доброе слово,
Каждый из нас будет слышать так рад.
Чтобы казалось здесь и такого,
Но веселее становится взгляд.

Слово всегда, оно только лишь слово,
Это не деньги, не хлеба кусок.
Но и дороже подарка любого,
И не имеет хранения срок.

«Милая», «милый» и прочее это,
Слов этих много – конца не видать.
И из-под ног убегает планета,
Кажется, даже способна летать.

Доброе слово, доброе слово,
Каждый из нас будет слышать так рад.
И необычно, что от любого,
Но от кого-то, приятней в стократ.



КОРОЛИ И КОРОЛЕВЫ


Лаура была рада оказаться в доме Антона. Впервые в жизни она дышала полной грудью. У неё не было абсолютно никаких обязательств, она не должна была подчиняться никаким правилам. Вместе с Антоном они носили свободные балахоны, купались голые в море. Особенно Лаура любила ночь и ночное море. Чернота моря, отражающего звёзды, сливалась с небом. Лаура купалась - парила в звёздах.
Наконец-то она имела право жить свою жизнь. Она всегда чувствовала себя лишней. Словно ей надо было заслужить право быть, дышать, оказывая услуги близким, оправдывая их ожидания. Она открывала себя саму. Это чувство, что она ценна сама по себе, такая, как она есть, без всяких условий и требований, без обязательств, было ново и так приятно.
Дом Антона был светлый и просторный. Казалось, что вещи в нём тоже жили своей жизнью. Окна и двери дома были постоянно открыты. Между садом и домом не было особой границы. Сад был дикий, но уютный, с едва видимыми дорожками, арками и "полуразрушенными" беседками. Под стать дому. Садовник и горничные поддерживали этот живописный беспорядок.
Когда прислуга уходила, Лаура и Антон с удовольствием сбрасывали даже те свободные одежды, которые и так не стесняли их. Лаура всегда любила ходить босиком. Земля с любовью питала её своими соками. 
Антон был тоже хорошим музыкантом. У него был низкий, бархатный голос. Они всё время пели, играли и импровизировали. Распорядка у них не было никакого. Какое же это было счастье.
Лаура становилась всё более спонтанной. Сначала она много плакала от волн радости и благодарности жизни, от жалости к той прежней, мёртвой Лауре. Её слёзы сразу же переходили в звонкий смех.
Округляющиеся формы Лауры, её светящиеся глаза, вся она, источающая свет, восхищали Антона. Ему больше ничего не было надо. Они проживали каждый момент счастья полностью, до последней капли.
Надо было начинать строительные работы. Лауру словно что-то подстёгивало. Она ходила с архитектором по развалинам. Удивительно, как архитектор сразу понимал, что  хотела Лаура. Он улавливал то, что она ощущала в том или ином месте и как бы хотела чувствовать себя, воплощая это в чёткий план. Лауру поражало это их родство душ. 
Роды Лауры были длительные, как и большинство первых родов. Вплоть до первых потуг Лаура гуляла по саду и по дому в сопровождении Марии - акушерки и Антона. Она останавливалась только во время схваток, цепляясь за деревья, за руку, за плечи Антона. Он гладил ей спину, прижимал к себе. Его, обычно молчаливого, захлёстывал поток слов любви.
Девочку назвали Мари.

Додо

Продолжение следует....





среда, 28 марта 2018 г.

АНТОН И ЛАУРА. КОРОЛИ И КОРОЛЕВЫ. ПРОДОЛЖЕНИЕ. ЧАСТЬ 3

Продолжение. Начало в предыдущих постах или здесь.




Как зайчик ускользает взгляд
Куда-то влево.
С тобою пара, говорят – 
Ты королева.
А я, наверное, король,
А может принц там.
Ты мне себя любить позволь,
Отставь свой принцип.
Но ты смеёшься и молчишь,
Я сыт борьбою – 
Мне этот мир и нужен лишь,
Когда с тобою.
Как тайны в детстве погребов
И стройплощадки.
Во взрослы жизни, здесь любовь
Играет в прятки.



Антон и Лаура. КОРОЛИ И КОРОЛЕВЫ


Вскоре была объявлена помолвка. Начались приготовления к свадьбе. Родители Лауры были счастливы. О лучшей партии они и не мечтали. Мать Лауры была возбуждена. Лаура в этот раз была в центре внимания, чего она терпеть не могла. Дома Лаура любила ходить босиком и в свободных балахонах. Корсеты, каблуки и навороченные причёски она ненавидела. Только когда приходил Антон, она могла отдохнуть в тишине и покое во время молчаливых прогулок. 
Как-то утром Антон получил от Лауры записку:"Вы мне нужны. Срочно." Антон, не медля ни секунды, пришёл к своей невесте. 
- Антон, я беременна - сказала бледная Лаура. - Если Вы расторгнете помолвку, я Вас пойму. Не беспокойтесь обо мне и о ребёнке. Нам уже не будет места ни в этом доме, ни в этом обществе, но я сильная. Я справлюсь. К тому же знание языков и музыки не дадут нам пропасть.
Лаура, я люблю Вас - ответил Антон. Я буду счастлив участвовать в воспитании ребёнка моей любимой женщины. Это Вас ни к чему не обязывает. И даже при таких обстоятельствах я никогда не буду посягать на Вашу свободу, поддерживая Вас всеми доступными мне способами. Никогда, никому я не открою нашу тайну.
Родители Лауры были удивлены тем, что Антон настаивал на скорейшем проведении церемонии "Ни Лаура, ни я не хотим особого торжества. Пусть будет скромная свадьба в кругу самых близких людей. К тому же мне надо возвращаться на родину. Я совсем запустил мои дела."
К облегчению Лауры и Антона свадебная церемония состоялась через неделю и не была такой помпезной, как хотела её мать.
Молодожёны начали собираться в путь. Лауру раздирали противоречивые чувства. Во время обручения она залилась слезами представляя себе, что это мог быть её Аббас, и как бы она была счастлива. Антон участливо сжал её руку. 
И в то же время Лаура была рада свободе, тому, что ей больше не придётся вести светский образ жизни, принимать гостей и вести никчемные беседы, изображая эмоции, приличествующие ситуации. Что больше её не будут постоянно критиковать. С Антоном она может быть сама собой. Плакать тогда, когда хочет, смеяться, выдумывать истории, петь и танцевать. Антон на всё, что делала Лаура, смотрел с восхищением. Она любила своих родителей, брата и прочую родню, хотя и частенько чувствовала себя с ними чужой, не такой, как они. Ей было жаль прежнюю Лауру - неуверенную в себе, неловкую от постоянных насмешек матери и тётушек. Мать Лауры высмеивала её каждую черту, каждый жест, походку, голос... Антону было трудно убедить Лауру в том, что она прекрасна. И ему было приятно повторять это и наблюдать за удивительным преображением Лайлы только от этих слов.


Додо

Продолжение следует.....





АНТОН И ЛАУРА. ПРОДОЛЖЕНИЕ

Продолжение романа. Начало в предыдущих постах или здесь.




АНТОН И ЛАУРА. ПРОДОЛЖЕНИЕ

Антон выглядел взволнованным.Лаура поняла, что он хочет сказать её что-то важное.
- Лаура, я понимаю Ваше состояние. Я хорошо Вас знаю. Ваша рана ещё совсем свежа. И Вы всегда мечтали быть свободной, учиться, путешествовать. Я люблю Вас, Лаура. Выходите за меня замуж. Я предоставлю Вам полную свободу. Я понимаю, что Вы не разделяете мои чувства. Вы сможете делать всё, что хотите, без всяких условий в обмен. Даже если Вы полюбите другого человека, я никогда не буду препятствовать Вашему счастью, как бы больно мне это не было. Знайте только, что где-то глубоко в сердце я мечтаю о том, что однажды Вы меня полюбите. Больше я никогда Вам даже не намекну на это.
Лаура была в полном смятении. Она всегда мечтала путешествовать, вливаясь в разные культуры, общаться с интересными людьми, изучать языки, музыку. Предолжение Антона было очень заманчивым. Тем более что она знала его с детства и обожала так, как обожают старшего брата или весёлого дядюшку. Именно Антону она поверяла свои детские секреты.
Ночью ей опять приснился сон про амазонку. Амазонка подвела её к полуразрушенному замку, странно напоминающему общими очертаниями сидящую кошку. 
Когда-то они с родителями и братом были в гостях у Антона. Лаура тогда сразу узнала места из своих снов. Эти горы, море. Здесь она скакала на коне с прекрасной амазонкой. Тогда-то, во время одной из прогулок по окресностям, Антон повёл их к этому замку. С тех пор почему-то у Лауры эти развалины всегда ассоциировались с представлениями о родном доме. Об идеальном родном доме, где тебя понимают, принимают такой, какая ты есть, где тебя не судят, не осуждают, где ты можешь быть совершенно голой, сободной и телом, и душой.
На следущий день Лаура дала согласие на брак и попросила в качестве свадебного подарка этот замок с садом, к нему примыкающим. Антон был также согласен и с тем, что строительные работы будут проводиться согласно любому пожеланию Лауры.


Додо

Продолжение следует....



вторник, 27 марта 2018 г.

АНТОН И ЛАУРА. ПРОДОЛЖЕНИЕ РОМАНА

Продолжение романа. Начало в предыдущих постах или  здесь.
Дорогие мои читатели, недавно знающие люди посоветовали нам добавить в повествование романтизьму, драмы. Вот что вышло. Трудно освободиться от клише мыльных опер, которые так и крутятся в голове. Что ж, вам судить. Вооружитесь носовыми платками.


Антон и Лаура

А одиночество порой 
Бывает в радость.
В которой занят не игрой,
Сплошная нагость.
Себя обманывать трудней,
Больнее раны,
Что заживают много дней,
Ведь мы тираны
Ещё какие вот себе,
И так жестоки.
Даём ужасные судьбе
Срока и сроки.
Не отмолить их не отбыть.
Они – до смерти.
И душу нам не излечить,
Уж вы поверьте.
Начало чистое – в юнце,
Затем мараем….
И потому всегда в конце,
Мы умираем.




Антон - русский аристократ - был другом семьи Лауры. Он был высок и статен, но предпочитал держаться в тени. Обычно он только отвечал на вопросы, которые были адресованы ему напрямую. При этом он проявлял тонкое и очень своеобразное чувство юмора. Его считали чудаком, каким он в сущности и был. Несмотря на некоторую замкнутость Антона, в его обществе было хорошо, уютно. Он словно бы светился изнутри. Да, он был из тех, с кем можно наслаждаться тишиной.
Антон не любил светские мероприятия. Но бывал частым гостем в доме Лауры. При первом удобном случае он сбегал в детскую. Гости часто приходили со своими детьми. Там он преображался, давая полную волю неистощимой фантазии, выдумывая весёлые игры и истории. 
Дети росли. Но в обществе Антона они снова возвращались в детство. Антон был свидетелем и поверенным грустной истории любви Лауры. Он, единственный из окружения, поддержал Лауру, пытаясь утешить.
Репутация Лауры была основательно подмочена. Родители начали торопливо подбирать ей партию. Лауре никогда не нравились молодые люди её круга. Папенькины сынки, они только и говорили, что о карьере, скачках и деньгах. 
Мать Лауры - и так всегда насмешливая и холодная, но особенно жёсткая после скандала, разговаривала с Лаурой только в резком тоне. Брат её был занят своей учёбой, своими любовными приключениями. Отец никогда не участвовал в семейной жизни, никогда не интересовался жизнью своих детей.
Лаура была в отчаянии. Каждый день в гостях были семьи с молодыми людьми "на выданьи". Она чувствовала себя загнанной. Она предпочитала быть одна, чем вести светский образ жизни с нелюбимым, пустым человеком.
В тот вечер за столом было как всегда много людей. Дамы в ослепительных декольте, мехах и бриллиантах. Мужчины в смокингах. Для Лауры пустые разговоры, хвастовство мужчин, жеманство дам было пыткой.
Лаура чувствовала на себе сочувствущий взгляд Антона. Она была ему так благодарна за это.
После ужина она вышла на террасу. Как ей было хорошо одной. Вечер был довольно прохладный, но Лаура не чувствовала этого. Она жадно вдыхала запах земли и трав. Прислушивалась к ночным звукам, которые заглушали разговоры и взрывы смеха в гостиной. Мать пару раз пыталась заставить Лауру вернуться к гостями и уделить внимание молодым людям, один из которых, может быть, если Лауре повезёт, обратит на неё своё благосклонное внимание.
Лаура наслаждалась покоем, природой. За спиной у неё раздались мягкие шаги. Мужчина вежливо кашлянул. Это был Антон. Лаура любила его певучий, еле уловимый акцент.

Додо

Продолжение следует....




ЛАУРА. ПРОДОЛЖЕНИЕ РОМАНА

Продолжение. Начало в предыдущих постах или    здесь.

Лаура

Для затравки анекдот от Его Высочества.
Учитель французского просит учеников написать первое сочинение. Он объясняет, что в захватывающем читателя сюжете должно быть обязательно три составные: религия, аристократизм и интрига. 
Ученик на задней парте через пару минут поднимает руку:
- О Боже! - сказала графиня - Я беременна и не знаю от кого.


Лаура любила рисовать, сочинять музыку, петь и танцевать. В пять лет она написала свои первые стихи. Она была хорошей пианисткой, потому что пока она играла гаммы и этюды, её оставляли в покое, и она могла мечтать. В семье Лауры считалось, что ребёнок должен быть всегда занят чем-то "полезным". "Сделала уроки, уберись в комнате, а теперь займись музыкой, сделай гимнастику..." Поэтому Лаура так любила одиночество, свой богатый волшебный мир говорящих цветов и животных, так отличающийся от серого и полного обязанностей, ненужной, глупой суеты, критики и осуждения, бесконечных требований совершенства мирка её родителей и друзей. Все попытки творчества Лауры жестоко высмеивались. Лаура даже не могла иметь свой дневник. Её мама, которая рылась везде во время своих уборок (у них была горничная, но её мама - маньяк периодически должна была наводить порядок сама) не считалась с чувствами девочки, не только вмешиваясь в самое сокровенное девочки, но и бестактно критикуя. 
Когда уже потом, будучи взрослой женщиной, на консультации у психолога она рассказывала об этой части своего детства и юности, психолог спросила её: "Вы знаете, что Вас не уважали? Что Ваши основные права ущемлялись? Вы не думаете, что  такое обращение с Вами было непозволительным?" Лаура тогда растерялась. Она как раз рассказывала о своём "счастливом" и "безоблачном" детстве. Лаура ответила психологу, что как же она могла судить. Ведь это был её единственный опыт. Она и не подозревала, что могло быть иначе.
Лаура увлекалась персидской поэзией, к которой её инициировала тётя. У тёти Лауры была удивительная тяга к мистичному, медитативному востоку. Лауру завораживал этот певучий, яркий и образный язык.
Однажды случилось что-то необыкновенное. Лаура познакомилась в доме у друзей семьи с иранцем. Он был поэтом, художником и журналистом. У них сразу возникла непреодолимая тяга друг к другу. Наконец-то Лаура нашла родственну душу. Она осмелилась опять писать стихи и петь.  Аббас поддерживал её, вдохновлял. 
Лаура знала, что ничего хорошего из этой связи не выйдет. Она так и сказала об этом Аббасу. Но сердце её рвалось к нему. Под любым предлогом она ускользала из дома, чтобы прильнуть к родной груди. Только с Аббасом она становилась самой собой. Она смеялась и плакала одновременно, купаясь в его любви и восхищении. 
Конечно же окружающие заметили в Лауре перемену. Да и Лаура, несмотря на замкнутость, не любила лгать. Она попыталась ввести его в семью, пригласив на свой день рождения. 
Был большой скандал. Ей сказали, что она была эгоисткой, что она порочит их древний род, что её отец должен будет распрощаться со своей карьерой, которую он так упорно строил с нуля, тяжёлым трудом, без всякой поддержки. Лаура знала, что и её брату тоже все пути будут закрыты. Такую цену за своё счастье она не хотела.
Всю её жизнь потом перед глазами у неё был тот прощальный взгляд Аббаса, полный любви и печали. Она вспоминала его глуховатый, низкий голос, его шутки и песни. 

Додо


Продолжение следует.....


понедельник, 26 марта 2018 г.

ВОСПОМИНАНИЯ ИБРАГИМА (ЧАСТЬ 2). ПРОДОЛЖЕНИЕ РОМАНА.

Продолжение. Начало в предыдущих постах или здесь.


Воспоминания Ибрагима (часть 2)


Их двухмоторный ПС-35 готовился к посадке на военном аэродроме Самарканда. Четкая посадка, шасси касаются полосы, реверс, непродолжительная рулежка, и вот они уже на стоянке. Их ждали. В старенький ЗИС устремилась все документалисты со своей многочисленной аппаратурой. Малик пожал руку Ибрагиму и скрылся в автобусе. Он же остался стоять, ослепленный жгучим солнцем. В этот момент от черной легковушки, притаившейся за автобусом, к нему направился человек в плаще. Плащ в жару скорее всего был необходим, чтобы скрыть лычки на форме.  
- Капитан Каримов? Вы поедете со мной.
Ибрагим не так давно получил новое звание. Три прямоугольника на краповом фоне так понравились его жене в тот последний день побывки, когда он, надев форму, поспешил проститься с родственниками. Новое назначение – новая веха в его службе. Пока продвижение шло легко, ведь все звания он получал за то, что умел быстро учиться. А вот для чего понадобятся необычные умения, которыми он уже обладал, ему оставалось только догадываться. Ибрагим не привык к обращению «капитан» и впервые за ним прислали машину. Видимо теперь надо быть особенно начеку, раз в жизни наступают такие перемены.
Он быстро сообразил, что съемочная группа поехала другим маршрутом. Они же двинулись куда-то за пределы города и вскоре остановились.
- Мне надо какое-то время, чтобы посвятить вас в курс дела. Вы знаете, для чего командированы сюда?
- В общих чертах. Мне необходимо следить за вскрытием гробницы, делать свои фото и тщательно взвешивать свои отчеты, прежде, чем переслать их.
- Меня предупредили, что вы почти ничего не знаете о той работе, что вам предстоит. Может быть это даже хорошо. 19 июня мы начинаем вскрытие гробниц мавзолея Гур-Эмир. Вы должны тщательно следить за всем происходящим. Есть какие-то сведения, что это исследование может сопровождаться последствиями, но вот какими, пока никому не известно. Потому управление предложило вашу кандидатуру, порекомендовав ваши навыки. Мы не можем сказать, на что стоит особо обратить внимание, а потому надеемся на вашу хваленую интуицию. Да, нам рассказывали, как вы на учениях просто предсказали о том, как поведет себя ваш напарник, и это лишь на основании его незначительного комментария. Но здесь другое. Тут надо уметь чувствовать и слышать то, что не могут слышать другие.
- Попрошу изложить немного подробней о том, кому принадлежат гробницы. Мне это поможет сосредоточиться. Правильно я понял вас, что их несколько?
- Да, в мавзолее несколько захоронений. Среди них Амир Тимур и его потомки. Особенно интересны склепы самого Тамерлана и его внука Улугбека. Извините, капитан, но в мои инструкции не входит давать вам какие-то подсказки. Они могут неправильно направить ход ваших мыслей, потому на этом разговор закончим. Сейчас вас отвезут в дом, в котором вы встретитесь с теми, с кем уже успели познакомиться в самолете.
Ибрагим и сам понимал, что ему лучше не иметь каких-то предварительных мнений на счет вскрытия этих гробниц. Нет, он сам во всем разберется и попытается применить свои знания на практике. В доме, в который его доставили, он снова увидел шумную компанию документалистов. Они тщательно налаживали оборудование для предстоящей съемки. Малик радостно пожал ему руку и спросил о причинах задержки. В его глазах чувствовалось любопытство, ведь не просто так капитана ГБ встретили на персональном автомобиле. Но Ибрагим с легкостью увел разговор в увлекательную сторону истории мавзолея. Малик быстро переменил направление разговора, но Ибрагим чувствовал, что фотограф не так прост и его приветливые поклоны и лучезарная улыбка неплохо маскируют цепкий, будто фотографирующий все детали взгляд.
Через день, ранним июньским утром они были возле объекта. Да, Ибрагим предпочитал его именно так называть, мысленно формируя предстоящий отчет. Сонный город только начинал просыпаться, когда их группа спустилась вниз. Рабочие, фотографы, люди в штатском, какие-то старцы (скорее всего переводчики с арабского). Малик тоже был здесь, но даже не заговорил с Ибрагимом. Да и он сам не спешил ни с кем устанавливать контакт. Прежде всего, как учили, надо было установить контакт с этим необыкновенным местом. Его энергетику он почувствовал сразу, как только вошел.



Продолжение следует...



МАРИ, ЛАУРА, АМАЗОНКИ. ПРОДОЛЖЕНИЕ РОМАНА

Продолжение. Начало в предыдущих постах или здесь.


МАРИ, ЛАУРА, АМАЗОНКИ




А правды в жизни, разве долька,
И то закрыта, как Сезам.
Как тяжело соврать настолько,
Что в то поверишь даже сам.

Честна собака если лает,
Всегда взаправду режет нож.
А правда, так порой бывает.
Воспринимается как ложь.

Мы врать учились и умеем,
Но кто в добро, а кто во зло.
Но так и так всегда трофеем,
Все те, кому не повезло.

Они обмануты, а цели
Того обмана не видны.
Как жили, если б не умели
Мы врать, не знали бы вины.

Но также многого не знали,
Всей правды не произнести.
В ней часто ужасы в финале,
И как шлагбаум на пути.


Мари стройная брюнетка с синими глазами и тонкими чертами лица. Мать её была итальянская аристократка известного древнего рода. Отец - русский белоэмигрант тоже благородных кровей. Лаура - мать Мари с детства была замкнутой, довольно странной. Шумному обществу сверстников она предпочитала одиночество, уединённые игры в саду. Часто гувернантка заставала её в изолированном уголке сада у ручья под старым раскидистым дубом. Лаура разговаривала с невидимыми существами, с бабочками и стрекозами, много смеялась и выглядела счастливой только там. Родители были несколько встревоженны необычным поведением девочки, но Лаура хорошо училась, была вежлива, здорова. Иногда она начинала рассказывать им свои небылицы. Приходилось её решительно пресекать. Фантазёрам нет места в современном обществе. Родители делали всё, чтобы Лаура была практичной, рациональной, а не витала в облаках.
Лауре снились странные сны. Часто ей снилась покойная прабабушка, которую Лаура хорошо помнила. Их род славился долголетием. В её снах прабабушка была прекрасной молодой женщиной с тяжёлой массой длинных распущенных иссиня-чёрных локонов  и тёмно-синими глазами. Лаура любовалась гибким телом амазонки, которая сливалась в галопе с лошадью. Женщина не пользовалась ни седлом, ни поводьями. Изящное животное, казалось, было счастливо служить своей хозяйке, улавливая её малейшее желание. Иногда амазонка сажала Лауру перед собой, и они бесстрашно и беззаботно мчались навстречу ветрам.

Додо

Продолжение следует....





воскресенье, 25 марта 2018 г.

ВОСПОМИНАНИЯ ИБРАГИМА. ЧАСТЬ I. ПРОДОЛЖЕНИЕ РОМАНА

Продолжение. Начало см. в предыдущих постах или  здесь.

Воспоминания Ибрагима (часть 1)


В надежде ждём прихода завтра,
Считая – к частью то портал.
Дана судьба нам динозавра,
Пусть завтра он совсем не ждал.


Кто преступил, так тот и судит.
И нет спасенья как в кино.
Я б рассказал про то, что будет?
Вам не понравится оно.

Живи сейчас, храня надежду,
Жди совпадения светил….
Возможно, будешь, где-то между,
Судимыми и кто судил.


Его подключили к расследованию. Более того, назначили начальником следственных действий по убийству сотрудника НКВД Степана Можейкина,  исчезновению тела убитой несовершеннолетней Марины Николиной, а также  о возможном побеге с места преступления её матери. Для Ибрагима это было вновь – заниматься расследованием убийства, о котором по большому счету уже почти все знал. Убийство Маринки произошло на его глазах, о том, как Мария отомстила Степану за свою дочь, он вполне догадывался. Его задачей в настоящий момент было создать бурную следственную деятельность для того, чтобы его ведомство приняло итоговое заключение. Какое? Он пока не знал, но готов был потратить эти дни на создание версии, о которой уже никто не скажет, что это БРРЕД!
Да, те галлюцинации о том, что кот мог что-то сказать, Ибрагим все ещё не мог забыть. Но в эти дни у него все чаще всплывали в памяти его первые шаги в секретном ведомстве. Мальчишкой из далекого селения он пошел в армию. Единственным отличием от остальных было то, что он мог, помимо русского и родного узбекского,  говорить на двух иностранных языках. Мать учила сына довольно жестко, хотя он совсем не понимал смысла таких учений. В их кишлаке не то, что говорить на инородном наречии никто не умел, на своем языке писать не могли. Но именно это умение в нем сразу заметили. Юношу направили в закрытую школу, где он продолжил изучение языков и научился работать на ключе. Через пару месяцев Ибрагима подключили к занятиям в небольшой группе, и смысл занятий он понял не сразу.  
Группа занималась интересной наукой. Наукой о таинствах окружающего мира и внутренних природных возможностях человека. В эзотерике Ибрагиму больше всего нравилось умение познавать свои способности, чем то, что касалось способностей других.  Ведь гораздо разумней не сделать ошибок самому, чем рассчитать ошибки других на пару ходов вперед. На тот момент он считал себя уже исключительным, ведь на всех практических занятиях показывал лучшие результаты.
Карьера Ибрагима постепенно шла в гору. Перед войной он точно знал, а может предвидел, что предстоящие военные действия не коснутся ни его, ни его семьи. Сразу после отпуска, который он провел в родном кишлаке, Ибрагим получил неожиданное направление. Самарканд? Как, страна на грани войны, а меня направляют куда-то в Самарканд?.. Но вскоре новые курсы, на этот раз по грамотной съемке объектов на ярком солнце и в полумраке, переключили его внимание с этой проблемы на проблему передачи нужного цвета путем колдовства над всякими выдержками и диафрагмами. Эти названия, как и их суть, он с самого начала запоминал с трудом. Даже составлял себе некие таблицы, с помощью которых впоследствии мог хорошо выполнить съемку. Вот только никто не говорил, что же предстоит снимать в том далеком Самарканде.
В столичном аэропорту он познакомился с парнем, которого звали Малик. Малик был членом съемочной группы, которая тоже направлялась в Самарканд. Но он явно не был ИХ человеком. А потому Ибрагим свел пустой разговор к простому обсуждению предстоящих приключений, но в вопросах, задавать которые давно умел, узнал много интересного. Да, не просто так им так тщательно вбивали сложную науку. Малик с группой документалистов едет снимать хронику вскрытия гробницы, а вскрытие это производится по инициативе САМОГО.  Ибрагим вспомнил свой давний визит в Самарканд и случайный разговор с братом матери, жившим в городе, что существует проклятие старинного захоронения, которое, в случае его разграбления грозит гибелью всей стране. О том, что они едут снимать вскрытие чьей-то гробницы, Ибрагим уже понимал. Но что это за гробница и какова его миссия он догадывался с трудом. Да и Малик, как только шасси самолета оторвались от ВПП, замолчал, а значит поток информации, которую можно было разгадать иссяк.


Продолжение следует....




МЕСТЬ И ПЕРЕПИСАННЫЙ ОТЧЁТ. ПРОДОЛЖЕНИЕ РОМАНА

Продолжение. Начало в предыдущих постах или здесь.


Месть и переписанный отчет


То, что Степан был мертв, Ибрагим догадался сразу. Рядом лежала записка с коротким текстом: «Я видела всё». Ибрагим стал быстро соображать, что же ему теперь делать. Первой мыслью было то, что кристаллы можно передать дочери все. А потому надо срочно вернуть их в тайник, переписать свой отчет и найти Нюшу, ведь в письме для далекой Мириам надо сделать важную приписку. Однако, на кухне ему сказали, что Нюша уже уехала в город. Странным было, что и Мария, которая редко покидала замок, тоже куда-то исчезла. Кажется Ибрагим начинал понимать, кто мог оставить эту короткую записку в комнате Степана.
Он достал из бюро кристаллы, пробрался незамеченным в комнату с видом на море, и наклонился к ещё открытому тайнику. Прежде надо научиться находить этот нужный кирпич самому. Он занялся подсчетами: столько-то сверху, столько-то снизу… Эти точные данные можно было бы тоже передать дочери, но Нюша уже далеко. Он засунул камни внутрь тайника, при этом нащупав в нем какие-то бумаги. На лестнице раздались шаги, и он поспешил закрыть тайник. Встречаться с сослуживцами не входило пока в его планы.
Ибрагим выскочил на балкон, соединяющий несколько комнат,  тихо прошел до крайнего кабинета, потайная лестница которого как раз соединялась с его комнатой. Здесь он достал свой отчет и быстро сжег. В новом описании происшедшего этим вечером в замке, не было ничего о тайнике. В сухих выражениях, Ибрагим описал, как искали со Степаном в библиотеке тайник, как Степан услышал какой-то скрип в соседней комнате, как она нашли в комнате дочь Марии, лежащую на полу. Как он, Ибрагим, пошел искать Марию, но так и не нашел. За время его отсутствия тело девочки исчезло, и кто-то убил Степана. В конце Ибрагим просил начальство позволить ему вести расследование этих странных событий в доме. В темном углу комнаты послышалось легкий шорох и как будто даже ему почудились слова «БРРЕД». Ибрагим подскочил к этому месту и увидел своего любимца, кота Шаха.
- Шах, это ты сказал?
Но Шах лишь подсунул свою рыжую голову для ласки. Надо же так воображению разыграться, подумал старший майор. Ещё раз перечитал свой отчет. Понял, что и правда написан полный бред, но понадеялся, что подтвердить, что все было иначе уже некому. На возвращение Марии он не надеялся.




Продолжение следует.....




СТРАШНОЕ ДЕЖУРСТВО. ЖУТКОЕ ПРОДОЛЖЕНИЕ РОМАНА. УУУУУ!!!

Продолжение романа. Начало в предыдущих постах или здесь.
Дорогие читатели, вы слышите мой зловещий, дьявольский смех от которого кровь стынет в жилах? Ха-ха-ха-ха!!!

Страшное дежурство.

Ибрагим не очень любил выходить на дежурство со Степаном. Этот напарник был неразговорчив, и слишком ревностно выполнял свою миссию. «Миссия» - слово-то какое. Простукивать камины, который черт знает сколько в этом доме, разве это миссия? Сегодня они решили искать в библиотеке. Ибрагим с удовольствием бы полистал мемуары, написанные прежними хозяйками дома. Правда, пару раз заглянув в них, он чуть со смеху не упал от той галиматьи, что занимала великосветских дам. Если бы не Степан, то он точно уселся бы в кресло и взял один из исписанных разными почерками томиков. Да, наверняка бы к нему пришел рыжий кот, что так любил бродить среди книжных полок. Да ладно, начитаемся в другой раз, а сегодня постучим по старым кирпичам.
Вскоре они нашли очередной тайник. Их было много в этом замке. Такое впечатление, что прежние хозяева с каким-то маниакальным постоянством создавали тайники чуть ли не в каждом камине. Хотя нет, был найден один в колонне, но этот случай скорее исключение. Тайник оказался снова пуст, и Ибрагим уже хотел отправиться спать, но Степана привлек какой-то скрип. Он, как кошка, крадучись, пошел на непонятный звук, увлекая за собой напарника. Вскоре перед ними открылась милая картинка. Девочка с распущенными русыми волосами, крадется в комнату. Подумаешь, это же Маринка, дочь старой Марии. Вот она подходит к камину, присаживается и начинает считать кирпичи. Потом достает что-то светящееся. Ибрагим, засмотревшись на девочку, почему-то представил свою далекую дочку, а потому не сразу понял, что произошло.
Он очнулся от резкого хлопка, когда девочка резко вздрогнула и осела на пол.
- Мы нашли их, - сказал Степан.
- Что нашли?
- Ты что, начальник, забыл инструктаж? Это же те самые камни. Так, давай, бери камни и пиши отчет. Не забудь про меня, ведь это верное продвижение по службе. А я знаю, что делать. Будь спокоен, парк большой, спрячу так, что никто не найдет.
Ибрагим взял кристаллы и отправился в свою комнату. Быстро накидал черновик отчета, но решил немного подождать с его оправкой в главный штаб. Нет, тут не надо спешить. Он спрятал кристаллы в конверт и убрал его в потайное отделение бюро, оставшееся от прежних хозяев. Секрет этого ящичка он вычитал в одном из томиков мемуаров. Какая-то истеричная графиня описывала в подробностях свои похождения и заодно поведала о некоем ящичке, в котором она прячет подаренные многочисленными поклонниками ценности.
Старший майор взял бумагу и чернила, ведь он давно хотел написать своей далекой дочке письмо, но теперь ему надо было так много ей рассказать. Проделав значительный путь, Ибрагим оказался в ущелье, рядом с шумной рекой. Он перед этим долго бродил по окрестностям. Не просто так. Их учили забывать тяжелые моменты профессии, оставляя в голове только необходимые факты. Вскоре ему удалось переключить внимание на далекую черноглазую дочку.
«Моей дочери и всем её детям завещаю это чудо, что теперь сокрыто в камине нашего замка». Так он начал записку. Да, он уже решил, что хоть пару камней обязательно передаст дочке. Степан, доставая кристаллы из руки девочки, не стал их пересчитывать, а значит он ничего не сможет доложить об их количестве. Ибрагим сразу понял, что это не сапфиры и не бриллианты. Камни были невероятно теплыми, и интерес к ним его ведомства говорил в пользу того, что в них явно сокрыта какая-то сила.
Он немного рассказал о месте, где сейчас служит, описал замок и приступил к самой сложной части – рассказу о сегодняшнем событии. Тренинг не прошел даром, ему удалось все описать так, как будто он был лишь случайным зрителем произошедшего. Дальше Ибрагим изложил свои версии о предназначении камней. Это были в основном его вопросы и предполагаемые на них ответы. Почти закончив записку, он понял, что не учел главного. Он не знал, как подсказать далекой дочке о камине с тайником.
Они уже несколько лет тщетно искали, и лишь случай помог тайник найти. Пройдут годы, дочь подрастет, посетит старый дом и должна будет сразу отыскать спрятанное в нем сокровище. И тут Ибрагим вспомнил, что прочитал в каком-то из мемуарных томиков. «…О камине узнаешь в полнолуние, а на нужный камень в нем укажет луч солнца». Да это же подсказка! Память у старшего майора была хорошая и он стал быстро записывать на итальянском то, что удалось вспомнить из того текста. Нет, он не боялся, что его письмо прочтут перед отправкой. По инструкции сотрудники обязаны были личную корреспонденцию сдавать в открытом виде, но он давно имел обходной путь отправки писем. Итальянский хорошо знала его мать Зухра, она же пыталась научить ему и свою невестку, его жену, и уж точно передаст знания Мириам. А значит там, на Родине, эту важную приписку смогут прочитать только его родные.
Солнце совсем скрылось за горой, когда Ибрагим закончил писать. Надо было возвращаться. Первым делом, оказавшись в замке, он передал письмо веселой поварихе Нюше, которая сразу понимающе кивнула. Не первый раз она отправляла для полковника письма. Дальше надо было зайти к Степану и спросить о том, как он без него закончил дежурство. В комнате напарника было темно, значит Степан уже лег и заснул. Но вот что странно. Из-за знаменитого богатырского храпа своего сослуживца, часто не мог заснуть весь дом. А тут стояла полная тишина. Ибрагим включил свет и увидел Степана, лежащим на кровати.


Продолжение следует....