вторник, 26 февраля 2013 г.

МИМИ, ДОДО, ФАФА И К°


"Огонь каминов во дворце,
Что зимним вечером так жарок,-
Порой реальнее судьбы,
Что при рождении - увы -
Дается каждому в подарок..."

Мой любимый мудрец и поэт АЛМАСТ


Вы не забыли, что Вы находитесь в "Запахе бабочек"? Может быть, Вам покажется, что я перескакиваю, скорее перепархиваю с одной темы на другую, как однажды это справедливо отметила Катя из "Белого Кролика". Но в этой беспорядочности есть порядок. То есть для меня прогулки по Марселю бывают часто связаны с моими маленькими учениками. А значит и со сказками. Вот такую сказку придумала Мия. Я её только честно записала. Миина сказка изложена в прошедшем времени. На самом деле она ещё продолжается и расцветает новыми красками и узорами. Но всё же она в прошедшем времени, потому что так она выглядела несколько лет назад.

Жила была девочка Мия. Она очень любила рисование и музыку. Папа купил ей волшебное пианино. Когда Мия нажимала на клавиши, они не просто звучали, а ещё и загорались разными цветами. Мия очень быстро разобралась со всеми кнопочками, которые были над клавиатурой. Так можно было наколдовать разные инструменты и даже целый оркестр. Однажды мама купила Мие книжку с нотами. Линеечки – нотный стан - были большие, а ноты были похожи на вишенки разных цветов. Мия проводила часы за пианино и за рисованием часто одна. 
Она была не то чтобы больна, но и не то, чтобы здорова. У её болезни было странное взрослое название – инсулинозависимый диабет. Как объяснил ей доктор, один орган в её животике не хотел работать. К животику Мии был прикреплён аппарат, который при необходимости закачивал в неё нужную дозу инсулина. Поэтому Мия не могла бегать и прыгать, как другие дети. А ещё ей нельзя было никогда-никогда есть конфеты и пирожные.  В школе дети ели сами и угощали друг друга разными печеньками и леденцами. Мия всегда отказывалась, так как твёрдо знала, что это опасно для её жизни. Это ей подробно объяснил психолог. В жизни в самых грустных ситуациях всегда есть подарочки. Таким подарком была Миина фантазия, наблюдательность и музыкальность. Это была компенсация за возможность играть и двигаться как другие дети и вместе с другими детьми. Поэтому Мия себя совсем даже не чувствовала обделённой.

В музыкальном мире, как и в мире обыкновенном, Мия жила на первом этаже. В музыкальном мире она была мышкой Мими. В её дворце было пять этажей. Двери дворца открывались волшебным ключиком Соль. Когда Мими попадала в свою квартиру, она звучала и окрашивалась в красивый красный цвет. У Мими была собачка, которую звали Рере. Она жила в уютной конуре жёлтого цвета сразу под первым этажом. То есть между подвалом и первым этажом. А в подвальной квартире зелёного цвета жил злой старичок в шляпе и с тростью Додо (что по-французски означает «бай-бай»). Звали его так потому, что, когда Мими с Рере озорничали, он стучал тросточкой в потолок и кричал: «Додо! Спать пора!» Тогда Мими испуганно затихала, ведь он мог пожаловаться маме, и Мими бы влетело. Прямо над квартирой Мими, то есть между первым и вторым этажом жила розовая птичка Фафа. У неё не просто всё было розовое, а даже трели её были розовые. Стены и потолок были увиты душистыми розами. Она угощала Мими вареньем из розовых лепестков и розовым рахат лукумом, которые Мими так любила. (Что с того, что в немузыкальной жизни Мия никогда не пробовала сластей.) На втором этаже жил солёный ключик Соль серебристо-солёного цвета. Он был очень серьёзен и преисполнен чувства долга. Ещё бы, ведь полцарства, то есть жители половины дворца всецело от него зависели. Без него никто бы не смог попасть туда. Этажом выше жил серый Сиси («если»). Часто он надевал на себя тяжёлый и нарядный бемоль. Тогда он становился ниже ростом. Между третьим и пятым этажом жила вредная жёлтая девочка Ляля. Она высовывала язык и дразнилась: «Ля-ля-ля!»
Интересно, что чем выше жили ноты, тем они были худее, звонче и светлее. Так под облаками вились, как колибри, почти белые, мелкие птички.
Мир Мии был зеркален. Фиолетовым ключом Фафа можно было попасть в мир кверхногами. Додо и там успевал поругаться, стуча палочкой по полу. Там жил зеркальный тёмно-серый мальчик Сиси. Жители этого мира в зависимости от глубины этажа, на котором они жили были всё толще и темнее. На самых нижних этажах ревели низкими голосами толстенные медведи.
Ноты называли половинками, целыми, четвертными и т.д. В соответствии с размером. В одной квартирке – такте могло жить четыре худеньких четвертушки или две пухленькие половинки, или развалиться вальяжно, занимая весь такт целая. Хотя квартирки были самых разных размеров, также, как и нотки.
По этим этажам и квартиркам можно не только быстро или медленно, или как хочешь бегать пальчиками, или шагать, как солдат, или прыгать, можно также заставлять звучать нотки одновременно и наблюдать, слушать за тем, как меняется их окраска. Нотки могут звучать одновременно и красиво, гармонично и некрасиво, хотя это тоже замечательно.


Во французских школах детям в дождь запрещают носить зонтики. Правильно, это очень опасно. Непослушные дети берут большие зонты своих родителей и выходят с ними на улицу. Ветер подхватывает их и потом долго носит по небу. Дети застревают в облаках. Сначала они радостно прыгают, а потом устают, сидят там замёрзшие и плачут. Приходится лететь за ними на вертолётах и снимать с облаков.


суббота, 23 февраля 2013 г.

МАРСЕЛЬ, СПЛОШНАЯ ПОЭЗИЯ


Мне очень приятно, и я горда тем, что талантливейших авторов этих стихов могу считать своими друзьями. Воздержусь от дальнейших комментариев. Следующие строки весьма красноречиво говорят за себя сами.


Это догадка Александра к фотографии в одной из моих предыдущих публикаций.

То окошко в мир иной,
Штора от ненастья.
Кто смелей, давай за мной
И напьёмся счастья.



Сорока на маковке ели
Опять появилась весной.
В Марселе нет звонкой капели,
Здесь климат немного иной.

Нет снега и нету мороза,
И слякоти нет по утрам.
Зато в январе здесь мимоза
Растёт по чужим по садам.

В канун даже Нового года
Здесь нет суеты, кутерьмы,
И пьяного Деда Мороза
В Марселе не встретите вы.

И катятся дни и недели:
Декабрь, и январь, и февраль.
Здесь нет голубого апреля,
И не белоснежный тут май.

Зато много солнца и моря,
И чаек за нашим окном.
И даже мистраль, с кем-то споря,
Ворвался нечаянно в дом...

Ирина ПЕРЕПЕЛИЦА


Марсель,в тебя я влюблена
Давным давно - заочно,
Когда ж Хилолу навещу,
Втюрюсь навеки - точно!!!





Мы верим тебе, мы верим,
И ты в нашу веру поверь.
С тобою любовь мы делим,
К тому, что зовётся Марсель.

Дорог мужчинам и дамам,
Дорог он тем, что так красив.
Не де Пари Нотер-Дамом
И замком на острове Иф.

Париж, красив, но безводен.
Здесь синее море – смотри,
Марсель – ты так бесподобен,
Прекраснейший город Земли.

Любой забредший скиталец,
В бреду словно, будет бубнить:
Марсель – красавец, красавец.
Здесь просто хочется жить.






воскресенье, 17 февраля 2013 г.

"МАРСЕЛЬ, В ТЕБЯ НАВЕКИ ВЛЮБЛЕНА"



Дорогие читатели, имею большое удовольствие и честь  представить вашему вниманию песенку моей марсельской подруги и ученицы, талантливого поэта, умницы и красавицы -  Ирины Перепелица. Её творчество вам уже знакомо:

"Ты, как маяк для кораблей - МАРСЕЛЬ! 
Ты - лучший порт у Франции своей!  
Ты - город-сказа древности седой, 
Но ты, Марсель, и вечно молодой!

По лестнице Сент-Шарля я спущусь, 
И в суету Марселя окунусь, 
Пройду по улочкам и площадям, 
И своё сердце я тебе отдам!

припев: 
Марсель, к тебе плывут по морю корабли, 
И для меня ты - лучший город всей Земли!!!

Разноязык Марсель и многолик, 
Над Лонгшампом слышу чаек крик, 
И радугой сияет водопад, 
И парк цветущий, словно дивный сад.

У Нотердама де ля Гар стою, 
И с высоты Марсель я узнаю, 
ВОт замок Иф  и крепость, ка гранит, 
Что до сих пор загадкою манит.

МАРСЕЛЬ, в тебя навеки влюблена, 
МАРСЕЛЬ - ты в сердце раз и навсегда, 
Мне о тебе поёт морской прибой, 
И ты со мною эту песню пой:           

МАРСЕЛЬ, к тебе плывут по морю корабли, 
И для меня ты - лучший город всей ЗЕМЛИ!!!!!!"


четверг, 7 февраля 2013 г.

ЭЙ, СЮДА НЕЛЬЗЯ!!

Эти папарацци совсем одолели меня. Только с утра распахнула окошко, как они тут как тут со своими вспышками. Вот, полюбуйтесь. Ославили на весь город.



А вот вам загадка первая. Что это за оптический обман или фотомонтаж?


Товарищи фотографы и обычные смертные, выдвигайте гипотезы.



Может быть картинка в вечернем освещении вас наведёт на догадку?






 Вот вам маленькая подсказка.


Загадка вторая. Вопрос тот же, что и ранее.

А это уже без всяких загадок. "Вьё порт".








А вот вам подарочек за раздумья.
Зима, даже и такая условная, подходит к концу. Поэты, соловьи и коты встрепенулись, почистили пёрышки,  клювики и усики, прочистили глотки (а кто и распелся, да-да - вокализы, самое что надо) и вот вам... 
Очень гордая, в сильном волнении, преисполненная благодарности за оказанную мне великую честь, услаждаю ваши благословенные очи и сердца этим изысканнейшим продуктом Гения всех Гениев, Поэтичнейшей из Наипоэтичнейших ИРИНЫ ПЕРЕПЕЛИЦЫ!!! УРА!!!

ВЕСНА

Весна. Марсель. Запах сирени.
Лонгшамп и Филлипон бульвар.
Мой дом, как призрак, чьи-то тени,
Закат на море, как пожар.

И дикий виноград в окошко
БеЗцеремонно лезет мне.
И рыжий кот, а может кошка,
Мяучет громко при Луне.

Высоки потолки и ставни,
Как жалюзи, наискосок.
Всё это в памяти оставь мне,
И сохрани на долгий срок.

Иду опять по кромке моря,
А ветер вздыбился волной,
И всё ворчит он, с кем-то споря,
И что-то шепчет мне прибой.

Апрель ушёл. Начало мая.
И буйство зелени кругом.
И тихий перезвон трамвая,
Что скрылся где-то за углом...





пятница, 1 февраля 2013 г.

ДАРВИН, ИНТЕРТРЕПАЦИЯ ТЕХ ЖЕ. (Новое - хорошо забытое старое)


"От чего ж аборигены съели Кука?
От того что изучали, 
ближе тело познавали,
о Дарвине они совсем не знали,
а интересно ж знать откуда ты,
и кто ты собственно такой.."

Андрей Жадан

Мой сын в школе проходит сейчас как раз Дарвина. Чтобы ему помочь и прояснить мои смутные ассоциации, связанные с этой неординарной личностью и её открытиями, я заглянула в «Википедию». Благодаря этой простой манипуляции картина не прояснилась, а стала очень яркой и красочной, а также сопровождаемой приступами  тошноты. «...В результате у Дарвина просыпается страсть к коллекционированию жуков. Сам же Дарвин в подтверждение своего увлечения приводит следующую историю: «Однажды, сдирая с дерева кусок старой коры, я увидел двух редких жуков и схватил каждой рукой по одному из них, но тут я увидел третьего, какого-то нового рода, которого я никак не в состоянии был упустить, и я сунул того жука, которого держал в правой руке, в рот. Увы! Он выпустил какую-то чрезвычайно едкую жидкость, которая так обожгла мне язык, что я вынужден был выплюнуть жука, и я потерял его, так же как и третьего»...» Сыну моему, заботясь о здоровье его пищеварительной системы, отрывок этот я показывать не стала.
Помните ли Вы историю знаменитого людоеда (вернее женоведа и женоеда) Джумагалиева. Мне посчастливилось беседовать с одной дамой, психиатром, которая была суд. экспертом  процесса над ним. Джумагалиев исследовал женщин, применяя дарвиновский метод. Сначала он их заманивал, ловил, изучал зрительно и тактильно. Не останавливаясь на этом и, применяя дарвиновский научный подход, он поедал объект.
Вернёмся к Дарвину. Не наевшись (а может и наоборот, вполне наевшись, «Википедия» об этом умалчивает) и достигши взрослого возраста (исследовательское любопытство и аппетит с годами в нём растут в геометрической прогресии), он отправляется на Огненную землю в Южной Америке с неким Джимми Буттоном и прочими, имена которых не приводятся. «Джимми Буттон (англ. Jemmy Button) стал жить так же, как и другие аборигены: у него была жена (в Англии должно быть, постная такая с лошадиным лицом) и не было никакого желания возвращаться в Англию.» Да, чуть не забыла, Чичина учительница почему-то подробно остановилась на описании гигантских черепах вроде мавританских, на которых господин Монте-Кристо предложил возить боевых танкистов (см. «Воинственные мавры», а также комментарии к этой познавательной и поучительной истории)
Поскольку у Дарвина не было жены, он вернулся в Англию. По дороге туда и обратно, заехав ещё в кучу других мест, он всё собирал всякую гадость, попадавшуюся на его пути, которую он клал в рот, в карманы, в ящички, коробочки и мешочки как попало. На своей исторической родине он вывалил всё собранное в своём кабинете прямо на пол, посмотрел на это и решил поехать подальше в прямопротивоположном направлении, в Австралию. Там он встретил «арборигенов» («arborigenes » - должно быть от французского « arbre »-"дерево"), как выразилась смачно учительница.
«...Он нашёл, что аборигены Австралии «обходительные и славные», и заметил быстрое сокращение их численности под натиском европейской колонизации» («Википедия»). Не удивительно, что численность бедных аборигенов сокращалась, если Дарвин подошёл к их изучению с тем же исследовательским рвением, что проявил по отношению к несчастным жукам (см. выше). Аборигены оказались похожими на обезьян (по свидетельству той же учительницы, которая не поленилась, повторила поход Дарвина).
Когда Дарвин уже окончательно вернулся в Англию, несмотря на постоянное присутствие там его жены, которой он чудом успел обзавестись и даже сохранить довольно долгое время (как объект изучения она его не интересовала, а так как он больше ничем другим и не занимался, не интересовала она его вообще, благодаря чему отношения у них были идиллические), он заперся от её домогательств и соблазна познать её как всякий съедобный и несъедобный объект в своём кабинете. Делать было ему нечего. В плавание и путешествие с ним никто отправляться больше не хотел (см. «Дарвин и Фицрой» в «Википедии» «Перед тем, как отправиться в путешествие, Дарвин встречался с Фицроем. Впоследствии капитан вспоминал эту встречу и говорил, что Дарвин очень серьёзно рисковал быть отвергнутым из-за формы его носа. Будучи приверженцем учения Лафатера, он полагал, что существует связь между характером человека и чертами его внешности, и поэтому он сомневался, что человек с таким носом, как у Дарвина, мог обладать энергией и решимостью, достаточными для того, чтобы совершить путешествие.»). Пришлось ему разобрать свою коллекцию. Он раскладывал объекты и так и этак: то от маленьких к большим, то наоборот, то от позвоночных к беспозвоночным, то от простейших к сложнейшим... развлекался, в общем, как мог – телевизора и компьютера у него не было. Отчаялся совсем, устал, да и жена всё за дверью канючит. Уснул он. Приснилась ему его замечательная теория, в которой всё выстроилось в стройную систему (с дырками правда, да это детали) как раз по ходу его путешествий. Поскольку последний пункт до возвращения в Англию была Австралия, с обитателями «похожими на обезьян», так и вышло, что люди произошли от обезьян.
Когда мы дома обсуждали пройденное в школе, сын мой заметил, что, если бы Дарвин отправился вместо Австралии в Грецию, где обитали предки его учительницы, которая удивительно похожа на зайца, то вывел бы, что мы происходим от зайцев. А если бы отправился в Шато-Гомбер (это в Марселе), где жили Лорины предки, он бы вывел, что произошли они от свиней.
Сама же учительница считает, что без вмешательства инопланетян тут не обошлось.