четверг, 30 декабря 2021 г.

С НАСТУПАЮЩИМ ВАС!!!

 


С НАСТУПАЮЩИМ ВАС!!!

суббота, 25 декабря 2021 г.

НЕВЕРЛАНДИЯ. ТЫ НИКТО И ЗВАТЬ ТЕБЯ НИКАК.

Продолжение "Ты никто и звать тебя никак". Предыдущие части здесь.




    Дидье всё ломал голову над сложившейся ситуацией. Он должен был  оградить детей. Он знал, что они будут в опасности, стоит им поехать на каникулы к бабушке с дедушкой. Дидье провёл ряд бесед с детьми, тщательно готовясь, учитывая возраст каждого, да чтобы не запугивать. Он знал, что после происшедшего Даниель на какое-то время затаится. Но не надолго.

    И тут он подумал о Кристофе. У него же был друг полицейский. Стражи порядка довольно регулярно наведывались в его больницу. Они приводили сбежавших больных, бродивших в городе. Психушка не была огорожена забором с колючей проволкой. Больные могли свободно приходить и уходить. Чаще всего это им не приходило в голову. Ведь в больнице у них у каждого была своя удобная комната, с индивидуальной туалетной и душем. Их кормили довольно прилично, сбалансированно. Дома чаще всего таких условий у них не было, да и дома – то самого чаще всего не было.

    С Кристофом Дидье подружился в сложный момент его жизни. Один из больных покончил жизнь самоубийством, что иногда случалось. Всегда в такие моменты полиция проводила следствие. Кристоф и его коллеги допрашивали Дидье в течение трёх часов.

    Городок, в котором жил Дидье был небольшой. Как-то Дидье встретил Кристофа в кафе, в которое он зашёл утром, после работы. Они разговорились. Выяснилось, что Кристоф тоже музыкант. Так полицейский вошёл в их музыкальную группу, которая регулярно собиралась.

    Дидье подробно рассказал Кристофу о случившемся. Кристоф был согласен с тем, что заявление в полицию ничего не даст. В таких случаях свидетели и потерпевшие хранят молчание. Но он пообещал подумать. Через пару дней Кристоф сказал Дидье, что его испытанный годами в сложных ситуациях друг, тоже полицейский, примет его частным образом в своём кабинете. Так Дидье оказался в отделении полиции по делам несовершеннолетних. Кристоф провёл его мимо приёмной без регистрации.

    Высокий, мускулистый, как и большинство полицейских, мужчина, встал ему навстречу и крепко пожал руку.

    - Стан Майо, - представился он, - следователь. Камеру и магнитофон я отключил. Уверяю Вас, что всё сказанное здесь, останется между нами.

Он внимательно выслушал Дидье. Стены над письменным столом были увешаны фотографиями детей. На столе возвышалась гора толстых папок.

    - Как раз сейчас я занимаюсь пропавшими детьми. Знаете ли Вы, что во Франции ежедневно каждый пятый ребёнок, согласно опросам, является жертвой педофилии, каждый десять минут полиция получает заявление об исчезновении ребёнка? - сказал он Дидье.

    - Скажу Вам откровенно, что чем дальше я продвигаюсь в следствии, тем больше меня охватывает ужас. А я уж навидался многого, можете мне поверить. У меня ощущение, что педофилия, торговля детьми для разных целей – от пересадки органов, до поставки маленьких людей на оргии процветают во всём мире. Самый дорогой товар – не наркотики и оружие, а человечина. Нити ведут в правительственные круги.

    Войны очень выгодны определённым группам людей, которые подогревают их с двух сторон. Самый крупный источник прибыли – торговля людьми. Войны порождают огромное количество сирот, которых собирают «службы спасения» и религиозные, и межправительственные. Никто таких детей искать не  будет. У них ведь не бывает никаких документов. В мирной стране ведётся учёт населения. Но в военной разрухе это невозможно.

    - А что Вы мне посоветуете в моей ситуации?,  - спросил Дидье.

После момента раздумий, комиссар Майо ответил:

    - Как я понял, Вы уже давно хотите развестись. Так вот, разводитесь. Сейчас в порядке вещей, что дети в таких случаях обычно живут неделю у матери, а неделю у отца. Вы, наверное, знаете, что часто при разводах судья назначает так называемых посредников. Это психологи, обязанные регулярно, хотя бы раз в неделю наведываться в один дом и в другой, ходить в школы для того, чтобы оградить детей от травмирующих последствий развода, сопровождающих его скандалов. Миссия посредников может длиться годами. Так что вряд ли Даниель и его окружение посмеют причинить Вашим детям вред.


Додо


Продолжение следует...

пятница, 24 декабря 2021 г.

С КАТОЛИЧЕСКИМ РОЖДЕСТВОМ!!! С НАСТУПАЮЩИМ НОВЫМ ГОДОМ!!!

 


вторник, 21 декабря 2021 г.

ПАДЕНИЕ В КРОТОВЬЮ НОРУ

Интересно прослеживать смену круга читателей за все годы существования блога. Само содержание, стиль и, конечно же, комментарии, всё постоянно меняется. Я другая. Не та, что десять лет назад.
Это последнее произведение отличается от прежних. Я не хочу больше привлекать, развлекать. Хотя всегда писала так, как пишется. Иначе я не могу. Это независимый от меня процесс. 



Небольшой экскурс. Совсем нелирическое отступление.


 
Дорогой читатель, следующие события разворачиваются в особой атмосфере. Попав в неё, примерив на себя, вы сможете понять, прочувствовать происходящее.
Персонажи этой истории живут в Бельгии и во Франции, на границе двух вышеупомянутых стран. Бельгия обязана своим расцветом угольным копям, на базе которых выросла вся мощная бельгийская промышленность. Конечно же надо упомянуть и африканские колонии, в которых бельгийцы лютовали страшно, выжимая из туземцев, которых за людей не считали и страшно эксплуатировали, прибыль. (Это было ужаснее концлагерей и ГУЛагов) 
Так вот, представьте себе эти места. Мрачные, серые городки, в которых всё покрыто угольной пылью, нет ни одного парка, ни деревца, ни цветочка. И, соответственно, жители. В основном шахтёры. Те, которых с пяти - шести лет загоняли в узкие галереи, в которых они передвигались на четвереньках. Люди, которые видели солнце только по воскресеньям. 


Ван Гог "Едоки картофеля".

Скажем прямо, бедные эти мужчины и женщины, дети особой красотой и гармоничностью пропорций не отличались. 
В "Белоснежке" гномы были такие забавные. Или возьмём, к примеру, синих штрумфов. Ведь такие люди существовали в реальности. Это и были шахтёры. Недостаток света, пищи, воздуха, тяжёлый труд в узких тунелях, в которых они постоянно пребывали в согнутом положении или на карачках Отсюда у них непропорционально большие головы, длинные туловища и короткие ноги, они небольшого роста. И конечно же высочайшая смертность от болезней и несчастных случаев. Ведь самые элементарные правила безопасности не соблюдались. О них даже и представления не было.

Вспомните "Жерминаль". Вечером у них едва было время на скудную еду. В основном - картофель. А по воскресеньям после церкви пьянка и драки, насилие.

Со временем французов и бельгийцев сменили итальянские иммигранты, согласные на ещё более тяжёлые условия. Сейчас шахты закрыты, но потомки шахтёров живут там же, и образ жизни они унаследовали от многих поколений предков. В таких городках высокий уровень безработицы. Основная масса населения сидит на нищенском пособии. Алкоголизм и насилие здесь процветают. 
 
Теперь вам будут более понятны нижеописанные сцены.

***

    Лента его жизни, особенно последние события проходили перед его мысленным взором. Он думал о том, любил ли он действительно Франс. Она всегда трогала его своей хрупкостью, вызывая в нём желание защитить её, пригреть, оберечь от суровой действительности.

    Буквально через пару месяцев после свадьбы он понял, что ошибся в выборе, что они были совсем с разных планет. Франс бросила учёбу. Целыми днями читала  мыльные дамские романы, рыдая над страданиями героев. Даже музыку – страсть Дидье, который играл на многих инструментах, она не воспринимала. Поэзии для неё не существовало.

    Пока он собирался с духом чтобы объясниться с Франс, она объявила ему, что беременна. Постепенно Дидье сжился, свыкся с жизнью с неинтересным ему человеком, погрузившись в ежедневную рутину.

    Он был фармацевтом. Ещё со школы он увлекался химией. В подвале аптеки была хорошо оборудованная лаборатория. В его обязанности входило тщательное изучение медикаментов, которые поступали к ним на продажу. Владелец аптеки был увлечённым специалистом. Часто вместе с Дидье они застревали допоздна в этой лаборатории. Постепенно, месяц за месяцем, год за годом оба осознавали тот факт, что медикаменты часто приносили больше вреда, чем пользы. Сами они в их личной жизни переходили на травы и гомеопатию, обращаясь к специалистам, которые первым делом исследовали психическое, эмоциональное состояние больного. Дидье всё больше убеждался в том, что лечить нужно не отдельные органы и болезни, а всего человека: и его организм, и душу. Так он стал посещать семинары по психологии, по альтернативным методам лечения. Но давление больших фарм компаний, поддерживаемых государством, вынуждающим их рекламировать и продавать заведомо вредные препараты, вызывали в них всё большее сопротивление.

    Дидье по роду службы должен был регулярно читать лекции о последних достижениях фармакологии в больницах. Так он попал в псих больницу. Его всегда интересовала человеческая психика, мотивы поведения. Он сам стал задавать много вопросов врачам. Тогда главврач сказал ему, что если у него хватит терпения проучиться три года, он возьмёт его на работу медбратом. Конечно же он будет продолжать свои лекции за хорошую прибавку к зарплате.   Дидье посоветовался с начальником, который и сам уже не выдерживал давления Биг Фармы и собирался уходить на пенсию, и, собравшись с духом, бросил работу и поступил на учёбу.

    Учился он легко. Он всегда мечтал лечить людей. Кроме того, вследствие выбранной специализации – психиатрии, он должен был постоянно посещать семинары по разным направлениям психологии, работая над собой в первую очередь. Все студенты его направления, кроме того, должны были заниматься борьбой для того, чтобы уметь обездвижить разошедшегося больного, не причинив ему вреда.

    Дидье выбрал ночную работу по ряду причин. Во-первых, он любил ночь. В это время суток он бывал особенно работоспособен. Днём было слишком много суеты, процедур. Вечером же, он после ужина проводил беседы,  раздавал лекарства и укладывал больных спать. В его обязанности входили беседы с больными, о которых он потом оставлял отчёты врачу, у которого на это часто не хватало времени. У них была самодеятельность. Больные любили петь, рисовать, лепить, ставить спектакли. Дидье приносил свою гитару, аккомпанировал им. Организовывал их творческое пространство. Во-вторых, после отбоя, он налаживал на расстоянии компьютеры, что тоже обожал. И конечно же у него оставалось дневное время для игры в группе, для своих песен и для своих детей.

    Отношения с Франц не то, чтобы не складывались, их не было. Она была замкнутой, холодной. Дидье хотел её понять, прочувствовать, но она была недоступна. В семье Франц не было принято общаться по-настоящему. При семейных мероприятиях вроде бы было всё, «как у людей», но Дидье ощущал какой-то гнёт. Словно что-то плохое, тёмное связывало всех членов семьи, пропитывало всю домашнюю обстановку, сам дом.

    И вот, в тот незабываемый день, Дидье многое открылось в этой загадке, в той мрачной энергии, которая исходила от Франс. Рождество они провели у родителей Франс – Нелли и Даниеля, с детьми, которых к тому моменту было уже три и двумя сёстрами Франс. Когда они вернулись поздно вечером, старшая дочь Дидье – Жюстина с разбега, как она любила, прыгнула в его объятья, обвив его, словно обезьянка, руками и ногами. У неё выпали передние зубы, и она смешно шепелявила. Ей было шесть лет. «Папа, я скажу тебе один секрет» - начала она. Хотя это был обычный момент в их отношениях, но Дидье внутренне напрягся, как будто предчувствуя что-то нехорошее. Так оно и было. Жюстина рассказала ему, что дед – Даниель, когда она сидела у него на коленях, сунул руку ей в трусики. Дидье обдало жаром. Ему стоило неимоверных усилий не выдать своё замешательство, а затем – ярости. В этот момент в комнату зашла Франс и, хотя Жюстина шептала ему на ухо, словно поняяла шестым чувством, о чём шла речь. Дальше всё было как в тумане.

    Он погнал на всей скорости к тестю с тёщей, даже не заметив трёхчасовой дороги. В дом Даниеля он попал почти на рассвете. Все спали, но он стал бешенно звонить в дверь и колотить её. Открыл Даниель.

    - Ты знаешь, почему я здесь?, - спокойно сказал Дидье, стискивая руки в кулаки.

    - Да нет! Что случилось? Всё в порядке?, - спрашивал Даниель.

    - А ты мне ничего рассказать не хочешь? Что ты делал с Жюстиной, когда она была у тебя на коленях? Вот так, при всей семье за столом?, - тут уже Дидье не выдержал и схватил Даниеля за грудки. Даниелю было под шестьдесят. Это был крепкий мужчина.

    - Так вот ты о чём? Да это просто маленькая шлюшка, как и все бабы, как мать её и бабка, как её тётки. Это она меня совращала. Всё крутила передо мной задницей своей! Всё тёрлась! Ты что, не знаешь? Они же все такие! Им это нравится. Все так делают! Все так живут.Ты с неба свалился?

    Дидье встряхнул его:

    - Это же ребёнок! Что ты городишь, грязная тварь?

    - Нелли! Зови полицию! Он убьёт меня!, - завизжал Даниель.

Только тут Дидье заметил, что Нелли с лестницы наблюдала за этой сценой.

    - Говорила я тебе, что ты допрыгаешься! Не буду звать полицию. Пусть он расшибёт тебё в смятку за всё, что ты делал с нами! За дочерей твоих, за меня!

    -     Вы, бабы, сами же это любите. Кривляетесь только, а потом от наслаждения кричите. И сваливаете потом всё на нас, - выкрикивал ей в ответ Даниель, пытаясь вырваться из крепкой хватки Дидье.

    - Не от наслаждения, Даниель, от боли! От боли, от стыда мы кричим! Значит мы тебя совращали? А что ты скажешь о себе? Ты, когда был несмышлёнышем, ты тоже крутил задом перед своим пьяным отцом и его дружками?!!!

    Дидье гадливо отшвырнул от себя Даниеля, который, всхлипывая, закрывая лицо от ожидаемого удара, скрючился в углу. И тут Дидье разглядел в Даниеле маленького, перепуганного, беспомощного мальчишку, забивашегося в ужасе перед взрослыми, сильными тварями с помутневшим разумом. Ребёнка, презирающего слабую мать, которая не могла его защитить, а, может, даже закрывающуюся им как щитом. Мальчика, который клялся себе вырасти и самому стать сильным и жестоким, как отец, а не презренным слабаком, как его братья и сёстры.

    Дидье махнул рукой и отправился домой. Дома его ждала Франс. Она сразу поняла, что Дидье знает и её тайну, которая отравляла их отношения, как и всю её жизнь. В сущности, она была мертва. Она умерла ещё тогда, в детстве. И вряд ли её можно было оживить. Ей было холодно, одиноко, но комфортно в вечной анестезии. Жизнь ей заменяли мыльные оперы с надуманными страстями и лубочными, плоскими героями и героинями. Она давно поселилась в этих воображаемых мирах и не видела необходимости, а скорее, смертельно боялась возвращаться к пульсирующей, текучей жизни. Дидье понял и принял то, что все его отчаянные попытки отогреть её – тщетны. Главное, она не хотела этого.

    - Я должен заявить в полицию,  - сказал Дидье, - Этого так оставлять нельзя.

    - Нет, - закричала Франс, - Не надо. Не надо поднимать всю эту грязь. Оставь нас в покое! Может, папа и негодяй, но он мой отец. Мама, сёстры, мы не выдержим следствия, суда, публичного перемывания нашего грязного белья. Я буду всё отрицать. И Жюстина тоже. Я позабочусь об этом.

    - Я требую, чтобы ты хотя бы больше не водила туда наших детей.

    - Этого я тебе обещать не буду. Это мои родители, это их дом, это бабушка с дедушкой. Ты не имеешь права лишать детей семьи.

    Постепенно Дидье остыл и стал уж спокойно думать о том, как же оградить детей. Он понял, что Франс не в состоянии это сделать. По роду службы он постоянно работал с жертвами насилия. Он понимал этот парадокс, который называют «Стокгольмским синдромом». Когда жертва привзывается к своему мучителю. И даже если у неё появляется возможность сбежать, она чаще всего предпочтёт ад, к которому она привыкла, чем свободу, которая пугала её неизвестностью.

    Когда он ещё был студентом его поражало то, что изнасилованная женщина впоследствии будет постоянно ставить себя с такие же ситуации. Её будут притягивать к себе потенциальные насильники. Мужчины, сами травмированные в детстве, а потому и превращающиеся впоследствии в садистов. Девочки, выросшие в семьях, в которых отцы алкоголики, скорее выберут в мужья алкоголика, повторяя отработанную из поколения в поколения схему. И слава богу есть исключения. Есть те «гадкие утята», попавшие на птичий двор, и которые не хотят крякать как утки.


Продолжение следует....


Желающие ознакомиться с предыдущими частями могут пройти по ссылке, кликнув сюда.

 

 

 

 


суббота, 11 декабря 2021 г.

"Таблетки оптимизма"

 


Таблетки оптимизма

Какое блаженство проснуться и знать,

Что вам на работу не надо бежать.

И день наступающий очень хорош,

А если болеешь, то значит живёшь.

И старость совсем не плохая пора.

Да здравствует время свободы! Ура!

***

Какое блаженство в аптеку прийти

И там по рецепту здоровье найти.

Купила таблетки от гипертонии,

Побочное действие в них: дистония,

Инфаркт и бронхит, стоматит, аритмия,

Запор, анарексия, лейкопения,

Пемфигус, лишай и другая зараза...

Таблетки такие я выкину сразу.

И сразу спасусь от десятка болезней.

Гипертония, конечно, полезней.

***

Какое блаженство! Я в старости знаю,

Что всей красоты своей не потеряю.

Нельзя потерять то, чего не имела.

Красавицам — хуже. Но это — их дело.

Для них этот фитнес, диета, подтяжки.

Мне жаль их. Ну что же! Держитесь, бедняжки!

***

Какое блаженство по рынку ходить

И новую кофту однажды купить.

Обновка — молекула миниблаженства

В потоке природного несовершенства.

И радости разные встретятся чаще…

Не смейся над бабушкой в кофте блестящей.

***

Какое блаженство на старости лет

Своими ногами идти в туалет.

А после в обратный отправиться путь

И быстренько под одеяло нырнуть.

А утром проснуться, проснуться и встать

И снова ходить, говорить и дышать.

***

Какое блаженство в постели лежать

И на ночь хорошую книгу читать.

Сто раз прочитаешь знакомую прозу,

И всё тебе ново, спасибо склерозу.

***

Какое блаженство судьба мне дала,

Ключи потеряла, а после нашла.

Есть способ прекрасный счастливою быть —

Терять и страдать, а потом находить!

***

Какое блаженство подняться с асфальта

И знать, что твоё небывалое сальто

Закончилось не инвалидной коляской,

А просто испугом и маленькой встряской.

Теперь вы со мной согласитесь, друзья,

Что всё-таки очень везучая я.

***

Какое блаженство в итоге пути

Под вечер, шатаясь, домой приползти

И сесть, и глаза с наслажденьем закрыть,

И это блаженство до капли испить.

А там уж и ноги, кряхтя, протянуть,

Но чтобы назавтра проснуться — и в путь!

Так все пешеходы блаженствуют, вроде.

А где же водители радость находят?


Инна Бронштейн








Картинки от Инги Лёёк


четверг, 9 декабря 2021 г.

ОБИДЕТЬ ПОЭТА ЛЕГКО

    


    Товарищи, это вот моё гениальное продолжение нашего великого современного шедевра французской литературы, гремучей смеси якобы детектива и мистики на фоне колоритных пейзажей одного из регионов Франции - Бретани, персонажи, весь смак которых раскрывается в их таких жизненных диалогах и поступках, этот продукт мощи графоманского разума не только не был принят всерьёз прототипом одного из его главных героев, которого я увековечиваю во все века в нашем бессмертном творении, а даже вызвал ряд возмутительных в реалистичности замечаний. Судите сами, если у вас терпения хватит.

Во-первых, Дидье сказал, что я как-то слишком размахнулась, когда писала о том, что он на свою скромную зарплату смог всего за пару месяцев купить "Тойоту". 

Во-вторых, Рози, списанная с подруги Андре, дама весьма респектабельная, но вряд ли имеющая столь глубокое представление о классической музыке, так как вместо школы она пасла коров и пела монотонные бретонские песни. У меня же она вся такая прям из себя интеллектуалка и эстетка.  

На что я Дидье, как и всем остальным трезвомыслящим правдолюбам отвечаю с достоинством следующими словами поэта: 

Обидеть поэта легко

 

Обидеть поэта легко.

Сказать, что писать не умеет.

Что стих третьесортный его

Душу и близко не греет.

Обидеть поэта в два счета,

И критику в спину швырять,

И с важным лицом идиота

На публику ярко играть.

Обидеть поэта пустяк.

Ведь очень ранимы они.

Но если такой ты мастак

Попробуй и сам сочини...

 

Азамат Бекбашев

 ***

    Как-то Ян, разговаривая с Рози, вдруг осознал, насколько их отношения изменились с тех пор, как память начала возвращаться. Они становились всё ближе, открывая в друг друге неизведанные ранее черты. И мир вокруг стал проступать всё яснее и отчётливее, приближая их восприятие всё больше и больше к детскому, яркому, настолько полному ощущений, настолько притягивающих их внимание, что они больше не уходили в свои тусклые миры рациональных взрослых. День сурка постепенно, незаметно уступал место жизни всё более трепетной и полнокровной. Вместе с жизнью возвращались и боль, и протест, и печаль, и скорбь,  перетекающие в щенячую радость, восторг от окружающего сияющего любовью мира. Все  эти ранее сдерживаемые чувства и эмоции теперь неудержимо прорывались мощным потоком. И как же хорошо было быть живыми.

    В тот вечер они с Рози гуляли допоздна. Несмотря на то, что в их глущи фонарей не было, луна и звёзды ярко освещали всё великолепие природы. Рози неожиданно прервала молчание:

     - Знаешь, не будь боли и страданий, может, не было бы великих полётов душ. Представь себе Бетховена, у которого жизнь протекала бы гладко и благополучно. Разве его музыка не была бы такой человечной, полной страсти? Нас не уносили бы дикие бури протеста, переходящий в светлый и печальный лиризм, а затем в гимн всему сущему. Именно блегодаря его невыносимым страданиям, когда он, пройдя через все уровни ада, возносился так высоко. А представь себе Шопена этаким розовощёким здоровяком. Разве его музыка была бы такой утончённой, светлой и печальной. Его болезнь и приближение смерти придали его музыке такие богатые и глубокие эмоциональные переливы. Его жизнь во Франции и Италии, с постоянной ностальгией по Польше отразились в его прекрасной музыке такие восхитительным сочетанием славянских и европейских мелодий.

    Они не заметили, как оказались возле красной Тойоты. Следуя своим неосознанным желаниям они оба сели в эту машину. Ян за руль,  Рози  рядом. Они взялись за руки и посмотрели друг другу в глаза и произнесли «Дидье Массар». Мир вдруг стал словно покрываться зыбкой пеленой. Ян и Рози стали единым целым, как тогда, когда занимались любовью. Они вспомнили всё, что Ян мучительно пытался вспомнить все эти годы с тех пор, как он заметил эту машину. Целая жизнь Дидье проживалась ими.

    В ту ночь Дидье ехал на своей новенькой «Тойоте», о которой он так долго мечтал. У него была хорошая зарплата за работу, которую он любил. Но Франс, его бывшая жена, (потому и бывшая. Эта история пишется в назидание жёнам шопоголикам) растрачивала всё подчистую, делая долги, чего Дидье терпеть не мог. Он работал по ночам. В этом были свои преимущества. У него было много отгулов, что позволяло ему подрабатывать уроками музыки, играть и петь с друзьями, оказывать компьютерную поддержку частным лицам. Хотя этим он занимался и на рабочем месте, когда больные спали. Он всегда был совой. К экзаменам и контрольным он готовился по ночам. Мозг его лучше работал в эти часы.

    Теперь, после развода, насмотря на то, что дети большую часть времени предпочитали жить с ним, но он платил Франс сумму, которую назначила его бывшая жена, без всяких споров, за несколько месяцев он собрал сумму, необходимую для покупки машины его мечты.

Дорогая была долгой. У него было время подумать о многом.


Додо


Продолжение следует...


***


Те из вас кто всё же дочитали до конца, вы заметили, что в этот раз я не написала в заглавии как всегда "ПРОДОЛЖЕНИЕ. ТЫ НИКТО И ЗВАТЬ ТЕБЯ НИКАК"? Это была такая коварная ловушка.



воскресенье, 5 декабря 2021 г.

ЗОЛОТАЯ ОСЕНЬ. БРЕТАНЬ

Эти фотографии мы сделали на днях, во время нашей прогулки. В Бретани, как вы можете судить сами, конец суровой по французским меркам осени. Приближается ещё более суровая зима. В эти дни температура упала аж до +9-ти днём, а ночью до +6-ти. 

















































Вот этот домик на берегу водопада у самого озера продаётся. Не хотите купить? Меня, конечно же, привлекает близость озера, в котором можно купаться. Но, с другой стороны, здесь постоянно проходят прогуливающиеся люди. Конечно же по сравнению с Провансом, здесь, можно сказать, пустынно. Но я уже так избалована тишиной и одиночеством, что малейшее покушение на моё уединение меня отталкивает. 




На озере опавшие листья, уносимые течением, образуют такие вот золотые дорожки
























Это секвоя. Ей более шестидесяти лет. Так нам сказал владелец дома и сада.То есть он переехал в эти благословенные края 60 лет назад, секвоя уже была такая вот высокая. Ствол у неё, если дотронуться, совсем мягкий. Это так странно.



Мои розы. Они всё ещё буйно цветут. Вроде бы пора их подстричь. Но мне жаль. У них такой нежный запах.