суббота, 29 октября 2011 г.

ИЗ ДОРОЖНЫХ ЗАМЕТОК ВЕЧНОГО СТРАННИКА


В те стародавние времена, когда вода была мокрее, масло жирнее, воздух воздушнее, мы с папой готовились к отправлению в аэропорт. Пару дней мы подъедали всё съестное, так как квартира после нашего отъезда должна была пустовать много месяцев. Рейс был вечерний. Паковкой багажа по традиции занимался мой папа. Я должна была в течение нескольких последних дней сваливать все вещи, которые мы должны были взять с нами, на ковёр гостиной. 
Утром дня х папа разделся до трусов и, сопя и обливаясь потом, чародействовал. Благодаря его манипуляциям, громадная гора шмоток была плотно забита в чемоданы и коробки, которые он заклеил скотчем (да-да, включая и чемоданы), перевязал верёвкой, и гордо любовался, ожидая от меня заслуженных аплодисментов. Итак, до выхода из дома оставалось полчаса. 
Вдруг раздаётся звонок в дверь. Папа, человек восточный, не просто открывает дверь нашему родственнику, а ещё и пускает его в дом, и просит меня приготовить чай. Когда я, по-детски непосредственно заявляю, что, вот, дескать, ждём такси, самолёт через час, торопимся мы..., папа обжигает меня взглядом, сопровождаемым зверской мимикой. Приходится бежать в магазин и накрывать на стол. 
Гость усаживается и говорит: «Так неудобно вас беспокоить, я на минутку, попрощаться.» Они заводят долгую восточную философскую беседу о погоде, политике, женщинах, машинах и футболе. 
Я иду в спальню переодеваться. Когда я лёжа натянула джинсы, также лёжа застегнула молнию и попыталась встать, молния разошлась посередине. Значит джинсы невозможно расстегнуть и снять. Пришлось позвать папу. Он резким движением руки просто порвал джинсы. Зато я смогла их снять. Вся моя одежда была уже более чем тщательно запакована (см.выше). Папа наотрез отказался вскрыть ящик, в котором были другие джинсы. Напоминаю, что в гостиной за столом сидит гость и уходить не собирается, а папа, скорее умрёт, чем намекнёт гостю на дверь. Папа сунул мне мамину элегантную австрийскую юбку из «Берёзки» (помните такое заведение? Тем, кто не в курсе, поясняю, что для нас тогда это было равнозначно «Шанели» или «Кардену»). На мне розовая майка, розовые кроссовки, белые носочки и длинная, безупречного покроя, юбка. Когда я стала протестовать, папа (обычно довольно сдержанный джентельмен) затопал ногами и зашипел, брызгая слюной для моего устрашения. 
Когда он вышел, мгновенно сменив грозное выражение на лице на светскую улыбку, я всё-таки вытащила джинсы. В аэропорт мы еле еле успели. У папы рейс был раньше моего. Так получилось, других билетов не было. Тележек тогда тоже не было. Может они и были, но мы всё тащили сами. Папа благополучно загрузился на свой самолёт, а я осталась с большим чемоданом и четырьмя большими коробками. Мой самолёт был следующий, и моя погрузка должна быть с того же зала. Тут вдруг объявляют по громкоговорителю, что для моего рейса надо сменить зал. То есть пересечь весь аэропорт. Я стала перетаскивать весь багаж. Брала часть и перетаскивала на два шага, возвращалась за оставшимся и перетаскивала немного дальше. Даже при этом две коробки я подтаскивала в руках, а две другие толкала ногами. За моими действиями наблюдали лица восточной национальности, пожирая страстными взорами: «Какой красивий девичкя...». (У моего бывшего маркиза такой же акцент. Теперь я знаю, чем он меня взял.) При других обстоятельствах я бы прошла мимо, гордо задрав нос. Здесь же мне было не до роскоши. Я улыбнулась им самой лучезарной улыбкой. Они сразу же подбежали, взяли мои шмотки, меня под белы рученьки, и доставили в нужный зал. Там они помогли мне сдать груз, усадили меня и принесли лимонада. Я пригласила их в гости, дав им выдуманные координаты.

четверг, 20 октября 2011 г.

БАБА ЯГА - АГЕНТ ПО НЕДВИЖИМОСТИ

"Пошли дальше, Додя. Видишь эту измождённую даму с ключами. Это я когда-то. Работала я и риелтором (это как в "Гавриллиаде" - «Служил Гаврила хлебопёком»). Набегавшись, как собака, и пометив свою территорию рекламными проспектами, я взяла ключи от одной из квартир и пошла её готовить к посещению клиентов. Во Франции квартиры не пронумерованы, как у нас. На дверях таблички с именами. Когда люди продают квартиры, часто фамилия на табличке не совпадает с фамилией владельца. К тому же всегда замки и ключи плохо отлажены. В сотый раз спросив у коллеги, с которым подписывали мандат на квартиру, точный адрес, этаж и расположение последней, я отправилась туда. Вроде всё нашла с первого раза. Вынула ключ и стала пихать его в замок. Дверь долго не открывалась. Было дело летом, в послеобеденную жару. Вдруг дверь распахивается, а в ней мужик в трусах с ножом...

Часто клиенты, после осмотра десятка квартир, говорят, как Агафья Тихоновна из «Женитьбы» Гоголя: «А вот бы эту квартиру и в тот район, где была предыдущая, да по цене первой...» или так: «Вот бы эта квартира была с балконом, как та, которую мы смотрели вчера, а кухня бы у неё была как в той, которая была третьего дня...»


"Если бы губы Никанора Ивановича да приставить к носу Ивана Кузьмича, да взять сколько-нибудь развязности, какая у Балтазара Балтазарыча, да, пожалуй, прибавить к этому еще дородности Ивана Павловича — я бы тогда тотчас же решилась." 

МЕНТЫ, НЕМАРКИЗЫ И КАПУСТА (ПРОДОЛЖЕНИЕ ДОДИНЫХ ПОХОЖДЕНИЙ)


Случайно встретивши мента 
не понимая языка,
он подружился с ним,
как им двоим общаться,
ну что тут заикаться,
ведь после первака,
поймешь ты даже дурака...



Здесь Додя увидел здоровенного, толстенного милиционера у плиты. Он в своей униформе, в фартуке (прям как франмасон из «Гордых корсиканцев») варит еду и со страхом оглядывается на свою жену, которая с удивлённым видом сидит за столом. Дом у него набит оружием и каучуковыми дубинками. Любимейшее его развлечение уютными зимними вечерами у камина, это стрелять по тараканам из ружья, заряжённого рисом. Летними прохладными вечерами он ставит своих собственных деток к забору с яблоком на голове, попивает пивко с такими же интеллектуалами и стреляет в яблоко (отсюда выражение  - «попал в яблочко»). Да, я отвлеклась, как всегда. Жена у нашего героя психиатр, что, наверное, и связывает её с супругом прочными семейными узами. Как-то у неё под глазом появляется синяк, который она объясняет «неудачным падением с лестницы». Когда она выходит на кухню, я говорю её мужу: «Напрасно ты так погорячился, любезнейший. Видел, каких психов она усмиряет?» А он мне в ответ: «Я не гипнабельный, наукой доказано.» А я ему тихо так в ответ: «Причём тут гипноз? Положит она тебе в еду усмирительного, сам себя забудешь.» На следующий день его жена мне звонит и удивлённо рассказывает, что муж её сам готовит, сам накладывает еду себе в тарелку и быстро, оглядываясь, поедает. Даже чай сам себе заваривает, пиво пить перестал. Спит в отдельной комнате, предварительно запершись. Такой вот хеппи энд. А через пару лет был окончательный хеппи энд, когда его сынок вырос (тоже интеллектуал, в папашу) и дубинку из угла вытащил.
В машину моего бывшего немаркиза сзади въехала другая машина, в которой сидел папаша с двумя сыновьями. Они подошли к моему бывшему, забрали его водительские права и потребовали возместить ущерб. Это со слов Моего Самого Первого Незабвенного. Он в трясучке пришёл к дружку, вышеописанному благородному джентельмену в униформе и фартуке, и попросил совета. Тот придумал замечательно ловкий ход. Мой бывший должен был прийти на место встречи, вызвать трёх героев - победителей на драку, получить слегка и завалиться на землю. Наш интеллектуал тут и выезжает со своей интеллигентной будкой из-за кустов в униформе. Те трое носили еврейскую фамилию и собирались, соответственно, в Америку (событие разворачивается в начале девяностых). С властями им связываться не хочется. Здесь самое время потребовать у них и права Моего Незабвенного и, по той же оказии, «пять, нет – десять тысяч» зелёненьких. Так они и сделали. Я об этом ничего не знала. Сижу себе дома, тут наш мент вносит Моего на руках в дом, вызывает своего дружка из скорой, и они стряпают «жестокое избиение с сотрясением мозга». Через пару дней  мент, потирая руки, посылает Моего Незабвеннейшего за деньгами. Конец истории удивителен, так как Мой Первый приходит ни с чем и говорит: «Они так просили прощения, что я их отпустил с богом». Ты, Додя, теперь и думай: то ли Мой Самый так глуп, то ли так умён, что не захотел делиться. А что думаете Вы, читатель?


понедельник, 17 октября 2011 г.

ОСЕНЬ


Над Киевом сгустились тучи,
окутал Киев смог,
похож на Лондон, больше Киев стал,
уже который день льёт дождь,
так мокро, холодно и сыро.

Люблю я больше осень без дождей,
и солнышко чтоб чуточку светило,
тогда я наслаждаюсь теплом последних дней.
В такую же погоду как зомби ходим мы,
эмоций ноль и каменные лица.

Весною больше дождь уместен,
он будит нас от зимней спячки,
смывает все признаки зимы,
а летний дождь нас освежает,
от жажды умереть нам не дает.

Чтоб не было упадка сил,
в дождливую погоду,
включите вы фантазию свою,
представьте, этот дождик,
художник от природы,
нам солнышко рисует он!



Пляжи опустели. Море чистое и холодное. Несколько человек, которые прогуливаются, кутаясь в кофты, смотрят с удивлением на меня и моего приятеля. «Да это русские»,- говорят они и равнодушно отворачиваются. Мы быстро разделись и, посиневшие, заходим в воду. Ноги сразу сводит судорогой. Дрожа, медленно погружаюсь в обжигающий холод, потом набираюсь духа и быстро, судорожно плыву. Всё тело покалывает. Теперь можно расслабиться и отдаться волнам. Вода изумрудного цвета, прозрачная. Ясно виден рельеф дна. Если лечь лицом вниз и не двигаться, чтобы не вспугнуть рыб, можно за ними наблюдать. Мелкие, серые, усатые и полосатые рыбки («poisson-chat » - «рыба – кошка») возятся стайками на самом дне. Зарываются усиками в песок, взбаламучивая его и виляя хвостиками. Медленно проплывают большие чёрные рыбины. Волны кажутся тяжёлыми и маслянистыми. В них отражается закатное небо фантастических цветов, от красного, оранжевого до фиолетового и пурпурно-золотистые горы.

По утрам смотрю в окно на прохожих, чтобы определиться, какая температура, как одеться. В такое время года кто-то уже в куртках, а кто-то до сих пор в летних майках.

Начался период забастовок. Бастуют учителя. Значит на улицах полно детей и студентов. Скоро будут бастовать водители транспорта. Будут толпы людей в спортивной одежде, кроссовках с рюкзаками. Будут бастовать и уборщики мусора. Улицы наполнятся зловонием, кучами мусора, зелёными мухами и почти ручными крысами. У мусорщиков (профессия – мечта среднего марсельца) зарплата как у профессоров, масса привелегий, а рабочий день около двух часов по утрам, всё равно бастуют. Для этой работы надо быть чистокровным французом. Арабов, негров и китайцев в мусорщики не берут. Мой бывший маркиз как-то сказал, показывая на соседа: «Будь с ним особенно вежлива. Влиятельный человек – начальник большой марсельской свалки». Социализм у них тут. Врачу за один визит платят 25 евро, слесарю – 60, если ещё уговоришь. Судьи зарабатывают как мусорщики, а пашут целыми днями и не бастуют. Интересно, что бастуют даже адвокаты. Мой адвокат как-то сказала мне: "Если я готовлюсь основательно, дело проигрываю. Не готовлюсь вообще, выигрываю." Я ей ответила, что это как у врача. Непонятно, то ли больной сам умер, то ли по вине врача. 

вторник, 4 октября 2011 г.

ДОДЯ ПУТЕШЕСТВУЕТ ВО ВРЕМЕНИ


«Додя, - сказала Баба Яга, - а знаешь ли ты, что мы ведь можем отправиться и в будущее. Вот ты, наверное смотришь новомодные фильмы, где герои телепаются из одного времени в другое. Я, по правде говоря, путаюсь страшно. То герой в прошлом, потом он в будущем, где меняет ход прошлого, потом вроде в настоящем, где что-то не так, как ему бы хотелось. Он без колебаний отправляется в будущее, где встречается с собой из прошлого или позапрошлого. Подставляет сам себе ножку, ворует у себя что-то там. Потом в будущем возвращает себе же самому, гонится за собой и прочее. В общем виртуально-временная мастурбация.

Поскольку сюжет этот так популярен, вот тебе ещё одна правдивая картинка. Видишь Марь Ванну? Это в последней четверти  двадцатого века. Она рассказывает детям, что в двухтысячном году, мы будем вместо машин летать на каких-то аппаратах. Вот теперь мы тоже перенесёмся в утопическое будущее Марь Ванны с второклассниками.  Мы тогда сразу представили себе восемь тридцать утра. Неба не видно из-за обилия летательных сооружений. Что-то крупное и тяжёлое проносится со свистом в окне, земля сотрясается. Дети в классе замерли. Это Марь Ванна спустилась на волшебном сверхпрочном нейлоновом парашуте (обычный бы её веса не выдержал). А кругом коммунизм... Никто не работает, все творят. «От каждого по способностям, каждому по потребностям», «денег больше нет»...
Видишь, Додя, Марь Ванна была по большей части права. Накаркала, Марь Ванна.

А вот, Додя, умный дядя в очках, свитере, с бородой и обсыпанный перхотью. Этот дядя из журнала «Наука и жизнь», который любит читать Марь Ванна. С ними вместе и перенесёмся в более отдалённое будущее. В развитом коммунизме люди есть не будут. То есть перестанут тратить драгоценное время на производство, приготовление, поглощение и переваривание пищи и выброс отходов с загрязнением окружающей среды. Будут они получать всё необходимое прямо в кровь посредством инъекций. Отпадёт проблема ожирения и дистрофии с сопутствующими болезнями, атрофируются органы пищеварения. До укольчика будут все анализировать состав крови и определять до миллиграмов то, что нужно организму. Набирать все эти вещества и вливать прямо в кровь. Красота! Противных врачей и мед персонала с больницами и поликлиниками больше не будет. Все будут петь песни, танцевать, писать картины...
Вообще-то по этому пути уже пошли многие творческие личности. Укололся, понюхал или покурил, есть больше не надо, зато вдохновение тут как тут.»

суббота, 1 октября 2011 г.

О БРЕННОСТИ БЫТИЯ


Итак, Додя и Баба Яга продолжают экскурсию.  Они останавливаются перед фигурой мальчика, лежащего на диване с зажмуренными глазами. В руке у него записка.

"Мама запретила ему выйти погулять. Он обиделся «до смерти» и лёг на диван. Когда мама его позвала, он не ответил. Она подошла к нему, взяла записку и прочитала: «Я умер». Бессердечная мама воспользовалась затишьем для того, чтобы спокойно закончить приготовление ужина. Надо сказать, что мальчик, несмотря на худобу, любил покушать. Пришёл с работы папа. Все сели за стол. Папа спрашивает: «А где же мой сын?» Мама отвечает хладнокровно: «Он умер, вот записка. Есть даже подпись и дата.» Тогда папа обрадовался: «Вот хорошо, что ты там приготовила? Нам больше достанется.» Тут мальчик и воскрес.

Соловей Разбойник тоже любила говорить: «Вот умру, припомните мои слова, пожалеете.» Я поняла, почему у покойников такие торжествующие лица, словно они хотят сказать: «Вот видите, я же говорил(а).»  Знаешь ли ты, Додя (как догадались уже некоторые читатели), что Соловей Разбойник – женщина. Просто по-русски «соловей» только в мужском роде. А почему она в цыплячей куртке? Потому, что в ЦУМ–е продавали модные польские дутые куртки жёлтого цвета. Соловью удалось отхватить себе одну, поскольку она считала себя дамой модной. Что из этого вышло, Додя, суди сам, поскольку Соловей наш, по выражению моего дяди, похож «на поросёнка, вставшего на задние копытца». Соловей говорила, что, когда она так одета, мужчины на неё оглядываются. Я тогда ещё вредно добавила, что не только мужчины...
Видишь собаку, которая чинно сидит за столом с салфеточкой, повязанной на шее? Собаке этой взрослые строго настрого запрещали входить в дом. Она обычно ставила лапы на подоконник с уличной стороны и принимала участие в домашней жизни семьи. Любила смотреть телевизор, особенно боевики. При перестрелке и погоне она громко лаяла. А вроде бы животные не видят изображение в телевизоре как мы. Стоило взрослым уйти из дома, дети приглашали Бобу (так её звали) зайти в дом, усаживали её на лучшее место и ставили перед ней тоже тарелку с бабушкой приготовленным блюдом. Обед проходил в чинной, торжественной обстановке.

Вот петух, который с виноватым видом стоит в углу во дворе. Каждый раз, когда он пытается влезть на курочку, Няма снимает его, шлёпает и отчитывает: «Петушенька, тебе не стыдно? Куринье ведь неприятно. А если бы тебе так? Постой тут в углу и подумай хорошенько...»
А этот молодой человек - «Бобин папа». На американской выставке на ВДНХ он не удержался и купил 14 американских цыплят. Было это ранней весной. В доме живность держать было запрещено. Во дворе было ещё холодно. Он сунул цыплят в ящик, устланный соломой. Пока он был на занятиях, он прятал ящик под кровать, устновив там над ними лампу, для поддержания определённой температуры. Когда приходил с занятий, он их кормил, выгуливал тайком от взрослых по комнате. Когда потеплело, он вывел свой выводок в свет. Были цыплята здоровые (растил он их по последнему слову птицеводства, по книжке), только голые. Брат тогда сказал, что надо будет запатентовать изобретение кур, которых не надо ощипывать. У забора он соорудил курятник, напротив которого Няма установил старую кровать – наблюдательный пункт. Даже если Вы бывали дома одни с Нямой, было ощущение, что вокруг Вас куча народа, животных и машин. Он беспрестанно общался с курами, игрушками, растениями на "их" языке. Особенно трудно было выносить его многочасовое монотонное «бр-р-р-р» (мотор машины, как Вы догадались), которое вибрировало в животе до тошноты и головной боли."