среда, 16 января 2019 г.

ЕСТЬ ТАКИЕ ЖЕНЩИНЫ, КОТОРЫЕ УЖЕ НЕ БОЯТСЯ. М.СТЕПАНЧЕНКО

Источник


Есть такие женщины, которые уже не боятся. Которым уже поздно бояться. Бояться не понравиться. Не соответствовать. Не знать. Не успеть. Не уметь печь наполеон. Готовить плов. Правильно рисовать стрелки.

Они не боятся переспросить. Выглядеть нелепо. Им есть, что надеть к лету. Осенью тоже. И это не проблема. В их жизни всё меньше пробелов. Уже не страшно не по прямой. Могут криво. Знают, что красиво — это внутри. Они не боятся утонуть. Так как давно живут на глубине. Не стесняются плакать. От горя и радости. Смеяться от этого тоже умеют.


Им уже поздно бояться седины. Морщин. Они уже не первые. И теперь все от улыбки. Им уже поздно бояться, что подумают. Коллеги. Свекровь. Люди.


Им давным-давно пофиг мытое ли. Очищенное. С глютеном или без. Они едят то, что хотят. Им уже не страшно делать это ночью. И совсем не стыдно. Они знают, что курить и пить — не вредно. Вредно — не дышать. Не хотеть.


Им всё-равно. Пришёл он в 18:30 или 21:00. Если он любит. И торопится. Главное — он есть. Они уже не боятся быть одни. Умеют не видеть того, кто не замечает. Отходить от того, кто отталкивает.


Им есть, что сказать. Есть о чём молчать.


О чём молиться. У них всё от души. Они — чья-то отдушина. Им не страшно показаться глупыми. Толстыми. Худыми. Они давно перестали казаться. И начали быть.


Делать то, что любят. Любить того, кто любит. Спать с тем, с кем не уснёшь. Даже если очень хочется.


Говорить прямо. Не накручивать. Кудри. Себя. Не выпрямлять локоны. Но спину держать ровно. Смотреть сквозь пальцы на дураков. Прислушиваться к тишине.


Горький шоколад для них сладкий. Они умеют ценить время. Утро. День. Ночь. Они не заставляют дочь. Не наставляют сына. Они заняты делом. Своим. Они умеют быть с собой. Собой.


Они уже не винят отца. Любят маму. Они не боятся умереть. Потому что — живут.


Есть женщины, которым уже поздно бояться.



М.Степанченко





воскресенье, 13 января 2019 г.

ВСЕМ! ВСЕМ! ВСЕМ!

Дорогие читатели, вышло в свет ещё одно моё интервью со Светланой Линс - редактором журнала "В загранке". Я понимаю, что большинство из вас, как, впрочем, и я сама, аполитичны. Поэтому ваш свежий взгляд, ваше непредвзятое мнение очень важны. Заранее благодарна!

Чтобы попасть в журнал, достаточно кликнуть по заголовку

О «желтых жилетах» или особенности французского национального бунта




суббота, 12 января 2019 г.

ЛЮБИТЕЛЯМ ИСКУССТВА

Дорогие мои, однажды я публиковала серию подобных портретов. Эта улучшенная, дополненная версия. К тому же с музыкой. Наслаждайтесь.






четверг, 10 января 2019 г.

МЯСО ПО ЦЕНЕ ОВОЩЕЙ



































воскресенье, 6 января 2019 г.

ОТЧЁТ О ПРОЖИТЫХ ПРАЗДНИЧНЫХ ДНЯХ

Как уже повелось в блогосфере, уж не знаю, кто начал этот почин, подведу-ка и я итоги прошедшего года. Начну с конца.
1. Никогда не думала, что вдруг однажды стану политически активной. Слежу с пристрастием и издали, а точнее, с дивана и под пледом за движением "жёлтых жилетов". Какие же это хорошие, самоотверженные люди, и какое правительство, особенно полиция, плохие.
2. Дети выросли. И грустно немного, и радостно. Хотя мою ностальгию по ушедшему детству моих детей с большим успехом разогнал мой некровный трёхлетний, страшно бандитский, неутомимый внук.
а) Сын, он же Чича, он же Чингиз (интересно, что такое звучное имя ему дала не я, а маркиз, одержимый манией величия), всё свободное время, которого у него почти нет, крольничает в своей комнате со своей крольчихой подружкой.

Лирической отступление, на которые я так горазда. Кто знает этот анекдот, тот может не читать:
Два друга договорились, что, когда один из них умрёт, другой пойдёт к медиумуму (запуталась в "мумумуму", да ладно) и покойник расскажет живому о загробной жизни.
Так они и сделали. Один умер, а другой устроил спиритический сеанс.
И вот мёртый рассказывает: "Я поел, потрахался, пойду поспать. Проснусь, опять поем, опять потрахаюсь....."
Живой спрашивает:"Ты в раю?" Ответ:"Нет, я кролик в Калифорнии."

У нас вот тоже пара кроликов. Закрываются в комнате, и из неё доносится постоянно визг, смех и возня. Потом они, голодные, идут к холодильнику, а потом опять закрываются.....

б) Дочь приехала из Индии, где она усердно йогствовала. Приехала довольная и полная любви и терпимости. Да не к своему другу, теперь уже бывшему, а ко мне. Рассказала нам, как мы неправильно живём. А именно, начала она с нашего порочного дыхания - источника всех наших бед и страданий, оказывается, перешла к питанию, предварительно проглотив большое количество неправильной пищи, мной приготовленной и, вообще, к нашему очень вредному образу жизни, мышления и чувствования. 
Я аж всплакнула от умиления. Так со мной уже давным давно никто не разговаривал.  Вспомнила свои детство, юность и отрочество, но без тоски, а с громадным облегчением.
Скоро она уедет опять на следующую йогскую ступень праведности и безусловной любви, оставив нас в нашей неисправимой неправильности.

По поводу приезда дочери и празднования Нового года я закатила генеральную уборку, в результате которой всё было перетёрто-перемыто, понавыкинуто (да, горы барахла. Вся местная беднота облепила нашу мусорку. Скоро все вокруг будут щеголять в наших нарядах, почитывая наши книжки и доедая нашу несбалансированную еду.). Да, мы передвигали мебель и даже мастерили по мелочам. Вообще-то все хотели провести праздники тихо-мирно. Но не тут-то было. Я же самоотверенная мать. Надо же создать праздничное настроение, чтоб всех заставить быть счастливыми!
В результате у нас с Дидье три дня болели спины и все конечности без исключения. Зато мы лежали, постанывая, и удовлетворённо оглядывая чистый дом с переставленной мебелью.

Об остальном вы знаете из моих предыдущих постов.
С новым годом и наступающим православным Рождеством!!!




среда, 2 января 2019 г.

ПО ЗАЯВКЕ ЛЮДМИЛЫ ХАНЫКОВОЙ. АРХИВНОЕ.

Моя дорогая, родная Людмила напомнила мне об этом моём рассказе. С большим удовольствием публикую его вновь.


------

В очередной приезд моих родителей во Францию, мой папа выразил в своей излюбленной манере короля Лира из последнего действия последнего акта одноимённой бессмертной пьесы (здесь можно перевести дыхание) идею о неблагодарности потомков и о последнем, явно предсмертном желании. Уже двадцать последних лет, если мне не изменяет память, они с мамой успешно пользуются этим душераздирающим приёмом. Чего я и вам рекомендую ввиду его стопроцентной эффектности и эффективности. Так вот, он изъявил желание провести последние минуты своей жизни в маленькой деревушке в Альпах. Я, как всегда, наивно прониклась  внушением, в которое они с мамой верят и сами, и со слезами на глазах, с болью в сердце устроила им такую поездку. Через знакомых знакомых мы вышли на Нюшу, которая сдавала милую квартирку в одном городке.
Маркиз объявил, что дорога долгая, было дело летом, и жаркая и, что надо выйти в  путь спозаранку. Часов этак в шесть утра. «Раньше четырёх дня мы точно не тронемся» - добавила я по-узбекски (маркиз понимал русский, всегда некстати). Пунктуальные мои родители сталиновской выучки мне не поверили. С рассвета они сидели на чемоданах. В общем, мы отправились в Альпы в шесть вечера. 
Городок назывался вроде бы Серра. Был построен в десятом веке н.э. Городок с узкими мощёными улицами, по которым едва проедет один автомобиль, дома, которые словно ласточкины гнёзда, крепятся прямо к горам. В Нюшином четырёхэтажном доме стенами первых двух этажей служила гора. Там у них была кладовая, в которой было сыро и душно. Всё, что они там упорно пытались хранить, покрывалось моментально плесенью. С одной стороны входом служили стеклянные, хлипкие, кривые, условные двери. Порога не было. Мощёная уличная мостовая сразу переходила в пол холла. Холл был большой, холодный и тёмный, так как дом напротив стоял совсем близко. Лестница вела в спальни. На этаже, на разных уровнях было три спальни с высоченными старинными кроватями. Чича был тогда совсем маленький. По ночам приходилось спускаться в темноте по крутейшей лестнице без поручней с выщербленными ступенями вниз, на кухню (то есть одновременно холл) для его ночной каши. Девочкам отвели людоедскую громадную и высокую кровать. Хорошо, что нашёлся надувной матрац, на котором мы спали с Чичей прямо под кроватью. Девочки во сне скатывались на меня. Пара ступенек вела из нашей спальни вниз, на крошечную площадку. Потом надо было опять подниматься на пару ступенек напротив, чтобы попасть в комнату к родителям. В их спальне из окон были видны ноги прохожих. Чтобы попасть на следующие два этажа Нюшиного дома надо было выйти на улицу, обойти два дома, взобраться, поворачивая по улице круто вверх, пройти минут пять и вы оказывались перед другими дверями того же дома. Можно было значительно сократить путь, проявив акробатическую сноровку, пролезая через окно. С другой стороны вы опять попадали сразу в холл-кухню. У них тоже была спальня (а как же!). Нюша провела меня по маленькому коридору. На определённой высоте была дыра, скорее щель. Нюша приставила маленький столик, на столик водрузила шаткую лестницу. По этому сооружению мы вскарабкались в «спальню», по которой можно было передвигаться только на четвереньках, а в определённых местах по-пластунски. Там была «детская». Если вы хотели размяться, надо было всего навсего открыть люк в потолке и выпрямляться в нём вволю, размахивая руками для кровообращения и баланса. «Тепло и уютно» - сказала Нюша. 
Нюше вообще очень везло в жизни. Подруги ей завидовали. Каждый год она приезжала во Францию на сезонные работы. В тот знаменательный для неё год она приехала на сбор винограда («...там смуглянка молдованка....»). И сбылась мечта сезонной сборщицы. И влюбился в неё Прынц, то есть сын главного виноградаря. А что, не нашлось для Прынца местной принцессы? Спросит меня наивный читатель. Ответ очевиден. Стоит только взглянуть на самого Патрика (так зовут Прынца). Что ж, рассмотрим его повнимательней. Здоровенный мужик, этакое дитя природы, который рыгает, пукает, чешет одной пятернёй живот, а другой зад одновременно (Цезарь в своём роде) с одухотворённым выражением лица, столь свойственным альпийским крестьянам. Вы, которые так идеализируете Европу и Францию в частности, надо познакомить вас с таким Патриком. Он не умеет ни читать, ни писать даже на своём родном языке, которым виртуозно владеет на уровне междометий непристойного характера. Но это не все наиположительнейшие качества. У него сестра буйно-помешанная. В психушку её гуманные и любящие родители не отдают. 
В общем, Нюша жила с ними счастливо, но не долго. Как-то ночью её не просто по обыкновению побили, а даже выгнали с пятимесячным ребёнком на зимнюю горную альпийскую улицу в тапочках и ночной рубашке. Так она попала в полицию, а оттуда домой, в Одессу. История с хеппи эндом. Барон, который владел виноградниками, был бездетен, любопытен и справедлив. До него дошли слухи о скандале в его владениях. Он вызвал Патрика и велел ему немедленно ехать за матерью своего ребёнка, просить прощения. У Патрика выхода другого не было. Нюша потребовала Патрика купить этот уютный домик, который я вам описала, и съехать от родителей. На момент нашего знакомства они представляли из себя счастливое семейство, в котором Нюша колотила Патрика и ругала на смеси французского и русского. «Ты знаешь, - сказала она мне доверительно, - после той моей ссоры с Патриком и его семейством я сделала для себя очень важный вывод. Я больше никогда не ложусь спать без трусов.»