пятница, 29 апреля 2011 г.

ГЛЮКИ



Моя первая свадьба была ещё в советские времена. Муллу пригласили тайком. Он был татарин. Когда он начал читать нараспев молитву с своей манере и с татарским акцентом, моя смешливая бабушка-курочка всё пыталась сдержать приступы смеха. Она зажимала рот рукой и вся покраснела от напряжения. Мулла на неё сердито посматривал. (Это как батюшка в церкви будет читать нараспев молитвы на старославянском с китайским акцентом и такими же мелизмами) Чем больше бабушка крепилась, тем больше обстановка накалялась. В конце концов она извинилась и выбежала. Несмотря на три плотно закрытые двери до нас дошёл взрыв её смеха. Как меня проинструктировали заранее, я, на первый вопрос муллы о том, по своему ли желанию беру такого-то в мужья, должна была потупить глаза и промолчать. Только на третий раз мне позволено было робко и кратко ответить. Мулла об этом старинном и красивом обычае не знал. Он спросил меня первый раз, я не ответила. Он удивлённо посмотрел на меня и переспросил. Тут он вскочил, сказав, что таких странных людей ещё никогда не видел, и что ему там не место и пр.... Когда мулла выбежал во двор, все почему-то сначала накинулись на меня, а потом бросились догонять муллу. Кое-как его уговорили вернуться и закончить ритуал.


На свадебное путешествие мы поехали в Индию. В самолёте я положила голову немаркизу на колени и задремала. Я услышала удивительный диалог, логичного объяснения которому не могу найти и по сей день. Немаркизовский сосед рассказывал о том, как он летел в Бенин с наёмниками. Мне стало любопытно, как же он понял, что это были наёмники. Мой бывший видимо тоже задался таким же вопросом, который сформулировал почему-то так: «Они были бритые?» «Нет, накрытые» - последовал ответ.

В гостиницах на ночь для отключали воду. Нам надо было рано утром уезжать. Мы попросили администратора подключить воду пораньше. Он покивал головой и сказал нараспев: «Е-е-е-с». Утром воды не было. Мы начали звонить администратору. В конце концов он воду дал. Когда мы вышли в коридор, по нему текла ручьями вода, уже подступилась к лифту и спускалась по лестнице. Это другие постояльцы пооткрывали краны и так и ушли немытые. Мы бегом спустились с шестого этажа и стали торопливо объяснять служащему, что вот такое дело, надо срочно что-то предпринимать. Служащий вежливо улыбался в ответ и, не трогаясь с места, всё повторял нараспев, качая головой: «Ай си-и-и. Е-е-е-с. И-и-итс ри-и-и-а-а-а-ли-и-и ве-е-ери-и-и де-е-ендже-е-е-ро-о-ос» Через полчаса мы уже сели в автобус, а этот служащий всё качал головой и повторял: «Е-е-е-ес», так ничего и не предприняв, а вода уже текла под его ногами.

Одна из гостиниц была на берегу океана, вроде бы недалеко от Мадраса. Мы решили с бывшим немаркизом пойти прогуляться. Стояла жара, было около двух дня. Мы спросили одного индийца на пляже, далеко ли до города и можно ли до него дойти по побережью. Тот нам ответил, что примерно пять минут ходьбы и, что он нас сам проводит. Шли мы три часа быстрым шагом. Наш спутник всё приговаривал, что вот-вот мы будем на месте. Я несколько раз забиралась в воду прямо в платье, которое тут же высыхало. Пить хотелось страшно, а нигде не было ни души. У меня уже начлись галлюцинации (хотя и не в таких экстремальных условиях у меня часто бывает такое ощущение). Морская вода освежала, но жажды не утоляла. Наш спутник был полуголый, безумолку что-то говорил, прыгал как кузнечик и был свеж, как утренняя роза. Наконец мы увидели какую-то лавку. Я хотела набросится на холодную  воду, но хозяин лавки посоветовал выпить горячего сладкого чая с молоком. Как ни странно, он был прав, потому что я тут же почувствовала себя полной сил. Наш попутчик оказался прекрасным гидом. В общем, мы не пожалели.Обратно было идти легче, потому что солнце уже село. Мы тогда здорово обгорели. Причём на мне была шляпа, которое закрывала лицо до уровня носа включительно. Поэтому лицо у меня было белым, а нижняя часть лица красной и облезлой, что придавало мне сходство  смеси клоуна с обезьяной.


Эти узбеки везде таскают с собой казан. Первое, что я попросила родителей привезти сюда, был казан. В Индии в ресторанах был шведский стол. В этой гостинице на берегу океана нас кормили невероятным количеством разных блюд, в том числе рыбы и морепродуктов. Мы напробовались всего. Члены нашей группы, люди простые, тосковали по плову. Однажды, хозяин гостиницы любезно пошёл им навстречу, закупив продуктов по их списку. Все отдыхающие плескались в двух бассейнах с морской и пресной водой на выбор, валялись на пушистых газонах, а мои одногруппники, обливаясь потом, упоённо варили плов.
Они были прекрасные коммерсанты. Знали, какие советские товары пользуются спросом в Индии, а какие индийские у нас. Так они умудрялись не только спекулять нашей продукцией, но ещё и закупать вещи в одном индийском городе и перепродавать их в другом. На нас, с нашей страстью к музеям и историческим памятникам и полной непрактичностью, смотрели с жалостью и недоумением. Когда они видели в наших тарелках набор деликатесов, брезгливо морщились и налегали на плов и шурпу.


Есть одна фотография, на которой мой первый бывший с коллегами сидят в таиландском ресторане в Банкоке. На столе перед его коллегами тарелки с мясом и картошкой. У самого же бывшего набор каких-то невозможно омерзительных, скользких бяк ядовто-зелёного и жёлтого цветов. Он с тоскливым выражением смотрит в тарелку и не решается ткнуть в одну из бяк вилкой. А его товарищи с интересом и азартом наблюдают за ним и советуют начать то с того, то с другого.


И ещё о глюках.
В Ташкент приехал Хонеккер. Я пришла домой после какого-то экзамена. Во дворе установили казан, накрыли столы и расставили скамейки. Когда я спросила, каков повод этих приготовлений, мне сказали на бегу что-то про Хонеккера. Я засмеялась и ответила, что конечно, Хонеккер к нам пожалует в гости, что он в Ташкент приехал специально для этого. А смеялась я зря. Дядя тогда был журналистом. Немцы спросили о том, как живут простые люди. Тогда он и пригласил их. Плов им понравился. Удивились они также нашему мусульманскому обычаю наливать водку в чайники и разливать её по пиалам. В общем обед прошёл в более чем дружественной обстановке, которая приняла в конце оргический характер. Бабушку любезность немцев, благодаривших её и целовавших ей руки (причём, когда они галантно наклонялись к её руке, сняв тюбетейку, по инерции заваливались вперёд и так и оставались лежать на моей родной земле), расторагала до слёз и она их благословила по-мусульмански, что им очень пригодилось впоследствии.

СКАЗКА О СТРАХАХ


В процессе работы с Ланой у нас получились следующие истории, которые я предлагаю Вашему вниманию в виде сказочек.

СКАЗКА О СТРАХАХ

Жила была Я. Была Я не одна, а в окружении, скорее в составе, многих фантастических существ. Отдельную группу таких существ составляли страхи. Первый был большой и тёмный, звали его Тёма. Второй был маленький, робкий и зелёненький – Лягушонок. Третий был розовый пухлый младенец, который искал защитника - папу. Он был обаятельный и заглядывал всем в глаза, это Ляля. Четвёртый был просто Лентяй. Он обожал болеть, ныть и лежать на диване перед телевизором. Пятый был Обжора. Он всё думал о том, чтобы поесть вкусненького до полного отвала, раздутия, непродыхнутия и полного отупения. И был один большущий страх этих страхов – Страх Страхович (правильно, похоже на «Трах Трахович»).

Накануне важного для Я мероприятия Страх Страхович собрал остальных на экстренное заседание. На повестке дня стояло это самое мероприятие (см. выше).

Первым, как положено выступил Страх Страхович и объявил заседание открытым. Протокол вела Я, сценарий был предложен и разработан Ланой. Присутствовала остальная многочисленная публика, среди которых была Королева, Пантера, Девочка, Интуиция и прочие, о которых речь будет идти в других сказках.

Страх Страхович:
-  Выражаю искреннюю благодарность всем здесь присутствующим. Каждый из Вас честно выполняет свою роль в жизни Я. Каждый из Вас неотделим и жизненно необходим Я. Отдельно выражаю благодарность пяти страхам. Вы все помогли и помогаете Я выжить и прожить эту жизнь во всём её совершенстве и полноте. Без вас Я не было бы полноценным и не могло бы достичь и достигать в каждый момент существования своей главной цели – принять жизнь во всех проявлениях с благодарностью,  до конца и без сожалений. Мы осознаём важность нашей ключевой роли в этом процессе и выполняем её так хорошо, насколько можем. Слово предоставляется Тёме.

Тёма:
- Я знаю, что мы все неотделимы и взаимодополняемы. Без меня Я просто бы не выжило и не почувствовало бы вкуса этой жизни. Я честно выполняю свою миссию, защищая и отогревая Я в своих тёмных и тёплых недрах, давая чудные моменты передышки, которые просто необходимы для отдыха, планирования, работы воображения и просто умственного труда. Благодаря мне Я творит и чувствует.

Лягушонок:
- Я знаю, что я неказист и в то же время обаятелен. Я застенчив. Когда я управляю Я, оно просто застывает и парализуется. В животном мире этот паралич спасает жертву от хищников, которые вследствие плохого зрения большинства из них, её не замечают. Когда это действительно необходимо я раздуваюсь, заполняю Я полностью собой и становлюсь агрессивен. Тогда Я бывает способно на удивительно смелые и мужественные поступки. Я осознаю важность своей роли, ни в коей мере не умаляя влияния и деятельности других членов Я, в том числе и моих собратьев – страхов.

Ляля:
- Я сирота. Ищу везде любовь, поддержку и защиту. Я тяну к самым злейшим врагам ручки и взываю к любви и милосердию, глядя прямо им в глаза и завораживая, отогревая их. Я умею выявить, раскрыть в самом злом существе его добрые и тёплые черты, о которых он может быть уже давно забыл. Я, тот трогательный ребёнок, которого Вы обидели, а он обнимает Вас и ищет именно у Вас защиты. Это я спонтанный, обаятельный, смешливый выдумщик, который так украшает жизнь.

Лентяй:
- Я сросся с диваном и телевизором. В моём обществе так удобно, так уютно. Я заманиваю в пододеяльные мягкие подушечные недра. Я – праздник тела. В моих объятиях рождаются великие идеи, выплакиваются слёзы злости и обид. Именно в моих объятиях Я принимает своё тело и балует его, доставляя чувственные удовольствия. Благодаря мне Я возрождается из пепла, наполняется сил и надежд.

Обжора:
- Я очень приятен вначале общения со мной. Потом я становлюсь тяжёл и уступаю место Лентяю. Я дарю незабываемые ощущения. Просто мысли обо мне, просто предвкушение меня заставляет забыть усталость и невзгоды. Как часто во время долгого и нудного дня Я думает обо мне с удовольствием и, со сладостными мыслями обо мне делает покупки и бежит домой, где утешается в моём таком приятном обществе. Я доволен своей работой и любуюсь её результатами в виде богатых, округлых и аппетитных форм Я.

Постановление: мы, страхи, будем всегда и в дальнейшем относиться с ответственностью к выполнению своей роли. Будем верно сопровождать Я во всех самых тяжёлых ситуациях. В знак любви и благодарности, уважения и признания, клянёмся в преданном служении Я в его миссии проживания этой жизни. Я может всегда рассчитывать на нас.

Позвольте каждому из нас в подтверждение всего вышесказанного преподнести наши дары.
Страх Страхович дарит эту сказку. Тёма обнимает, обволакивает своим тёмным, мягким теплом. Лягушонок, застенчиво краснея сквозь зелень, вытаскивает из-за спины потрёпанную фиалку, которая пахнет ещё сильнее, чем свежая. Ляля гулит и протягивает свою слюнявую, замусоленную пустышку. Обжора накрывает для всех присутствующих обильный и щедрый стол. Лентяй взбивает подушки, поёт колыбельную маминым голосом и откидывает одеяло. А рядом на стуле уже заботливо им приготовлены пижама, ночной горшок и пушистые тапочки.
Спокойной ночи.

среда, 27 апреля 2011 г.

ЧУШЬ ВСЯКАЯ, ЕЩЁ ПРОДОЛЖЕНИЕ

Папа разгадывает кроссворд. Там надо найти слово из шести букв "Маугли для Шерхана". Папа не задумываясь вписывает "дохляк".


Леди Тараканофф частенько говорит лорду с горестным справедливым упрёком: "Уже 40 (45,..50...) лет живём вместе. Могли бы догадаться, о чём я подумала". Лорд каждый раз чувствует себя виноватым.

Леди Маша напомнила мне, как она приходила в гости к бабушке, выбирала любимое тётушкино платье, пользуясь тем, что тётя была на работе, аккуратно ушивала его по швам и надевала. Тётя, каждый раз ничего не подозревая, пыталась надеть это платье и начинала страшно паниковать, что она успела так быстро и сильно растолстеть.

У тёти была фобия микробов. Примеры того, как больные люди плюют заражённой слюной, которая потом высыхает и превращается в пыль, всегда громко вопиют в её ушах и ярко красуются в её глазах, залипая на её руки и лицо. Я пришла домой и села в уличном платье на её кресло. Когда я сняла это платье, тётя демонстративно протёрла им унитаз. Тогда я также демонстративно его надела и легла в её постель.

Брезгливым людям не везёт. Один из моих дядь во время обеда обязательно сначала протрёт вилку или ложку и стакан. До того, как сунуть в рот кусок, он его обнюхает и внимательно рассмотрит со всех сторон на свету. Только потом он осторожно сунет его в рот и будет долго и настороженно (как пугливая лань) жевать. Диетологи говорят, что так и надо есть. Лишнего веса у Вас при таком подходе точно не будет, но и продолжительности жизни это тоже не поспособствует. Рано или поздно (скорее рано) Вас огреет сковородкой Ваша жена или тёща, если это ещё не успела сделать Ваша мамочка, когда Вы были маленьким. Этот дядя пришёл к нам в гости. Когда ему дали борщ, он сказал, что суп пахнет селёдкой. Мама моя его ласково со свирепым выражением на лице заверила, что он ошибается, что у нас дома уже давно не было рыбы. В ответ он действительно вынул здоровый кусок селёдки.(Может он принёс его с собой? Других догадок ни у кого не возникло.) Однажды он ел жаренную картошку под суровыми взглядами бабушки. Он робко сказал (видно было усилие, приложенное им для того, чтобы избежать прокомментировать состав блюда, которое было тщетным), что пахнет еда стиральным мылом. И действительно он вынул из тарелки кусок мыла. Этот факт можно объяснить тем, что плита стояла рядом с раковиной. Бабушка положила крышку на кусок этого мыла, а потом ею же накрыла сковородку.

Трёхлетний Няма пухлыми руками шарил в буфете, где были конфеты и печенье. Дверца автоматически закрывалась, стукая его по голове. Он отталкивал дверцу, продолжая поиски и зажмуривался, ожидая следующего удара.


Бабушка прятала в кладовке конфеты. Летом в жару там было прохладно. Мы залегали там с книжками на сундук, на кучу тряпья, поедали конфеты и часто так засыпали с распухшими животами и шоколадом, размазанным по лицу.

БОЛЬШОЙ ПОЛОВОЙ ВОПРОС, А МОЖЕТ БЕСПОЛЫЙ. В ОБЩЕМ, ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ПРОБЛЕМА УБОРЩИЦ



Как Вы обратили внимание, марсианская интрига не хочет развиваться (см. "Страшная тайна...."). Я выяснила с удивлением, что межполовые отношения для меня загадка. Никак не могу разобраться с рядом вопросов двуполовых отношений, а что уж тут говорить о трёхполовых. Хотя, если задуматься поглубже (надо при этом придать лицу соответствующее выражение), вся история развития земной цивилизации пронизана и заключена в большой треугольник. Вроде бы пола всего два. А почему не четырёхугольник, например? И перспективу куда-то дели тоже. Все интриги, политические, религиозные, драматургические и мифологические содержат, а скорее всего зарождаются, развиваются и заканчиваются в треугольном виде. Мы чаще всего употребляем клише «любовный треугольник». Идёт ли речь о греческих богах или о царях, или о других деятелях исторической и прочих арен, базой, как ни раскинь, будет именно треугольник.
То есть для развития земной или марсианской интриги, попытку которой я сделала, передо мной встала проблема половой идентификации (не только моей, но и вообще). Мне всё трудней и трудней просто определить кто мужчина, а кто женщина. Возьмём такой пример. Имена собственные во французском языке. Вот человек, которого зовут, скажем Мишель. Да, если посмотреть на французскую орфографию этого имени, то здесь всё более или менее ясно: Michel – мужчина, а Michelle – женщина. Но на слух разницы нет. Правда в Марселе, из-за специфического местного произношения скорее произнесут «Мишеля», но это вашего положения не улучшит, потому, что для мужского варианта они скажут тоже самое. Получается, что Эммануель, Клод и Поль имена бесполые на слух. «Мари» - для Вас это женское имя. Тогда Жан Мари это кто? А есть ещё Мари Пьер. Так вот, Мари Пьер - это женщина. Когда я говорю «Валери», для французов это женщина. Тогда я спрашиваю о Валери Жискар Дестене, они в тупике. Если Вы попытаетесь сориентироваться по внешним половым признакам человека, будьте осторожны. В Марселе есть злачная улица Сенак, где около каждой открытой двери прогуливается некто. То есть одето оно будет как женщина, голос будет непонятно какой одинаково прокуренный и низкий, растительность везде, кроме головы тщательно изничтожена. Если Вы обратитесь к этому существу «Мадмуазель», оно может обругать Вас за издевательство и иронию, если же скажете «Мосьё», будет не лучше.
Звонит мне Поль. Я не обращаюсь к нему никак для дипломатии (предпочитаю быть невежливой, если приходится выбирать), думая наивно, что при встрече всё прояснится само собой. Ничего подобного. У Поля  вроде бы усы, а вроде бы и груди тоже. Живот торчит как у любого представителя обоих полов. Оно (Поль) представляет мне своего друга (опять на слух это «ами» как «ами»). То есть что друг, что подруга, звучит одинаково. Ами без усов вроде бы, хотя ноги волосатые, а грудь совсем плоская. Живут они вместе и нежно целуются взасос. Ами этого зовут Эме (имя то ли мужское, то ли женское). А вот есть ещё Кзавье. Вроде мужик, если судить по имени, но в облике, в голосе и в поведении абсолютно ничего мужского. Но хуже всего, это когда по телефону. Вежливый человек должен бы сказать: «Добрый день, Мосьё или Мадам». Но как тут определиться со второй частью приветствия? Они же никогда не представляются как Мосьё такой-то, а скажут: «Мишель Бертран» Вот такая тут большая и сложная проблема. Тут уж не до марсиан с их тремя полами.
Может это только моё субъективное мнение, люди с бесполыми именами тоже более бесполые, чем остальные. Я, кстати, отношусь к числу последних.

понедельник, 25 апреля 2011 г.

О НЕСПРАВЕДЛИВОСТИ МИРОЗДАНИЯ


Папа решил поработать вволю в выходные. Принёс он домой кипу бумаг, завёрнутых в газету для соблюдения секретности. В гостях у нас была тётушка Щапа. Щапин отпуск подошёл к концу. Она собрала вещи и отвалилила. Папа, по возвращении с аэропорта, решил заняться делами. Открыл он досье в газете и обнаружил к своему ужасу, что были это ноты. Он заметался, перерыл весь дом, что нетрудно было сделать, так как он, из-за родительского неугомонного «мурашкования» (выражение моего брата), всегда в идеальном порядке. Кстати эту любовь к порядку в нас с братом вколачивали, а точнее выколачивали с раннего детства (то есть начинался педагогический процесс по всем тогдашним правилам  с идеологической обработки, отсюда у нас непреодолимая тяга к словоблудию, и заканчивался радикальными методами). О результате можете судить по хаосу, царящему в наших владениях. Жили мы в двадцатиэтажном доме с мусоропроводом. Папа очень обрадовался информации, данной ему лифтёршей, что мусор в тот день не увозили. Он ринулся в подвал и занялся систематической сортировкой мусора. Вернулся он расстроенный в сопровождении жужжащего мушиного облака прямиком в ванную. Тут, слава богу, тётя додумалась позвонить и потребовать свои бесценные ноты в обмен на «дурацкие бумажки».


Весной я вытащила свои розовые любимые джинсы в радостном предвкушении, которое сразу же перешло в страшную ненависть к себе и всей несправедливости этой жизни, так как не смогла в них влезть. Сделав героическое усилие, мне удалось через пару недель их натянуть, а ещё через несколько дней они на мне даже великолепно сидели. Я приготовила к ним маечку, стянула у брата его жилет (помните, они тогда были в моде?), кроссовки, браслет и клипсы. Всё это я отгладила, с любовью разложила на гладильной доске и, удовлетворённая, пошла спать. Наутро весь тщательно продуманный наряд вплоть до лифчика и трусов бесследно исчезли, даже браслета не было.
Оказывается поздно вечером пришла одна из моих тётушек. Мама, сказав, что я ничего этого уже давно не ношу, и, что который день это барахло мозолит ей глаза,  положила весь тщательно подобранный комплект в пакетик и отдала этой тётушке.


Как-то пришла я к одной из своих тётушек. На столе в гостиной лежала груда чистого белья. Я, решив сделать доброе дело, перегладила бельё (когда-то я была способна на такое, сейчас даже не верится), сложила и обнаружила в кальсонах моего дяди посередине дыру. Я аккуратно зашила эту дырку, заштопала какие-то носки и, довольная собой, разложила в шкафу. Была зима. Дядя часто по роду службы бывал на открытом воздухе, для чего он поддевал кальсоны. На следующий день, в час, когда он возвращается с работы, дверь с громким стуком распахнулась, и дом огласился мощным рёвом дяди: «Какая скотина сделала это?». Дядя, сбросив пальто и шапку на пол, пошёл прямиком в ванну, где надолго застрял, не желая давать никаких разъяснений.

суббота, 23 апреля 2011 г.

ПРОДОЛЖЕНИЕ РУБРИКИ О МОДЕ (УШИ)



Мне показалось несправедливым то, что ушам уделяется так мало внимания. У одной из моих тётушек (слава богу, родственников у меня на два тома и на пару веков летаргии) торчащие,  заострённые уши. Зубы у неё ровные и с голубоватой эмалью. По японским канонам красоты тётя несовершенна. Для выпускного школьного бала тётушка приклеила свои уши к своей голове канцелярским клеем. Это было обнаружено другой тётушкой, когда она причёсывала первую для сего важного мероприятия. Последняя манила себя великим парикмахером (мания величия у нас в крови). Наличие ушей она просто игнорировала. Её клиентов можно было узнать не только по постоянному сопровождению вооружённой ножницами и расчёской самой тёти, которая, будучи перфекционнисткой, всё продолжала Вас стричь на ходу, во время Вашего обеда и сна, но и по Вашим распухшим, замазанным зелёнкой и залепленных пластырем ушам. Один из моих дядь - великий хирург челюстно-лицевик - красочно описал процедуру исправления её ушей. Он объяснил, что сначала ей ушные хрящи ломают, потом недели через две их окончательно оперируют. Но две недели приходится ходить с вислыми как у дворняги ушами. Моя мама, тоже хирург, тоже профессионально облизывалась на торчащие уши тётушки. Мама всё  моё детство рассказывала мне, что вот нос этого мужчины очень легко переделать. Надо только сделать надрезы по носощёчной складке, добраться до хряща, и соскоблить его. Это если нос большой. Если нос маленький, то всё ещё проще: надо соскрести хрящ с ребра и вставить в нос. 
Так вот, вернёмся к носам. Тот дядюшка был ещё и прославленным преподавателем. Хорошеньким студенткам надо было быть безупречно подготовленными к его экзаменам, а не то он назначал "переэкзаменовки" в "лабораторных" условиях. Так он подготовил целое поколение одарённых женщин-хирургов. Жену свою он регулярно избивал. Мужчина он был крепкий, с выдающейся челюстью и большим хищным носом с горбинкой. Когда она решила от него уйти, он её ещё раз побил, уговорив таким образом остаться, чтобы быть опять битой.
Если Вы забыли, напоминаю, что всё происходит на Марсе. Странная планета и странные на ней нравы.
Мама говорит, что глаза у моего этого дяди "хорошие". Когда о человеке ничего хорошего сказать нельзя, употребляют именно это выражение. "Настоятельно рекомендую, батенька."

вторник, 19 апреля 2011 г.

МАЛИ - КРАСНАЯ СТРАНА БОГОВ


Перелёт Москва – Бамако длился более десяти часов. Я сидела рядом с австрийским иженером и докучала ему своими расспросами. Он довольно быстро уснул и так и не просыпался даже для того, чтобы поесть или сходить в туалет. Когда я уже была дома в Бамако, приходит секретарь и грозно меня спрашивает: «Это ты в самолёте кокетничала с австрийцами?» Я перепугалась, подумав, что вот КГБ здорово работает. Тут она передаёт мне посылку, в ней подарок и открытка с фотографией другого австрийца, который, оказывается сидел в другом ряду и наблюдал за мной. Позже у нас завязалась приятная переписка.

Бамако выглядел для меня празднично из-за красной почвы. Было влажно, душно, сильно до головной боли пахли всякие растения. Цветы буйно росли повсюду. Деревья были покрыты красными, белыми и фиолетовыми цветами, вокруг которых зависали колибри. Везде присутствовал несколько гнилостный запах. Дело в том, что частые ливни сменялись солнцем. Всё бурно цвело, зрели всякие фрукты, но также быстро отгнивали. В городе стояла особая вонь с примесью запаха человеческих тел, обмазанных маслом карите. Это масло считалось панацеей от кожных болезней, сильным антисептиком. Французы закупали это зловонное масло в невероятных количествах. Полуголое местное население было удивительно хорошего сложения. Большинство из них стройные, но не худые. Высокого роста, статные, длинноногие, с узкими и круглыми попами. Длинные шеи, точёные профили, красивая правильная форма головы, тонкие лица с громадными глазами. Женщины с голыми стоячими грудями конусовидной формы, несмотря на наличие большого количества детей, выкормленных естественным способом. Мали официально мусульманская страна. Пять раз в день здесь пел муэдзин, что странно сочеталось с обнажённостью женщин, иногда просто драпирующихся в прозрачные тряпки.

На знаю, зачем здесь продавали бюстгалтеры. Для белых, наверное. Для меня было странно, когда продавец, едва окинув взглядом мою грудь, сразу предложил мне лифчик моего размера и формы. Кстати в Марселе, в дорогом бутике нижнего белья, продавщица сначала обмерит Вас, а потом будет долго подбирать бельё, заставив примерить гору в течение часа, а то и двух. Зато Вы будете удовлетворены полностью покупкой и не пожалеете денег и затраченного времени. Кстати нижнеё бельё для мужчин здесь (в таких бутиках) подбирается не менее тщательно.

Местные жители меня с любопытстом рассматривали, особенно дети и девушки моего возраста. Девушки, застенчиво улыбаясь, подходили и пытались потрогать мои волосы, руки. Как-то мы поехали в одну деревушку. Пока я ждала родителей в машине, дети, разглядывая меня, подбирались всё ближе и ближе. В какой-то момент машина была облепленна детьми. Маленьких более рослые поднимали, чтобы они тоже могли рассмотреть. Взрослые спохватывались и отгоняли детей. Через некоторое время я вновь чувствовала на себе взгляды больших чёрных глаз, сверкающих из-за углов. Никакой неловкости я при этом не испытывала. Я тоже могла их рассматривать вволю. К тому же ничего негативного в их отношении ко мне я не чувствовала. Дело в том, что в то время в Мали были и арабы, и французы, и испанцы, и китайцы и филлипинцы. Но, из узбеков была только моя семья, причём моих родителей и брата обычно принимали за арабов или испанцев, так как монголоидность в их облике не выражена.

Страна считалась экологически чистой. Было сравнительно мало автомобилей, а промышленных предприятий не было вовсе. Там я побывала на громадном мясном рынке. Мали обеспечивало пол-Африки мясом. Потом, когда в перестроечное время, мы ели мясо в консервах, я часто вспоминала малийский нищих. В виде подаяния им давали шикарные свежайшие куски. О фруктах и овощах и говорить не приходится. Я не подозревала о существовании стольких сортов манго. Малийцы очень улыбчивые и добрые. Когда нас приглашали в гости, мне всегда напоминали о том, что у них нельзя восхищаться никакими объектами. Потому что они отдавали их тут же и обижались отказом. Я встречалась с женщинами, бывшими замужем за малийцами. Они могли жаловаться на нехватку денет, на всякие бытовые проблемы, но по-человечески они были счастливы. Не знаю, может мне повезло, и не всё обстояло у них так хорошо, как они говорили. В отчётах по криминальной обстановке упоминалось только мелкое воровство и проституция (французское колониальное наследие). Было много сумасшедших.

Целыми днями они возделывали огороды, стоя на прямых стройных и длинных ногах. У нас тогда считалось, что надо младенцам туго пеленать ноги, чтобы избежать кривизны. В Мали же я не видела ни одного кривоного африканца, несмотря на то, что младенцев они носили на спине или на боку, а ноги у малышей обвивали тела их матерей. По вечерам малийцы собирались и танцевали. Ритм тамтамов, который доносился до нас, постепенно буквально входил в кровь и завораживал. Мне так хотелось подойти поближе, но время было советское, это было запрещено. Во время разливов реки Нигер можно было любоваться "лунными пейзажами". По темным полузатопленным камням текла чистая, прозрачная вода, образовывая небольшие кратеры и завихрения.

Нельзя было также купаться в этой реке. Говорили, что там бывают крокодилы, змеи и какие-то паразиты. Мне не посчастливилось побывать у водпадов. Я только видела фотографии. Было там очень красиво. Меня поразили «висячие» камни. Это были гигантские глыбы, чудом удерживаемые на земле на почти невидимой точке, что создавало ощущения их парения в воздухе.

воскресенье, 17 апреля 2011 г.

СТРАШНАЯ ТАЙНА ИССТРАДАВШЕЙСЯ ДУШИ


Жованна, прелестная девушка в зелёном платье, которое так идёт к её чёрным глазам и подчёркивает хрупкость её стройной фигурки с пышной и крепкой ещё грудью, с каскадом вьющихся золотистых волос, подчёркивающим юность и детскую неловкость, вбегает в комнату. Пекрасные голубые (а не банальные карие какие-нибудь) глаза её, выгодно оттеняемые чёрным в серую полоску шарфиком, полны лучезарного ума и отражают всё мужество и честность её души. Антуан поворачивается к ней. Взгляд его, обращённый к ней, полон невысказанной муки и тоски в сочетании с глубокой и искренней любовью, а не грустными воспоминаниями о вчерашнем ужине, который он с таким трудом переваривал всю ночь и следующее утро (см.рецепт «супа о писту»).
- Жованна, – говорит он дрогнувшим от чувств, охватившим его при ей появлении голосом. Он вообще такой сентиментальный, что голос у него дрожит всегда, как и все члены его мускулистого и накаченного тела.
- Любишь ли ты его?
В Жованне борются противоречивые чувства. Она обожает Антуана, но в то же время боготворит Максима. Антуан так прекрасен в своей искренности и галантности. Максим же очень умён и сдержан, но за этой его сдержанностью проглядывает нежная ранимая душа загнанного зверя. Жованне невыносимо тяжело, она так исстрадалась, о чём свидетельствуют чёрные круги под глазами и томная бледность её осунувшегося личика (как после потребления «Чили кон карне»).
- О! Антуан, – говорит она задыхаясь от любви и страсти.
Антуан набрасывается на неё, не в силах сдержать любовь, извергающуюся из недр его души с жаром и ознобом, и сжимает её сильно и нежно трепетной и уверенной мужской рукой. Он чувствует биение её сердца.
- О нет, – говорит она, но тело её кричит: «Да, возьми меня немедленно, пока я не умерла от любви».
Невероятным усилием воли он отстраняется от неё и говорит глухим голосом, полным затаённой муки:
- Уйди. Я не в силах совладать собой.
- Ты гонишь меня?- кричит в отчаянии Жованна. Плечи её сотрясаются от рыданий.       
- Тогда я уйду к Максиму.
- Ты ничего не понимаешь - говорит ей Антуан. 
- Я не могу открыть тебе эту страшную тайну, которая связывает меня с Маргаритой. Когда-нибудь ты всё узнаешь.
- Ты мой, Антуан. Ты только мой, любовь моя. Лишь смерть в силах разлучить нас, - заходится в рыданиях Жованна.
- Я покидаю тебя навсегда. Долг меня обязывает, Жованна! – говорит побледневший Антуан. Лоб его покрыт испариной. О глубине его чувств свидетельствует сильная дрожь и слюноотделение.

Всего двадцать лет назад, когда Пьер сидел в своём поместье перед телевизором и потягивал душистый и крепкий Бурбон, перебирая в памяти счастливые и такие быстротечные дни, проведённые с незабвенной, вечнолюбимой Луизой, плодом и свидетельством которых был Жоффрей, слушая завывания ветра в тёпло натопленном камине, вдруг услышал настойчивый стук.
- Жан, кто это? – спросил он камердинера.
Жан не отвтил. Раздался только мякий стук его головы о ковёр прихожей. Жан был без сознания, которое и раньше почти всегда у него отсутствовало. Рядом лежал свёрток с запиской. Антуан нагнулся и обомлел. Это было крохотное ангельское создание, которое смотрело на него своими громадными и наивными глазами, и вдруг, протянув пухлые розовые ручки, произнесло:
- Папа! - слово, которое он мечтал услышать вот уже тридцать последних лет своей короткой и такой незаслуженно горестной жизни. Он развернул записку, в которой изысканным аристократическим почерком было написано: «Моё сердце разрывается от боли, но у меня нет другого выхода. Доверяю Вам самое дорогое мне существо. Она будет счастлива с Вами. Позаботьтесь о ней.»
И вот, двадцать лет пролетели незаметно.

Читатель, если Вы запутались во всех этих персонажах, считаю нужным оговорить тот факт, что история эта имеет место быть на другой планете. На этой планете для размножения надо не два индвидуума разных полов, а три. Идею этого фантастического произведения я позаимствовала у Рея Бредбери. У него, правда их было 7, а у седьмых были чудесные шкурки, в чём и заключалась вся трагедия их нации, так как земляне уничтожали седьмых из-за их шкурок. Итак, будем соображать на троих, по нашему исконному обычаю. Свои варианты дальнейшего развития этой душераздирающей истории присылайте в рубрику «Комментарии». Самое сложное – заглавие и завязку я придумала, остальное предоставляется Вам.



ТУРКМЕНСКАЯ ШАПКА


Саодатику было шесть лет, а Мусе – три года. Саодатик любила оставаться ночевать у нас. Спать мы были обязаны втроём. Причём я должна была лежать посередине, а девочки по обе стороны от меня. У меня не было права поворачиваться набок. Тогда разыгрывалась страшная сцена ревности. Так я и лежала, распростёртая на спине, а на каждом плече по детской головке. Слава богу, девочки первые не выдерживали и перекочёвывали в свои постели. Саодатик спала в гостиной. Причём у ней был выбор. Она могла оставаться с нами, но она предпочитала диван в гостиной. Брат спал в своей спальной. Зимой он открывал настеж окна, надевал специально приобретённую в Туркмении здоровую овечью шапку, накрывался насколькими одеялами и спал, под утро занесённый почти полностью снегом. Саодатик ближе к полуночи начинала выть. К нам в комнату, не знаю почему, она не шла. Может, она боялась темноты. Саодатик, если ты читаешь эти строки, ответь, пожалуйста, на этот вопрос. Я ничего не слышала, зато брат просыпался, шёл в гостиную, не зажигая света и, потому, натыкаясь на мебель. Он брал зарёванную Саодатик на руки и нёс, спотыкаясь и ругаясь, в свою заснеженную комнату. Там он укладывал Саодатик в соседнюю кровать и закутывал. Ночью Саодатик часто просилась в туалет. Она не будила брата, а опять тихо плакала. Брат нёс её на руках до туалета. Свет он включать не хотел, по известным только ему причинам, а в полной темноте Саодатик боялась идти сама. Каждый день брат говорил мне, что у него ответственная, сложная работа, что он не высыпается и долго так не протянет. Саодатик жалобно на него смотрела и умоляла нас оставить её ещё на чуть-чуть. Она просто клялась, что плакать не будет. И так продолжалось из ночи в ночь.

Брат ел китайскими палочками. Мусе это так понравилось, что она не ела иначе, как при помощи этих палочек. Причём, есть ими она сама не умела, значит, это я её кормила. Намучавшись так пару дней, я их благополучно припрятала и радовалась, что Муся вроде бы забыла о них. Тут приходит Лола и громко говорит: «А что, палочками ты её больше не кормишь?» Муся услышала это «палочками», и пытки опять продолжились.

ИСКРЕННЕЕ РАСКАЯНИЕ И ПУБЛИЧНЫЕ ИЗВИНЕНИЯ


Товарищи, меня тут обвиняют в некотором преувеличении при описании некоторых событий. Приношу свои извинения, хотя на достоверность, потому я и выбрала сей жанр, никак не претендую. Шура сунула в сумочку не громадный кирпич, а булыжник поменьше (породу, вследствие моего очень слабого знания геологии, определить не берусь. Скорее всего, что булыжник был явно вулканического происхождения мезозойского палеолита.) Но то, что она его с трудом втиснула в сумочку, которая была весьма элегантна, это точно. Катя, в истории с Садчиковым, никак родить от ужаса не могла, ибо была вроде не в достаточной степени беременна. Драка в классе произошла из-за всеми признанной красоты Алёны Леденёвой, которая, по слухам, оказалась неувядаемой.
Теперь мои рассказы будут выглядеть примерно так. Гражданка Шура Иванова (не знаю под какой фамилией она сейчас фигурирует в официальных анналах) встала утром в 07.00 a.m. 14-го сентября 2008-го года в возрасте 25-ти лет (здесь, я думаю возражений не последует), социальное происхождение – из служащих, глаза карие, рост средний, особых примет, за исключением обаяния и шарма, нет. Она умылась и почистила зубы, потратив при этом точно 2 литра воды из них 1 литр горячей и 1 литр холодной, смешав при  помощи кранного смесителя в пропорциях 1:1. Затратила она при этом около 500 калорий, так как была в плохом настроении и ворчала. Она натянула одну пару колгот по евро (в сумы конвертируйте сами, тем более, что они оказались порваными), тогда, в постоянном звуковом сопровождении негативного характера, она вытащила новую пару. Натягивая на правую ногу, она порвала и эту колготину. Так как порвала она её удачно, выше нижнего уровня края подола юбки, она залепила её клеем (хорошо ещё лаком для ногтей)  и продолжила акт одевания, не оговоренный кодом уголовного кодекса Республики Узбекистан...


Для примера моего покаяния представляю Вашему вниманию и суду следующую историю, в этот раз полностью соответствующую истинному ходу и сути событий. Об этой истории мне напомнила Леди Маша.
Мой брат купил тостер. Собрались мальчики праздновать это событие за столом, на котором стоял этот вышеуказанный тостер неведомой марки, нарезанный хлеб, горячий чай, масло, сыр и варенье. Бабушка, по своему ежедневному и еженощному обыкновению, вызвала скорую помощь и лежала в своей комнате. Когда кусочки хлеба были поджарены в режиме, заданном заказчиком, тостер издавал сигнал. Моя бабушка принимала его за дверной звонок и кричала: «Это доктор, открывайте!». Один из братьев просовывал голову в дверь в её комнату и говорил: «Нет, бабушка, это тостер». Бабушка опять настойчиво повторяла: «Это доктор». Так как ослушаться мы не могли, а бабушка всё не унималась, проклиная нас и обвиняя в бездушном отношении к её болезни, приходилось отправлять самого младшего на тот момент члена застолья, шестилетнего беззубого Няму, в момент его вгрызания розовыми дёснами в кусок поджаренного хлеба. Няма пробегал под окнами бабушки в направлении ворот. Потом, согнувшись, чтобы бабушка его не видела, возврашался к столу. Тостер опять сигналил, Няма опять бежал.... Потом Няма сказал: «Я не такой дурак, как вы думаете. Я до ворот не добегал».

суббота, 16 апреля 2011 г.

МАРСЕЛЬ. КОНСЕРВАТОРИЯ

Марсельская консерватория находится в самом центре города, в районе с узкими улочами и домами постройки начала 20-го века. Этот стиль называют «Хоссманнский» (Французы не произносят «Х», поэтому вначале мне казалость «Османский». Я никак не могла понять, как же турки здесь оказались) Потом выяснилось, что архитектора звали Haussmann. Высокие под три метра потолки, узкие длинные окна, толстенные кирпичные стены.
Здание консерватории входит в список исторических памятников ЮНЕСКО. Здесь 3 больших концертных зала с колоннами и сводами, подпираемыми атлантами, лепные потолки. В зале  Маго сводчатый потолок расписан, на стенах шёлковые обои. К этому роскошному зданию сбегаются и съезжаются на велосипедах, самокатах и роликах грязные, оборванные, вечно взмыленные дети и подростки со своими инструментами за спиной, распространяя цыплячий запах детского пота.  Преподаватели и охранники кричат на них дурными голосами, а я понимаю их желание проехаться на роликах по шикарным паркетным полам. Тем более, есть где разбежаться. Меня всегда поражало, как можно эту биологическую массу, пульсирующую, кричащую на излюбленную и запретную детскую тему «кака-пипи», кипящую и разбегающуюся во все стороны, организовать. Заходит дирижёр и эти дети, растирая грязь по лицу рукавами, и приглаживая торчащие вихры, берут свои инструменты и начинают играть. Лица их приобретают особое одухотворённое, ангельское и состредоточенное выражение.

Мне пришлось наблюдать, как мальчики хора, в белых, замызганных уже рубашках, харкающие и дерущиеся, выстраиваются, и по взмаху дирижёрской палочки их сильные, высокие, неземные голоса заполняют своды зала.
Несколько раз в год здесь проводятся концерты. Приходят родители, гордые дедушки и бабушки, рассаживаются. Маленькие дети, братья и сёстры юных музыкантов, с их пустышками в зубах, ползают прямо по полу. Во время концерта они подпевают и танцуют. Особенно интересно, когда нетвёрдо держащийся на ногах малыш самозабвенно подпевает инвенцию Баха и пытается попасть в ритм в странном танце. Обстановка бывает доброжелательная, почти семейная. Бурно приветствуется каждый ребёнок, выходящий на сцену. Начинают самые маленькие. Их встречают и провожают овациями, достойными самых великих музыкантов. Заканчивается это импровизациями. Без малейшего комплекса и смущения дети упоённо играют непонятно что, а зал поёт то же самое. Участники и зрители так плохо подготовленного концерта получают большое удовольствие. Невольно вспоминаешь наши концерты в музыкальной школе. Все такие дисциплинированные, нарядные и начищенные. Надрессированные, волнующиеся исполнители, играющие идеально отработанные произведения, обстановка праздничности и всеобщей скованности. По выражению безалаберных и раскованных французов «ГУЛАГ». Их восхищает наше трудолюбие и организованность, но подражать нам они не собираются.

пятница, 15 апреля 2011 г.

ЧУШЬ ВСЯКАЯ, ПРОДОЛЖЕНИЕ

Однажды папа наводил в доме порядок. В кухонном шкафу в отделении с вилками, ложками и ножами он разложил тампаксы, предварительно вынув из упаковки, хвостиками в одну сторону, а головками в другую.


У Саодатика спрашивали: "Ты говоришь по-русски?" Она утвердительно кивала головой. Она показывала на свои глаза и говорила: "Это кози". На лоб - "Это пещонаи", на волосы: "Это чачи" и т.д.


Дед мой был очень худой, с тонким носом. Он целовал меня церемонно в лоб и говорил: "Кузичок, унутма, "Homo homini lupus est". "Козочка, не забудь: "Homo homini lupus est".
Бабушка любила мне рассказывать проишествие, связанное с соседской девочкой, которая любила возиться со мной, которая была меня старше. Мне было три года. Однажды эта соседка обозвала меня дурой. Я так долго плакала, несмотря на то, что она просила прощения, что в конце концов пришли её родители и даже бабушка с дедушкой, уговаривая меня простить её. 

Как-то у нас дома не было будильника и вообще часов, наручные остановились. Была весна и рассветало рано. Мама меня разбудила. Я встала, оделась и т.д. и пошла в школу. Меня насторожило то, что на улице почти никого не было. Я с ужасом подумала, что опоздала. Школа была закрыта. Обычно через нек. время после звонка её закрывали. Я была примерной девочкой  в те времена. Не прогуливала и не опаздывала.
Конечно же я стала плакать и побрела домой. По дороге мне встретился наш сосед. Само собой он спросил о причине моего горя. Когда я ему ответила, он долго смеялся. Было от силы семь утра.


Чича приходил домой и первым делом опрокидывал на ковёр ящик с игрушками. Убирать ему их потом не хотелось. Я ему сказала, что раз они так разбросанны по полу, значит они ему больше не нужны, и мы их отдадим бедным детям. Чича подтвердил эту мою мысль, добавив, что он уже большой. Я ему позволила взять из кучи самую ему дорогую игрушку. Он взял одну, подержал в руке, положил, взял другую. Некоторые игрушки он попытался припрятать. Я сказала, что так не честно. Он долго раздумывал. Тогда я ему сунула пустую коробку и сказала, что все игрушки, которые в коробке, он может оставить себе. Через две секунды все до одной были в коробке. Потом вопрос о бедных детях уже не ставился на повестку дня. 

Мы сидели за столом во дворе и пили чай. Явно не хватало сладкого к чаю. Бабушка как раз сварила на зиму варенье. Пришлось мне своровать банку, пока бабушка смотрела свои нескончаемые концерты по телевизору. Чайные ложки куда-то пропали. Я взяла суповые из раковины и вымыла их. Мы водрузили банку посреди стола и ели варенье большими ложками. Тут бабушка неожиданно вышла. Я быстро сунула банку под стол. Ложки нам спрятать  не пришло в голову. Бабушка сказала, что мы уже совсем с ума сошли. Докатились до того, что пьём чай столовыми ложками.

По ночам ко мне и моему брату приходили друзья. Они перелезали через забор и залезали в наши комнаты в окно. Дверь в бабушкину комнату бывала закрыта. Мы играли на пианино, горланили песни, танцевали и пр.  Бабушка всегда рассказывала о том, какой у неё чуткий сон, и как мы после девяти вечера укладываемся спать, не то, что другие плохие молодые люди. Единственно, чего она не могла понять, это жалоб соседей на ночной шум.
Смирнова долго по привычке ходила ко мне в окно уже после замужества со своей маленькой дочкой. Предполагаю, что она даже не знала, где у нас дверь.


Моему брату было около семи лет. Он был чёрный от загара и очень худой. Лежал на диване и говорил прабабушке: «Бабуся, твой смертный час пробил». Прабабушка била его тяжёлым кулаком по торчащим рёбрам. Раздавался глухой стук и смех брата.

Если мы не слушались, прабабушка говорила: «Сейчас я вас опозорю перед всеми. Она выходила на середину двора и причитала почему-то по-русски: «Народ, народ! Помогайт, помогайт, родная внучка убивайт, убивайт!» Привычные соседи не реагировали.


У двоюродной бабушки мы резались в карты. Всем захотелось вина. Двоюродная бабушка прятала вино в своей спальне. Так как она сидела перед телевизором прямо в соседней комнате, вынести бутылку у нас не было возможности. Тогда меня послали к деду. Я ему сказала, что он такой добрый и умный. Как там было, когда он был молодой? Он только начал рассказывать, потом спохватился и сказал: «Тебе чего надо? Денег?» Тут я раскололась. Он зашёл в спальню и под своим чапаном вынес нам бутылочку. Он был глух. Бабушка тоже выходит к нам и спрашивает: «Вы ворота на ночь заперли?» «Нет, мы не пили» - отвечает дед.

В Ташкенте на ВДНХ была выставка продукции сельского хозяйства США. Четверо моих двоюродных братьев подростков пошли туда. Забор территории ВДНХ патрулировали милиционеры. Братья перелезали через забор в разных местах. Трём удалось перелезть, одного поймали. Он подошёл к входу и присоединился к группе колхозников, ударников коммунистического труда. Среди них был слепой дед с палкой. Мой двоюродный брат подошёл к нему и взял его за руку. Как только они попали внутрь, он без зазрений совести оставил беспомощно озиравшегося старичка на произвол судьбы.

Деревянный пол на кухне был покрыт сверху линолеумом. Перед холодильником дерево прогнило и получилась мягкая вмятина в полу. Так как к холодильнику чаще всех подходила бабушка, дети назвали эту ямку «ловушкой для бабушки».

Пришли к нам свататься две женщины. Дело обычное. Обе в блестящих платьях с большими пёстрыми цветами, в платочках с люрексом и при своих громадных рубинах и изумрудах на натруженных, грубых руках и в ушах, с отвисшими от тяжести массивных серёжек мочками. Праздничный наряд дополняли золотые зубы. Одна из женщин, что постарше, рассказывает, что у неё десять сыновей, стадо баранов, пара коров. Она жалуется на то, что на старости лет должна и за скотом ухаживать и готовить и обстирывать сыновей. Что обязательно ей нужна помощница. Бабушка тогда ей ответила: «Дорогая, от современных невесток Вы этого не дождётесь. Она ещё и детей нарожает, а сама будет уходить на работу. Так Вы ко всей Вашей работе будете ещё и маленьких детей растить».

четверг, 14 апреля 2011 г.

ОДА ЧЕСНОКУ


Кого я видеть не хочу, 
я чесноком его сгоню,
я чесноком его сгоню,
головками чеснок съедая,
и пусть меня обходят стороной,
да запах не родной,
но все ж здоровый... 



Да, о чесноке... Он великолепно камуфлирует как вкус и привкус любого гадкого продукта, так и отсутствие кулинарного таланта исполнителя. Служит он также великолепным антисептиком. Может потому Марсельцы, часто потребляющие сырое мясо и особым секретным образом заплесневевшие (слово «пропенициллиненные» предпочтительнее) сыры, так любят этот вонючий овощ. 

Как-то Луй засомневался в съедобности камамбера, тонким нюхом учуяв необычный оттенок сильного зловония этого вида сыра. Тогда он позвал Лору и предложил ей кусочек. По тому как безотказная в отношении съестного Лора сморщила нос и отвернулась, Луй понял, что сыр действительно несъедобен. Я лично, за неимением Лоры под рукой вследствие развода с её папашей – маркизом, не рискую. Вообще этот вид сыра не потребляю.

Итак, можно прекрасно все продукты в любом сочетании за пять минут до прихода возлюбленного мужа и дорогих гостей просто сунуть в микроволновку. Надо вовремя выложить всё в кастрюлю и не забыть убрать с глаз долой пустые консервные банки. Хорошо также заранее придумать получившемуся в результате блюду звучное экзотичное название. 

ТАК, О КУХНЕ МЫ ПОГОВОРИЛИ, ТЕПЕРЬ МОЖНО И О МОДЕ

На Марсель гигантскими шагами надвигается лето во всей своей духоте. Местные кривоногие и носатые красотки просыпаются от зимней спячки, томно потягиваются и кокетливо прихорашиваются. Итак, какова тенденция и направление последнего крика моды? В этом году низкопопые и усатые средиземноморские дамы предпочтут оголить (и напрасно) свои кривые и короткие нижние конечности. Глубокое декольте (а вот это правильно) тоже будет пользоваться успехом, особенно если предварительно изничтожить излишки растительности в нём (хотя есть и любители). Брюки и юбки с заниженной талией опять в моде. В связи с этим не забудьте освежить татуировку на левой ягодице. В этом году особой популярностью будут пользоваться целующиеся голубки, а не попугайчики, которые к сожалению ушли в прошлое.
Сильная половина человечества тоже хочет хорошо выглядеть этим летом. В моде блузоны ядовитых цветов, с поднятыми воротниками и с изображением драконов и экзотических цветов. Не забудьте аксессуары в виде массивных браслетов, колец и галстуков а ля Карл Лагерфельд. Пузатым, толстозадым и коротконогим типичным средиземноморским мужчинам рекомендуются брюки с заниженной талией, что выгодно подчеркнёт такие аппетитные части их фигуры как бока, свисающие в виде булочек и волосатые также висячие животы. Шорты ещё более явно обозначат мужественность худобы и кривизны их  ног. 
Макияж
Советуют подчёркивать или глаза или рты. Для блондинок просто необходимо обозначивать брови и глаза. Иначе лицо отсутствует, что сильно затрудняет общение. Нос почему-то у специалистов почти игнорируется, не говоря уж об ушах, такой важной части нашей головы. Только у японцев оттопыренные уши и начернённые зубы исторически пользовались успехом. Вот англичане гордятся свими длинными постными физиономиями, большими ртами со здоровенными зубами. Завистливые и ехидные французы утверждают, что в следствие большого потребления овса в виде каши, они стали похожи на лошадей. Глаза и брови у детей Альбиона обычно выражены в бледно-розовых тонах, которые, если они плачут, краснеют вместе с ноcами и ушами. (Однажды Чича сказал: "Красный, как голова Стефана, когда он плачет"). Сами зрачки размыто-голубого цвета. Вернёмся к марсельцам. Средиземноморский нос так просто не проигнорируешь. Есть только пара редких советов о том, как его визуально уменьшить и придать более тонкую форму. Это просто. На носовой хребет наносится светлая пудра, на крылья - более тёмная. Вздёрнутые же носы, открыто и наивно смотрящие на мир дырками ноздрей, хороши и без дополнительных ухищрений. Только-то и всего. Не забудьте о румянах. Вот и всё. Теперь можно считать себя красавицей и смело идти "украшать мир"...
Бедным мужчинам позволительно украшать себя только усами и бородами. Всё равно с их громадными, красными, вислыми, жирными и угривыми (или ""угрявыми" ?) носами, кроме хирургического вмешательства, ничего не сделаешь. Глаза и губы у них не в счету. Да, есть некоторые современные мужчины, которые выщипывают брови, а есть кто просто подстригает их, как и растительность в ушах маникюрными ножницами. Бороды носят для разных целей. Первая - лень бриться, опять-таки экономия воды, пенок, бритвы и пр. Вторая - закамуфлировать толстые щёки, подбродки и шеи. И третья, немаловажная, придать своему образу дикости, то есть мужественности.

среда, 13 апреля 2011 г.

ЧИЛИ КОН КАРНЕ


Суп о Писту по эффективности может сравниться разве что с Чили кон Карне (это правда уже из мексиканской кухни). Готовится это блюдо очень просто. Покупаете консервную банку с Чили кон Карне, вываливаете содержимое в блюдо. Кладёте в микроволновку. Перед подачей можно украсить веточкой базилика и водрузить на стол со словами: «Дорогой, это по рецепту твоей мамочки». Советуем отдельно пожарить картошку для детей. Для лучшего восприятия замечаний Вашего друга по жизни хорошо вооружиться поварёжкой для аргументации. Друг же может спокойно съесть, тем более это действительно вкусно, а идею мщения затаить на ночь. Утром Вы будете полностью удовлетворены результатом в виде нежной зелени, пробивающейся сквозь бледность лица и кругов под глазами Вашей подруги.
Вообще, если Вы берётесь за приготовление блюд провансальской кухни, отбросьте все сомнения. Наверняка Ваши настоящего вкуса этих блюд не знают. Так что смело приступайте.

вторник, 12 апреля 2011 г.

КОВАРНЫЕ ПРОИСКИ ИСЛАМИСТОВ ИЛИ ПРЕДОПРЕДЕЛЕННОСТЬ СУДЬБЫ



Жили мы в центре Ташкента. В доме не было ни одного действующего замка (замки были символические). Во-первых, чтобы «как у людей», во-вторых, чтобы грабители, изрядно промучившись, были раздосадованы тщетно потерянным временем, усилиями и потерей имиджа, в – третьих, для нашего спокойствия. Здесь уместно отметить, что, если эти строчки вызвали у Вас снисходительную улыбку, Вы, за Вашими навороченными замками, застрахованы (астафурулло, не дай бог) не лучше. По вечерам прабабушка подпирала ворота колом, который часами заколачивала кирпичом (не напоминает ли это Вам поведение Моего Самого Первого? См. выше, не помню который из моих рассказов) Да, нет в этой жизни случайностей. Потом она вставляла по скалке в каждую ручку, а то, что окна летом были настеж открыты, а зимой закрывались на весьма хлипкий засов, это её не волновало. Когда она проходила мимо стола, автоматически отодвигала все предметы ближе к центру. Это можно понять, бросив взгляд (так мельком, дискретно, дама всё таки сейчас почтенная и с сильным характером) на крутейшие формы моей тётушки, которыми она всегда сметала всё и вся на своём пути. Почему-то я вспомнила как моя другая тётушка ставила тарелки и стаканы мимо стола из-за некоторой слабости зрения и категорического неприятия, несмотря на всю очевидность, этого факта. Всё бы ничего, мелочи жизни так сказать, если бы потом она не клала собственных детей, с трудом до хрипоты и спинных болей усыплённых, мимо уютных кроваток. Вернёмся к моей незабвенной прабабушке. Потом очередь доходила до газовой плиты. Там она часами стучала по кранам, устанавливая их строго горизонтально. Я ей благодарна за привычку, приобретённую с детства, к равномерному стуку. Иначе мой самый первый и единственный брак с немаркизом был бы ещё кратковременней (см. там же, выше, где история про него). Так это не всё, были ещё ведь и водопроводные краны. Кстати, моя выучка перелезания через заборы пригодилась мне во время моего второго марсельского брака (см. тоже где-то там, об этом я подробно уже писала. Вроде о разводе по-французски). Что значит судьба. Всё это прабабушка проделывала не молча, а приговаривая: «Ал ал ал алла, бисмилла...». Потом из её комнаты доносился всю оставшуюся часть ночи её бас с заклинаниями того же исламского характера. После её смерти комнату занял мой брат, который ночами напролёт учил спряжения арабских глаголов, созвучных прабабушкиным «ал ал алла». Не удивительно, что сейчас в Марселе я чувствую себя как дома, погружённая в арабскую речь с бесконечными «ал ал алла». Надо ещё добавить и то, что, когда мы жили в одной комнате в общежитии, папа также по ночам учил вслух арабский, а я повторяла за ним, сидя на горшке. Папины друзья говорили: «Вот видишь, как надо учить...»

понедельник, 11 апреля 2011 г.

ТРАДИЦИОННОЕ ПРОВАНСАЛЬСКОЕ БЛЮДО «СУП О ПИСТУ» ПРЕДЛАГЕТСЯ ВНИМАНИЮ МСТИТЕЛЬНЫХ ДАМ И ДЖЕНТЕЛЬМЕНОВ


Суп этот странным образом напоминает  нашу «Машура». Особенно по моему оригинальному рецепту. То есть в самом начале, по совету нашей известной кулинарки Лолы, я обжариваю маш в масле, а потом обжариваю все овощи, причём, в отличие от традиционного рецепта, я обжариваю также чеснок, крупно нарезанный (каждую чесночину я режу пополам), а в конце я выдавливаю чеснок и добавляю уже потом базилик (чем больше, тем лучше), а потом уже в каждую тарелку по столовой ложке йогурта.
Итак «Суп о писту»
Ингридиенты
750 г зелёной фасоли, 750г белой фасоли, 750 г красной фасоли, 2 картофелины, 2 маленьких кабачка, 2 луковицы порей (у нас насколько я помню, этого вида лука нет, так что можно просто заменить на обычный лук), 2 помидорки, ветку сельдерея (я кладу меньше, дело вкуса), 1 ветку базилика без листьев (листья отложить), 5 зубцов чеснока, 50г тёртого твёрдого сыра, 50г пармезана (вместо пармезана, думаю можно просто сунуть наш курт), 2 стакана оливкового масла (дороговато выходит для нас, можно обычное растительное масло и для вкуса пару ложек оливкового), 250 г «ракушек» - макаронного изделия в соответсвующей форме (думаю, можно заменить крупной вермишелью или даже просто остатками теста от бешбармака или пельменей.)
Способ приготовления
Нарезать мелко зелёную фасоль, кабачки, лук, картофель и сельдерей. (Совет. Когда нарезаете лук, не плачте впустую. Воспользуйтесь случаем попричитать и пообвинять Вашего спутника или спутницу, или вообще, кого под руку попадётся.)
Варить всё в трёх литрах солёной воды полтора часа. В это время ободрать шкурку помидоров, мелко нарезать или выдавить 5 зубцов чеснока и измельчить ветку базилика. Всё это смешать и растереть с оливковым маслом до получения однородной массы. Ввести всё это в общее варево. Добавить соли и перца по вкусу. К концу приготовления добавить мучных изделий. Суп получается однородной массы с «ракушками». Перед подачей насыпать сверху по горсти сыра. Есть горячим. Хотя в холодном виде летом тоже недурственно.
Это классический местный рецепт. Фасоль хорошо бы замочить заранее. Я всегда спохватываюсь в последний момент и обжариваю по Лолиному методу приготовления маша. Тогда фасоль, как и маш, развариваются быстрее. Обжариваю я также и все овощи, можно добавить мелко нарезанные кусочки мяса, а потом заливаю водой.

Вообще в каждой семье своя разновидность этого супа. Кто-то не разваривает овощи и не растирает их. Если очень торопишься, можно плюхнуть консервированую фасоль в самый последний момент, а кортошку можно сунуть в микроволновку на три минуты. Есть хозяйки, которые добавляют в этот суп кусочки обжаренной свинины, особенно если муж ортодоксальный мусульманин или иудей, и похихикивают при этом мелко.

Практический совет. Принцам и принцессам есть это блюдо, особенно на ночь, если они собираются спать в одной спальне, не рекомендуется. Парам же со стажем, наоборот, советуется потребить изрядную порцию этого супа именно перед сном. Хорошо также для букета закусить суп сырым чесночком. Если Вы, впихивая в себя это вкусное и ароматное блюдо, помедитируете над всеми подлыми поступками и привычками Вашей дражайшей половинки, это придаст особую остроту и Вашим вкусовым ощущениям.

Да, чуть не забыла, никому не рассказывайте, что я, автор этих полезных советов. У меня и так врагов много, особенно маркизов и баронов. (Чёрт, на наследного принца что ли замахнуться. Это с моим-то опытом)

суббота, 9 апреля 2011 г.

ДЖОН ПИТЕР И УЖАСНЫЕ РУССКИЕ


На моей первой французской свадьбе была девочка Лена и её брат Саша. Брат Саша напился и приставал к длинноносой фобичке Марианне (рассказ о ней см. выше). Мой Самый Первый барон поведал мне шёпотом, что Саша каратист, самбист и метал ножи в цирке. Словом – русский. Сам же Саша рассказал, что он закончил  с отличием философский факультет Киевского Университета. Был там и наш сосед – Жан Пьер. 
С Леной у Жан Пьера сразу возникла симпатия. Лена поделилась со мной грустной историей своего женского одиночества. Поклонники обычно покидали её по-английски, не попрощавшись. Такая невежливость, причём регулярно повторяемая по одному сценарию, больше всего терзала Лену. (То ли дело, когда тебя бросают со скандалом и мордобоем. Это вот по-человечески. А вот так подло, трусливо, без объяснений...). 
Лена и Жан Пьер через пару дней встретились в парке. Жан Пьер пообещал ей позвонить и то же, так же... , подло так...  Лена звонит мне и выражает своё недоумение и протест. Позвонил мне и Жан Пьер. Поскольку мы общались по-английски, он представился как «Джон Питер», что было логично. Я же долго перебирала в своём бедном перегруженном мозге всех знакомых, пока, наконец, не догадалась. Он позвонил мне и сказал мне что-то, из чего я поняла слова «бутылка, которая не открывается, газ, родители уехали, тёплая компашка, и не мог бы мой барон помочь». Когда барон пришёл домой, я объяснила ему, что Джон Питер, воспользовавшись отсутствием родителей, позвал друзей – собутыльников. Что они не могут открыть бутылку с шампанским, а в другой, уже открытой, газ выдыхается в ожидании моего бывшего, который по случаю, откупорил бы уж заодно и другую. Рассказала также, что Лена по уши влюбилась в Джона Питера, а он пока не готов к принятию столь серьёзного решения, и, что боится её брата, Сашу, знаменитого головореза, под стать всем русским. Это навело меня на следуюшую идею. Я позвонила соседу и с сильным акцентом на английской версии девочки Лены сказала, что я рядом с его домом вместе с Сашей и Станислисом. Когда он спросил «Лену», кто это такой «Станислас», я сказала: «Как ты не знаешь? Тот русский, который после Афгана погубил по инерции массу добропорядочных французов при помощи своего калашникова. Наш друг, хороший мальчик, тихий такой. Они с Сашей вместе были в Афгане». Сразу после моего звонка, мне звонит Джон Питер и кричит: «Лола, гранда паника. Лена с братом и остальными головорезами у моего дома, хотят меня женить.» Я ответила, что пока, как я вижу из окна, никого на улице нет. Что он может прийти и спрятаться в подвале. Потом мне стало его жаль, я извинилась и рассказала правду. К счастью, он хорошо это принял и успокоил бившихся в приступе ужаса товарищей. 
Что касается «шампанского», на самом деле всё было прозаичнее. Джон Пьер просто не мог открыть баллон с газом и установить его. (Так в моём французском лексиконе появилось новое слово « bouteille» - «бутей», которое я поняла как «бутылка».)  Обычно этим занимались родители. А тут ещё и гости, надо готовить...

ЕСТЬ ЛИ РАЙ НА ЗЕМЛЕ?




Знаете ли Вы, где находится рай? Могу дать точный адрес. В Масрселе есть дворец «Лонгшамп» - «Длинное поле» необыкновенной красоты со статуями, фонтанами, водопадами, газонами и цветами. Летними жаркими вечерами, ночами здесь прямо на открытом воздухе бывают концерты фольклорные и классические. Большой парк, примыкающий к зданию дворца, с игровыми площадками и цветниками, заманивает детей и влюблённых, студентов, курящих канабис и дрындящих на гитарах, в свои волшебные недра. Этот райский уголок находится там, у водопада с бассейном с рыбками и черепахами. Водопад переходит в ручей, в котором плещутся совершенно голые дети разных возрастов. Мамы их располагаются с книжками и вязаньем на газоне вокруг под каштанами и в окружении фантастаческой красоты цветов. Сначала дети, несмотря на окрики родителей, просто плюхаются в ручей в одежде, потом им приходится раздеваться. Они без колебаний сбрасывают свою мокрую одежду и продолжают свои игры в прохладной воде. Зимой надо быть начеку, если Вы с ребёнком. Он по старой памяти обязательно попытается залезть в ручей в одежде, и с непониманием отреагирует на Ваши запреты.


Другой райский уголок находится в Ташкенте. На краю парка ТашМИ течёт река. У этой реки есть такое секретное место, о существовании и прелести которого догадываются немногие. Между плотными зарослями кустов и деревьев есть неприметный зазор. Мы обнаружили его осенью. Через этот зазор Вы попадаете на склон, покрытый осенними золотыми и красными разных оттенков листьями. По склону Вы можете спуститься на маленькую поцелуйную площадку, устланную ковром из опавших листьев в той же богатой осенней гамме. Там есть поваленное дерево, служащее поцелуйной скамейкой. По краю площадки течёт река влюблённых с поцелуйными берегами. Над этой рекой деревья переплелись ветками, образуя красно-жёлтый кружевной туннель, сквозь который пробиваются солнечные лучи. Река так плотно покрыта листьями, что Вы только догадываетесь о том, что под ними вода. Листья с тихим шёрохом, почти незаметно перемещаются, несомые течением. Медленное движение этой сплошной золотой массы затягивает Вас и уносит в поцелуйный мир любви и мечты.