пятница, 29 июня 2018 г.

ОЧЕНЬ ПРАВДИВЫЕ ИСТОРИИ О ПОТУСТРОННЕМ. ЛИРИЧЕСКОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ

И ещё одна замечательная история, которую предложила нашему вниманию Марина Синельникова в качестве комментария к "Очень правдивой истории".
"Продолжая Вашу историю об опыте общения с потусторонними силами, предлагаю свою историю, очень правдивую. Так как она имела место в нашей жизни буквально в прошлом году.

История (прошу прощения за ненормативную лексику, но из песни слов не выкинешь).

Приехали мы как-то к свекрови. Сидим, пьем чай. И вдруг она говорит:
- Плохо мне, плохо. Умру, наверное, скоро. Ходит ко мне баба, вся белая. Я лежу на диване, а она придет, сядет в ногах и сидит, молчит.
- ??? (Мы с мужем немного прибалдели).
А свекровь продолжает:
- Помню, навадился ко мне дед ходить (покойный свекр моей свекрови), в буфете чашами греметь. Раиса тогда меня научила: "Спроси, зачем ходит?". Вот я у белой бабы и спросила: "Чего ходишь? Пошла на х...". Больше не ходит, отстала."

---------------

Из диалога двух дам, когда-то подслушанного мной:
- Мне приснился Вася.
Вася - покойный племянник этой дамы.
- Он недоволен твоим поведением.
- В следующий раз передайте Васе, чтобы он приснился мне и высказал всё, что он думает напрямик. Без посредников.


Дорогие читатели, наверняка у вас тоже есть такие истории. Мы будем очень рады ознакомиться с ними.






четверг, 28 июня 2018 г.

ВИРТУОЗЫ И ВЕРТОУСЫ. ЛИРИЧЕСКОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ

Мне было тогда шесть лет. Я читала биографию Шумана и наткнулась на незнакомое слово. "Что такое "вертоус"?", - спросила я свою маму. Поскольку мама не верила, что такое слово существует, я стала нервничать и кричать. У меня до сих пор такая реакция на непонимание другими очевидного для меня.

Воспользуюсь-ка я тут небольшой паузой, в ожидании продукта Галиной гениальности, чтобы посплетничать. Это опять из моей антипедагогической жизни.
Ко мне ходит один ученик - примечательнейшая личность. Толстый, пыхтящий и потеющий дяденька. Он всегда в ослепительно белых, накрахмаленных и наглаженных рубашках с золотыми запонками, чёрных брюках со стрелками и начищенных чёрных узконосых ботинках. В ухе у него серьга - бриллиантовая капелька, на запястьях дорогущие часы и браслеты, на мохнатых толстых пальцах кольца и перстни. Он тщательно причёсан и обильно надушен. Густые волосы он коротко стрижёт и гелем ставит дыбом. А жара здесь стоит около +40° в тени, влажность, отсутствие кондиционера. Мы с Дидье его встречаем в широких балахонах, босиком.
Ему далеко за пятьдесят. Он меня сразу восхитил. Человек, который никогда не пел, не играл ни на одном муз инструменте даже для баловства на какой-нибудь там дудке или бренчал пару аккордов на гитаре, вдруг вот так, ни с того ни с сего решил научиться играть на фортепьянах. И не "Чижика-Пыжика" там какого, а "Революционный" этюд Шопена.
Разубеждать я его не стала. Я не имею ни права, ни малейшего  желания разбивать чужие мечты. А потом, кто его знает, я верю в чудеса.
Вот. Ходит он ко мне уже полгода. Два раза в неделю. Я предложила ему прогрессивную методику, которую он с презрением отверг. Вместо этого он подсунул мне прелюд Шопена. Ну ладно. Мне не жалко. Даже интересно. 
Учить ноты ему как-то лень. Можно понять. Кому же охота заниматься таким нудным делом. Играть скучные упражнения тоже.
"Как тогда выглядят наши уроки?" - спросите вы. Очень просто. Я беру его пальцы и кладу их на нужные клавишы, а потом виртуозно переставляю их. Я умудряюсь нажимать ещё ногой на педаль. Получается музыка, с натяжкой правда, но, если напрячься, то можно узнать. При этом я выпеваю ноты. Я вполне довольна своими способностями. От себя такой прыти я не ожидала. Причём, прогресс очень даже значительный. Пальцы его я переставляю всё быстрее и быстрее. Такими темпами мы вскоре примемся за исполнение его мечты - за "Революционный" этюд.
В ожидании нашего звёздного часа, кульминационого момента в моей педагогической деятельности, предлагаю вам послушать этот  пресловутый этюд и восхититься силой человеческих амбиций, сносящих все преграды на своём пути.







понедельник, 25 июня 2018 г.

ИБРАГИМ. ДЕЛО КАЛЕТТИ. ПРОДОЛЖЕНИЕ РОМАНА.

Продолжение романа. Предыдущая глава здесь, а весь, пока ещё на законченный роман здесь

ИБРАГИМ. ДЕЛО КАЛЕТТИ


Недели две они ещё колесили по пыльным итальянским дорогам, заезжая в разные селения проведать родственников Марио, пока не оказались в пригороде Милана. Здесь Марио, совершенно неожиданно для Ибрагима, снял свою сутану и переоделся в обычный светский костюм.
- Сеньора Калетти не любит священников, а нам сегодня непременно надо к ней попасть.
Ибрагим давно перестал вникать в суть объяснений и неожиданных географических маневров Марио. Однако, в этот раз, он неожиданно напрягся. Калетти… Ему показалось, или он уже когда-то слышал эту фамилию. Через час их повозка уже стояла у ворот фешенебельного особняка на одной из центральных улиц города. Их давно ждали: входная дверь открылась сразу, а усталого ишака быстро увели куда-то на задний двор. Ибрагиму этот дом чем-то напомнил тот, на скале, где он провел свои последние годы службы: винтовые лестницы, устремленные вверх и ковры, приглушающие шум шагов. Не было лишь шума моря…
В комнате, отделанной дубовыми панелями, в укромном углу сидела пожилая дама. Лицо её было скрыто тенью от старомодной шляпы, но Ибрагим даже в этой тени увидел сверлящий блеск двух внимательных глаз. Марио скромно протиснулся вперед и сообщил скороговоркой:
- Сеньора Росариа, это Ибрагим из России, он очень хороший детектив. Помогите ему найти пристанище и работу.
Дама, тщательно осмотрев Ибрагима, будто он не человек, а вещь, выставленная на аукцион и требующая срочной оценки, изрекла, немного снисходительно:
- Вы находитесь в доме Калетти. Это очень знатный род и я горжусь, что когда-то вошла сюда хозяйкой. Вы что-то знали о моем муже, раз вас представляют, как детектива?
- Нет, сеньора. Я ничего не мог знать о вашем муже, ведь прибыл в Милан лишь этим утром.
Пожилая дама нервно дернулась, будто сказанное её очень сильно задело. Судя по тону следующей фразы, обращенной к Марио, она просто кипела от гнева:
- Он не знает ничего о Милане, о Калетти, и при этом вы хотите, чтобы я что-то сделала для этого человека? Прежде всего, я его отвезу на кладбище.
С этими словами сеньора Росариа схватила старинный колокольчик и стала нервно его дергать. На истеричный звук прибежал слуга, которому было дано поручение срочно приготовить машину. Ибрагим не сильно воодушевился перспективе поездки на какое-то кладбище. Больше всего в этот момент он хотел бы посетить баню и съесть хоть что-то, похожее на суп. Но, увлекаемый свирепой дамой, бодро вышагивавшей, опираясь на трость, он поспешил в гараж, где уже разогревался новенький бежевый Fiat.
Всю дорогу Ибрагим наблюдал за строгой сеньорой и пытался хоть как-то вникнуть в суть этой новой неожиданной поездки… Кладбище. Что за кладбище? Какое он отношение имеет к нему?
Машина остановилась у монументальной стены, ничем не напоминающей кладбищенскую. Сеньора Калетти бодро выскочила из автомобиля и Ибрагим уже стал сомневаться в том возрасте, который мысленно стал сопоставлять с этой дамой. Пожалуй, она не так стара, как кажется… Однако, его мысли быстро перескочили на ту нереальную картину, что открылась перед глазами. Да, это было кладбище, но скорее всего оно напоминало город, город Мертвых. Здесь качеством архитектурных шедевров явно соревновались не только выдающиеся зодчие, но и родственники усопших. Ибрагим чувствовал, что он попал в какое-то особое место, каждый «житель» которого пытается хоть чем-то перещеголять соседа.
- Ибрагим, мы сейчас подойдем к Дому Калетти. Я говорила, что очень горда тем, что когда-то стала его хозяйкой. Но сегодня я вдова комиссара полиции Милана. Мы уже пришли…
На центральной аллее среди внушительных домов, чем-то напоминающих реальные, только уменьшенные в размерах, высилась громада с коринфскими колоннами, на фронтоне которой красовалась надпись Kaletti.
- Это семейный склеп. Здесь и мой муж. Надеюсь Марио сообщил, что Карло был комиссаром полиции? Мужа убили пять лет назад… Вы хотите стать полицейским… Найдите убийцу мужа и я вам гарантирую место в комиссариате. Более того, я вам выделю флигель моего дома. Это я решила сделать для любого, кто поможет раскрыть то преступление, но никто даже не приблизился к цели расследования.
- Сеньора, прошло пять лет. У меня нет никаких документов, вряд ли что-то возможно…
- Я вам разве не сказала, что я не просто вдова, а вдова знатного гражданина Милана? Все копии предварительного расследования мне принесли уже на второй день. Остальные появились чуть позже. Завтра мой сейф, заполненный секретными документами  в вашем полном распоряжении. И если вы найдете убийцу мужа, то быть вам инспектором полиции города. А пока посмотрите на наших соседей. Ну разве они не вульгарны?..
Тут сеньора Росариа посмотрела на два соседних сооружения, немного превосходящие по высоте колоннаду у склепа её семьи. Ибрагим не стал вникать в эти, непонятные ему тонкости, и поспешил выйти за ограду кладбища. Кажется, что от расследования смерти комиссара Карло Калетти зависит теперь его дальнейшая судьба.




Продолжение следует....





пятница, 22 июня 2018 г.

НУ ОЧЕНЬ ПРАВДИВАЯ ИСТОРИЯ, КОТОРАЯ ЗАСТАВЛЯЕТ ЗАДУМАТЬСЯ, ЕСЛИ ЕСТЬ ЧЕМ

Я знаю, что вы все, а я ещё больше, с огромным нетерпением ждем продолжения романа. Галина готовит нам очередные захватывающие приключения Ибрагима. 
А пока, чтобы скрасить долгие часы ожидания, предлагаю вашему вниманию очень важную информацию.

Внимание! Объявляется конкурс на самую правдивую историю, которая заставит задуматься о самом главном. Победившему честь и хвала, и всяческие другие прославления на страницах этого блога.
Торопитесь. Истории принимаются до понедельника включительно.

Начинаю этот блогоугодный почин самолично. Итак:

Как-то речь зашла об опыте клинической смерти. Один из участвующих в беседе рассказывает:"Я вышел из своего тела, увидел его сверху распростёртым на кровати и отправился по коридору к свету. Там меня уже ждали Иисус, апостолы, ангелы и архангелы за накрытым столом." Другой собеседник спрашивает резонно:" И что вы делали?" Ответ не заставил себя ждать:"Мы ели курицу. А как же!"

------------

И ещё одна хорошая новость эпохальной важности! Оказывается, я не последняя выжившая птичка. В этот раз немецкий учёный, да, а не британский, обнаружил эту прекрасную особь во всём её великолепии на островах Реюньон. 






воскресенье, 17 июня 2018 г.

МОИ АНТИПЕДАГОГИЧНЫЕ И ОЧЕНЬ ЭФФЕКТИВНЫЕ СЕКРЕТЫ. ДЕЛЮСЬ БЕСПЛАТНО.

Продолжение педагогической серии.

Пару уроков я смогда продержаться на страхе детей перед полицией и тюрьмой. Потом я ввела положительную мотивацию в виде звёздочек, которые наклеивала на руку самого хорошего ученика. Но этот метод работал так себе, слабовато, пока меня не осенила гениальная и очень антипедагогическая идея. Да, мои праведные коллеги, если вас охватит справедливое возмущение, покорно приму осуждение.
Детский сад находился в самом фешенебельном районе Марселя. А это значит, что родители этих детей помешаны на правильном образе жизни. Булочки всякие и пирожные строжайшим образом дозированы. Упор делается на травленные пестицидами и прочей гадостью "биологически чистые", а потому дорогущие фрукты и овощи, кроме картофеля, конечно (картошка фри только по праздникам) зёрна всякие, а также мясо - но это редко, потому, что большинство практикует ещё вегетарианство. (Анализ этой продукции с этикеткой "био" показывает, что они содержат не меньшее количество гадости, чем более дешёвые аналоги из супермаркетов.) 
Я веду свои пространные объяснения к тому, что конфеты в таких семьях строго запрещены. Чем я гадко и подло воспользовалась однажды и продолжаю пользоваться. 
В тот день дети были особо возбуждены. Уроки я давала в самом конце рабочего детского дня. А значит, что в такое время дети очень уставшие. После четырёх лет они уже днём не спят. Значит, большую часть дня они проводят либо на своих стульчиках под окрики воспитателей, либо с гиканьем носятся по крошечному дворику. К тому же в сентябре и начиная с конца мая наступает страшная жара. Само собой, кондиционеров - страшных врагов здоровья, в садах нет. И кроме того, даже окна герметически закрыты. Многие дети в тридцать градусов носят шерстяные кофты. Я понимала, что при таких обстоятельствах им очень трудно концентрироваться. 
Вот, значит. Детей контролировать всё труднее. Кричать и ставить в угол я не собираюсь. Что делать? И тут меня осенило. Я подсела к одной самой тихой и застенчивой девочке. Вытащила из сумки конфету (да, у меня в сумке всегда есть конфеты), протянула её этой девочке, посмотрела на самого шумного мальчика и сказала:"Николя, вообще-то эту конфету я хотела дать тебе. Но поскольку ты меня не слушаешься, её получит Анна." Анна радостно взяла конфету и под завистливые взгляды затихших одногруппников сначала рассматривала её и так, и этак, и на свету, и под столом, нюхала, облизывала, покатала по носу и по лицу, и только потом медленно положила в рот. В классе наступила мёртвая тишина. У Николя губы начали кривиться для рёва. Я всех оглядела и сказала:"Знаешь, Николя, у меня есть для тебя другая конфета. Теперь всё зависит от тебя." 
С тех пор я могла вить из своих учеников верёвки. Конфеты у меня, конечно же, волшебные. Мне их даёт одна только мне знакомая ведьма, которая напитывает их заклинаниями, от которых дети становятся сразу и умнее, и красивее. 
Интересно, что то ли дети держали в тайне от родителей мой антипедагогичный метод, то ли родители закрывали на это глаза, но никто мне не сделал замечания.
Кстати, думаю, что в бедных районах моя антипедагогика будет неэффективна. Люди здесь едят всё подряд. Хотя в таких частях города никто не будет платить за довольно дорогие дополнительные уроки.
Больше групповых уроков детям я не даю. С тех пор, как я начала применять этот метод, родители не загоняют своих детей криками и шантажом за пианино или письменный стол. Дети с нетерпением поджидают меня уже на лестничной клетке с шёпотом "Принесла?". И как приятно играть гаммы или повторять английские слова и выражения, пердварительно набив рот воистину райским строго запретным яством, возносящим тебя прямо к небесам. Поверьте мне, даже пятилетние дети умеют держать язык за зубами. 
Теперь Дидье  называет конфеты моим основным педагогическим инструментом.





четверг, 14 июня 2018 г.

К ВОПРОСАМ РАЗВИТИЯ ПЕДАГОГИКИ ВО ФРАНЦИИ. ЛЕНИН И ДЕТИ


Лиля-Лилечка моя нежно любимая Искусница - Рукотворница в последнем своём комментарии подстрекла меня к описанию моей педагогической деятельности. Вернее, идея её, как я поняла, заключалась не совсем в этом, но у меня она приняла такую форму.
Где-то в хаотичных недрах моего блога уже есть пара-тройка рассказов из этой серии. Те, кто со мной уже давно, наверняка вспомнят.
Вообще-то я предпочитаю индивидуальные занятия. Но несколько лет подряд мне пришлось преподавать английский в детском саду. В группе было примерно 15-20 детей четырёх-пяти лет. Здесь я увидела воочию, что представляет из себя французская педагогика на практике. Я приходила к концу учебного дня. Дети тоскливо сидели на скамеечках в большом зале, сложив ручки на коленях, под присмотром директрисы с всклокоченной причёской и крайне зверским выражением лица. На малейшее движение ребёнка она реагировала громким, пронзительным криком - "Сидеть тихо!" У остальных воспитателей тоже лица меняют выражение на приветливое только при виде родителей, и здесь выясняется, что они могут разговаривать номально, а не по-фашистски.
Мои ученики по приказу выстраиваются парами, и мы чинно идём в класс. Часть коридора, которая просматривается директрисой, мы идём стройной, молчаливой колонной. Как только мы заворачиваем за угол, я говорю:"Кто первый, тот победил!" Результат вы можете представить себе сами.
Впоследствии другие воспитатели донесли на меня. Пришлось нам превращаться то в мышей, то в муравьёв.
Вот дети, пихаясь и дерясь, сели за свои маленькие столики, и поднялся страшный гвалт. На меня они не обращали никакого внимания. Кричать я не собиралась. Принципы, знаетет ли, старого педагога советской закалки. Тогда я подсела к паре малышей и тихо сказала:"А вы видели по телевизору в новостях показывали, что родители и учителя уже не могли сами справляться с непослушными детьми. Пришлось подключиться полиции. В тюрьмах открыли камеры для детей." Остальные дети умолкли, пытаясь расслышать меня. И тут зазвонил телефон. Это был мой приятель. Я воспользовалась случаем и сказала:"Комиссар Дюпон? Вы уже здесь? И наручники не забыли? Вроде бы они послушные." Я оглядела притихших детей. "Хорошо, спасибо. Да, я Вас сразу позову."
Вот так я начала свой урок.
Ко мне подошёл мальчик и сказал, что это секрет. Я нагнулась. Он обвил мою шею липкими ручонками и зашептал:"Мне полицию не вызывай. Видишь, какой я послушный. А вот Пьер очень плохой. Его обязательно надо посадить в тюрьму." Остальные дети закивали головами и зашептали, указывая пальцем на сникшего Пьера. В их добрых детских глаза светилась радость от предвкушения сладостной картины плачущего Пьера, ведомого в наручниках полицейскими к машине, пригибающих ему голову при запихивании его в кабину, а потом в кандалах и полосатой пижаме наворачивающего круги в тюремном дворике с другими детьми под окрики страшной надсмотрщицы:"Шнель! Шнель!"



вторник, 12 июня 2018 г.

РАЗГАДКА ПОХИЩЕНИЯ. ПРОДОЛЖЕНИЕ РОМАНА

Продолжение. Начало в предыдущих постах или здесь.


РАЗГАДКА ПОХИЩЕНИЯ


Ибрагим долго стоял на лестнице, не зная с чего начать такое непонятное расследование. Когда нет убийства, нет каких-то улик и вся проблема лишь в исчезнувшем куске мрамора, по большому счету никому не нужному, то довольно трудно заставить себя работать. Что он видит перед собой? Да просто груду пыльного камня, который смотрится эффектно лишь с приличного расстояния. Так, стоп, это первая умная мысль за последний час. Камень и правда пыльный. Он стал  протирать пальцем каждый выступ статуи и внимательно изучать свои пальцы: серый, серый, серый, оранжевый!!! Оранжевой пыль быть не может. Ибрагим внимательней присмотрелся к этой части статуи. Кажется, это была складка одежды, которая располагалась сразу под исчезнувшим фрагментом руки. Дальше взгляд зацепился за небольшое бурое пятнышко. Вряд ли кто-то залез сюда для того, чтобы выпить свекольный сок – это точно кровь. Кровь того, кто вытаскивая мраморный кусок, просто зацепился за держащий его штырь. Оранжевый цвет пыли почему-то напомнил ему Самарканд. Там, у гробницы Тамерлана он уже сталкивался с подобным…
Ибрагим быстро спустился вниз, где его ждали Марио и кардинал Канали.
- Вы что-то обнаружили? – спросил последний.
- Мне надо срочно поговорить с вашими учеными.
- Они уже ждут вас, только для встречи вам надо спуститься в крипту. Мы ни на минуту не можем прерывать наши исследования, ведь их надо закончить как можно скорее.
Спуск в подземелье был освещен довольно тускло. С каждой ступенькой становилось все холодней. Ибрагим снова вспомнил Самарканд. Как же там все было помпезно организовано! И освещение качественное позволило увидеть ТУ оранжевую пыль, а точнее не пыль, а плесень возле некоторых гробниц. Он тогда впервые узнал, что плесень бывает разная, а та, что предстала перед ними – самая опасная для человека. Пройдя мимо каких-то камней и гробниц, они подошли к месту раскопок. Трое рабочих, среди которых был тот китаец, что принес ему лестницу, возились в огромной яме, что вела куда-то вглубь. Рядом суетились ещё три человека. Эти что-то активно обсуждали и записывали в большую тетрадь, лежащую на столе – единственном предмете мебели в этом подземелье.
- Роберто, синьор Ибрагим желает вам задать несколько вопросов. Отвечайте только на них. Никаких комментариев о наших раскопках.
Роберто, итальянец с черными усиками, в очках и грубой серой рубашке, подошел к Ибрагиму и протянул ему руку.
- Я вас слушаю и очень хочу помочь.
- Меня интересует, какие последние изыскания вы делали в этом склепе.
- Извините, но монсеньор только что сказал, что я не могу ничего вам рассказывать про наши исследования.
- Монсеньор Канали, я считаю мою миссию у вас законченной. Я не смогу найти украденный фрагмент статуи, если не узнаю, что происходит в этом подземелье.
Кардинал Николо замялся лишь на секунду, после чего утвердительно кивнул Роберто. Тот понял намек и начал свой рассказ.
- Хорошо. Своё исследование мы начали в 1939-м. Нашли много интересного и если вам нужны подробности, то их можно найти вот в этих записях. В последние дни мы занимались расчисткой вон той мозаики. Она дошла до нас в таком виде с V века, просто уникальный экземпляр. Когда-то в этом месте была часовня или базилика, стены которой ещё можно видеть.
Ибрагима не сильно интересовала мозаика, потому он прервал восторженный рассказ Роберто:
- Какие захоронения вы вскрывали за последние дни.
- Сеньор, никакие. Мы только занимались мозаикой.
Тут из-за спины Роберто показался худенький мужчина, нервно теребящий кепку и робко начал:
- Извините, господин и синьор Роберто, но одну гробницу вскрывали. Это не захоронение Папы, это какая-то непонятная могила, которая мешала осмотру мозаики. Она расположена там, между сваями собора.
Ибрагим быстро перескочил раскоп и устремился в указанном направлении. Между мощными сваями он увидел небольшой каменный короб со стертыми надписями. Сверху короб был прикрыт крышкой, однако та была предательски сдвинута. Заглянув внутрь, Ибрагим понял, что его расследование завершено.
***********************
Двумя часами позже они сидели в том же дворике, где впервые познакомились с кардиналом Канали.
- Ибрагим, я хочу от вас услышать подробности. Вы вернули ценную вещь Ватикану и мы хотим понять, как вы добрались до сути.
- Зачем Вужоу взял эту руку с ключами – выясняйте у него. На его локте ссадина от штыря, на который он наткнулся, пытаясь снять кусок мрамора с крепления. Более того, он оставил на месте преступления и другой след. Та оранжевая пыль, которую я обнаружил на статуе – не что иное, как очень опасная для человека рыжая плесень. Видимо она была на одежде Вужоу, который по просьбе ученых днем ранее вскрывал мешавшую гробницу. Я видел такую плесень дважды – в Самарканде и здесь, в соборе Святого Петра. Плесень, кровь, ссадина, гробница – все ясно. В этой гробнице китаец и спрятал вашу реликвию. Кстати, монсеньор, в старину, если в доме появлялась такая плесень, то дом надлежало сжечь. Как вы поступите на этот раз?..
Ибрагим лукаво усмехнулся, а кардинал, наспех поблагодарив гостя за оказанную помощь, спешно скрылся в недрах Ватикана.
- Ну, Марио, мы можем ехать в Милан или у тебя снова какие-то вести от родственников?..



Продолжение следует... И ещё какое продолжение!


понедельник, 11 июня 2018 г.

КЛЮЧИ ОТ РАЯ. ПРОДОЛЖЕНИЕ РОМАНА.

Продолжение. Начало в предыдущих постах или здесь.

КЛЮЧИ ОТ РАЯ


Их приняли в уютном дворике папского музея, окруженного великолепными мраморными статуями. Кардинал Николо, высокий статный мужчина, с интересом разглядывал Ибрагима. Ибрагиму же хватило беглого взгляда, чтобы составить мнение об этом человеке: цепок, изворотлив, чрезвычайно умен и явно имеет большую власть в Ватикане.
- Давайте начнем сразу с дела. Мне хотелось бы увидеть статую.
- Ибрагим, вы понимаете, что все, что вы здесь увидите и узнаете, должно остаться в этих стенах. Берясь за это дело, вы подписываетесь в том, что никому и никогда ничего не сообщите о том, что возможно узнаете в ходе вашего расследования.
- Отец Николо, мне кажется, что это я вам нужен в данной ситуации. Потому давайте не будем тянуть время, и так уже неделя прошла с момента похищения.
Николо Канали не ожидал такого отпора и с удивлением посмотрел на Марио. Тот шепнул Ибрагиму, что согласие на неразглашение тайны надо все-таки дать.
- Ну хорошо, все, что я узнаю, я расскажу только вам, монсеньор и никому больше.
- Я вас услышал, Ибрагим. А теперь идемте.
Через длинные анфилады музеев, они отправились прямиком в собор Святого Петра. Кто-то невидимый распахнул перед ними тяжелые двери и вот уже Ибрагим стоит в самом огромном соборе, который ему когда-либо приходилось видеть. Кардинал не стал задерживаться и уверенно прошел мимо капелл к центральному алтарю. Ибрагим шел неспешно, а у величественного бронзового балдахина даже решил задержаться.
- Это работа скульптора Бернини, - шепнул ему Марио, - балдахин находится как раз над могилой Святого Петра. Но нам надо идти дальше.
За балдахином Ибрагим мельком взглянул на несколько статуй в нишах, одна из которых была укрыта серым полотном. Он быстро нырнул в это пространство, отделявшее пострадавшую статую от остального собора. Огромный исполин высился над ним. Чтобы добраться к торчащему из остатков руки штырю явно была нужна лестница.
- Монсеньор, скажите, ведутся ли какие-то реставрационные работы в соборе или ближайших музеях.
- Ибрагим, то, что я вам сейчас скажу – большая тайна. Ещё до войны в подземельях собора Святого Петра начались работы по расчистке папской усыпальницы. Мы не собирались её исследовать, однако, после некоторых находок, весьма неожиданных, решено было провести более серьезные изыскания. Мы привлекли ученых, но все работы пришлось остановить из-за войны. Недавно работы возобновились. Сейчас в подземельях трудится несколько рабочих и трое ученых. Последней их находкой было обнаружение языческого алтаря. Мы не готовы пока с миром делиться такими секретами.
- Я должен увидеть этих людей. А пока найдите мне обычную лестницу, чтобы добраться воон туда, - и он ткнул пальцем в высившийся обрубок.
Ждать пришлось долго. За время ожидания, Ибрагим обошел собор, подивился некоторым папским захоронениям, особенно тем, где в стеклянных капсулах лежали те, что когда-то были на верней ступени католической иерархии, остановился у мраморной фигуры скорбной женщины с миловидным лицом, держащей на коленях мертвого человека.
- Это Пьета, творение великого Микеланджело, - прокомментировал Марио, следовавший за Ибрагимом по пятам.
- Я знаю, как и то, что этот мастер из Флоренции.
- Откуда, вам об этой работе говорила ваша матушка, Зухра-ханум?
- Нет, зачем, просто вон на том пояске, который на даме, ваш мастер высек свой автограф: Микеланджело Буонаротти, флорентиец.
Марио пригляделся и действительно увидел довольно четкую надпись…
- Ибрагим, я должен уже перестать удивляться твоей внимательности к деталям, но ты меня в очередной раз удивил. Я ничего не знал об этом автографе, а он на самом видном месте.
Они бы ещё долго стояли у этой статуи, если бы не рабочий, семенящей походкой подскочивший к ним и сказавший с заметным восточным акцентом: «Твоя просила лестница, моя её приносиль. Там стоит, ходи - работай».
- Скажи, тебя как зовут, - спросил Ибрагим, подталкиваемый какой-то внутренней интуицией.
- Моя звать Вужоу. Твоя есть ещё вопрос?
- Нет, спасибо за лестницу.
Когда он забрался к самому лицу каменного исполина, он лишний раз задумался о том, каково же это – работать скульптору с такими внушительными конструкциями. Поднимаясь со ступени на ступень, Ибрагим все больше проникался величием самой работы и той сложности, которая ему теперь предстоит. Он понимал, что ключи явно где-то здесь, в недрах этого огромного собора. Но достать их сможет не каждый. Да, Ибрагим, вляпался же ты в эту Италию с её семейственностью и тайнами…





Продолжение следует....




воскресенье, 10 июня 2018 г.

ИБРАГИМ ПРОВОДИТ СЛЕДСТВИЕ В ВАТИКАНЕ. ПРОДОЛЖЕНИЕ РОМАНА

Продолжение. Начало тремя постами ранее или здесь.

НРАВОУЧИТЕЛЬНАЯ ГЛАВА ОБ ИБРАГИМЕ И ЕГО БОГОУГОДНОМ РАССЛЕДОВАНИИ


По просьбе Галины - Искусной Сказительницы прозрачно намекаю вам на тот факт, что эта часть, как и все прочие,  однако, основана на самых реальных событиях. Подлых и циничных грабителей не останавливает даже святая святых - собор Святого Петра в Ватикане, а именно рука статуи Святого Петра, с зажатыми в ней ключами от Рая. И здесь провидение в лице нашего Ибрагима вмешивается в поиски злоумышленниками Врат Рая. Плохие всегда ищут короткие пути в это замечательное место, в то время, как хорошие живут целую праведную жизнь, полную скорби и лишений, чтобы потом быть там привеченными со всеми почестями самим Верховным Смотрителем с его крылатыми ассистентами.


Путь к Ватикану.

Следующие две недели Марио постоянно сворачивал с пути, чтобы посетить очередных родственников. Ибрагим всякий раз удивлялся, как может быть столько родственников у человека, решившего посвятить себя Богу и готового полностью отвлечься от мирской суеты. Но Марио постоянно интересовали новости не только разбросанных по стране родственников, но и друзей родственников, а также дальних знакомых тех друзей: кто и когда родился, кто на ком женился, и у кого, не дай бог, случились какие-то проблемы. В этом случае надо было срочно свернуть с намеченной дороги и оказать любую посильную помощь. Ибрагим уже понял, что его навыки в этой стране очень даже могут пригодиться, ведь не раз Марио деликатно просил его помочь в решении очередной семейной проблемы.
Однако, все дороги ведут в Рим. Вскоре им по пути стали попадаться красивые замки, да и сама дорога стала какой-то особенной. Не красивой и не удобной, а именно отличной от всех остальных. Ибрагим интуитивно чувствовал приближение кульминации их маршрута – большого города.
- Марио, вот скажи мне – зачем нам заезжать в Рим. Зачем тратить время на суету этого огромного города. Нельзя ли объехать его стороной и поспешить в Милан.
-  Нет, Ибрагим. Ты не раз выручал моих родственников и теперь не должен отказать в помощи. Нам предстоит важная встреча с кардиналом Канали, председателем комиссии по делам государства. Это же просто ужас, что произошло в самом сердце Святого Престола! – тут Марио многозначительно выпучил глаза и задрал вверх голову, будто высматривая птиц на ближайшей оливе.
- Знаешь, я люблю загадки, но ненавижу, когда от меня что-то хотят и при этом что-то скрывают. Откуда ты узнал, что в Ватикане что-то произошло? Мы ещё на приличном расстоянии от него. Или ты говоришь все начистоту, или я просто отказываюсь ввязываться в очередную вашу заварушку: их и так было слишком много.
Марио сразу вернул глазам их прежний диаметр, перестал изучать вредителей оливковых посадок и с какой-то ухмылкой взглянул на Ибрагима.
- Ну как же, Ибрагим, помнишь мы в Чеккано заезжали к синьоре Розе? Её племянник нас познакомил с племянником синьора Умберто, родной брат которого недавно приехал из Рима погостить. Вот он то и рассказал о том, что случилось. Он же, узнав о твоих феноменальных способностях, отправил гонца обратно, сообщить, что помощь скоро будет.
- А как этот гонец раньше нас попадет в Рим?
- Ну как же, мы же потом заезжали в Писсоньяно к тёте Фелиции, не мог же я проехать мимо и не заехать к родной тёте брата лучшего моего друга Тонио, что из Неаполя. А потом мы свернули в Чампино, ну ты разве не помнишь, к двоюродной сестре отца Лацио, муж которой готовит чудесное вино. Он же тоже из Неаполя…
Ибрагим давно перестал вникать в родственные связи Марио и просто ждал: когда-то Марио закончит перечислять своих родственников и начнет, наконец, рассказывать суть. Тот, сделав небольшую передышку, после того, как перечислил ещё пару десятков каких-то имен, наконец перешел к описанию «ужасного происшествия».
- Ты не поверишь, Ибрагим, украдены ключи от ворот Рая!
- Да ну, - усмехнулся тот, - и что же теперь, раз ворота закрыты, то придется сигать через забор? А праведники смогут на такие выкрутасы пойти?
- Ты зря смеешься. Дослушай вначале. В соборе Святого Петра у входа в подземный склеп, где покоятся Римские Папы, стоит статуя Святого Петра. Работа старинная, 13 век. В левой руке Петр держит символические ключи от Рая. Так вот, кто-то неделю назад отпилил эту руку. Как такое было возможно, никому непонятно. Сейчас место огородили, статую накрыли покрывалом, а любопытным сообщают, что просто ведутся ремонтные работы. Ибрагим, ты должен найти Ключи от Рая.
- Такой миссии у меня ещё не было, - снова лукаво подмигнул Ибрагим…

Продолжение следует....



понедельник, 4 июня 2018 г.

САМЫЕ МАЛЕНЬКИЕ ГИГАНТЫ И БОЛЬШИЕ ПРИНЦЕССЫ. МОИ ПРАЗДНИЧНЫЕ БУДНИ

Раз уж речь зашла о моих трудовых буднях, расскажу вам о моей  ученице - Виржини. Очень одарённая девочка семи лет, живая и умная. Обычно её приводит мама. Как-то раз это ответственное дело поручили дедушке. Не знаю, кому эта блестящая идея пришла в голову. Пришли они с большим опозданием. Причём мама Виржини завершила долгий и подробный инструктаж словами:"Виржини хорошо знает дорогу. Она тебе её покажет." От их дома до моего один километр по абсолютной прямой. 
Дед начал с того, что поехал в противоположном направлении. На протест Виржини он не обращал внимания. Хорошо, что мама Виржини позвонила по телефону и заставила старика развернуться.
В конце концов они добрались до меня. Дед - божий одуванчик, не остановился на простом рукопожатии. С невинным видом младенца он полез целоваться в губы, пытаясь ухватить мою грудь. С трудом нам удалось оторвать его от меня и усадить на диван. Виржини мне злобно шипела, повернувшись спиной к деду: "Какой дурак! Какое наказание на мою голову!"
Пока мы с Виржини играли упражения и разбирали ноты, дед безумолчно рассказывал. как он любит русскую музыку, как он играет на аккордеоне, что он ел вчера на ужин и как переваривал это, какие у него и его жены болезни, какова политическая ситуация и позиция Франции на мировой арене. Я изредка поворачивала к нему голову, кивала и вежливо улыбалась. Виржини же разворачивалась и ворчала:"Дед, ты не видишь, мы же работаем. Ты нас отвлекаешь."
Урок закончился. Я провожала их до двери, стараясь держаться от старика подальше.
Дидье в тот раз с нами не было. Хотя не думаю, что деда остановило бы его присутствие. Он уже давно живёт в своём раю с прекрасными гуриями.
В конце урока, на десерт, мы обычно играем в четыре руки, поём, а Дидье подыгрывает на гитаре. Виржини хорошо знает Дидье, но избегает общения с ним. При встрече она быстро здоровается, не глядя, и прошмыгивает в комнату. Я поняла, что Виржини никогда не видела таких больших людей и это вводит её, обычно бойкую, в замешательство.
Прошлый раз за ней пришла бабушка с братом - очаровательным трёхлетним малышом с бесятами в глазах. Виржини взяла брата за руку, подвела к Дидье и объяснила:"Это Дидье - гигант из страны гигантов. У них там он самый маленький."









пятница, 1 июня 2018 г.

НАШИ БУДНИ II. ЕЩЁ ОДНО ЛИРИЧЕСКОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ

В комментариях к прошлому посту я писала, что Дидье пишет песни и стихи. Вот одно из его ранних произведений.

"Не знаю, заметила ли ты меня,
Я ищу твой взгляд.
Как я хочу, чтоб ты меня заметила,
Чтобы наши взгляды пересеклись.
Ты пришла из далека,
Что не так далеко. "
(В последней строчке Дидье хочет сказать тому, к кому обращается, что она, даже ещё до встречи в реальности она была ему близка).




Pas si loin – Didier Massart
Couplet

Je ne sais pas, si tu m’as déjà vu.

Moi, je cherche tes yeux.
Je voudrais tant que tu m’aies aperçu.
Que tu croises mes yeux.
Refrain

Tu viens de loin,

Pas si loin que ça.
Un jour, peut-être, tu me verras
C.

C’est plus facile d’écrire une chanson,

Que de dire tout ça.
Mais dans ma tête, y a pas que des chansons,
Il y a aussi toi.
R.
Bridge
C.

Y a un volcan tout au fond de mon cœur,

Mais tu vas rire de moi.
Il brûle pour et ça me fait très peur,
Ne te moques pas de moi
R.
C.

Dans ton regard, je lis tant de douceur,

Et moi j’y crois.
Et dans mes rêves, y a une place dans ton cœur…
Me réveille pas !
Refrain 2 (bis)

Je viens de loin,

Pas si loin de toi
Un jour …. Peut-être,
Tu me verras


Может, когда-нибудь я переведу эту песню в поэтической форме. Аранжировка, муз сопровождение, само собой исполнение - творчество одного только Дидье. И даже автор фотографии на обложке - он сам.

Кстати, история создания этой песни весьма романтична и мелодраматична. Девушка, которой посвящается песня, была врачом - коллегой Дидье. Она была активной участницой движения за независимость басков, то есть террористкой, если хотите. Её брата запытали до смерти в тюрьме в Испании.
Через пару лет после встречи с Дидье девушка умерла от рака на руках нашего героя.

И ещё.... Выражение "venir de loin" - "прийти издалека" означает, что человек к данному моменту его жизни прошёл немало суровых испытаний. То есть вернулся из ада.