четверг, 19 мая 2016 г.

КАК ТЯЖЕЛО БЫТЬ МАРКИЗОМ

"Как не остановить бегущего бизона
Так не остановить поющего Кобзона" и Додо тоже



Хотите я расскажу вам о том, как живут маркизы у себя в домашней обстановке, то есть в родовом поместье? 
Спит маркиз как и большинство французов в кромешной темноте. Жалюзи даже в жару герметически закрываются. (Кондиционеры расцениваются вредным, смертельным для здоровья американским изобретением. Жара здесь летом доходит до сорока градусов плюс влажность. Вы представляете себе, каково спать в своём поту, когда всё тело свербит, да ещё под комариный зуд ... )
Маркиз обычно по пробуждении быстро вскакивает и бежит. Почему-то у меня это ассоциируется с забегом петуха, которому только отрубили голову. Бежит он в туалет и бормочет о тех делах, которые надо сегодня переделать, о том, что надо было лечь раньше... Путь у него лежит через кухню. Там он открывает посудомоечную машину и начинает выгружать тарелки. Тут он замечает по ходу, что надо что-то подкрутить. Он бежит за инструментом в подвал. По дороге он вспоминает, что вообще-то хотел в туалет и в душ, а ещё больше ему хочется есть. С этим инструментом он бежит в туалет. Его взгляд падает на неразргуженную машину. Тогда он продолжает вытаскивать тарелки и раскладывать их. Делает он это приплясывая, так как очень хочет в туалет. Приходится всё таки всё бросить и лететь в туалет. В туалете кончается бумага. Он бежит опять в подвал. В подвале он вспоминает, что уже спускался за инструментом и что-то там на кухне так и не починил. Он хватает рулон бумаги и идёт на кухню. Ему ещё сильнее хочется есть. Он открывает холодильник и одновременно ставит чай. Тут звонит почтальон. Маркиз топает ножками ко входной двери. Он рассматривает письма, вскрывает некоторые из них. Чайник закипает. Наш ёжик с постоянным бормотанием семенит на кухню. Холодильник открыт. В нём туалетная бумага. Он её хватает и бежит в туалет, а там отвёртка. Маркиз берёт отвёртку и вспоминает, что надо было что-то починить. А тарелки ещё не разложены....Тогда его воркотня переходит в громкую безадресную брань. Он всё швыряет и заваливается на диван. Перед телевизором он всхрапывает, дёргая ногой, тут же вскакивает и бежит как тот петух......
Прислушаемся, о чём он там бормочет? Такие вот мысли вперемежку теснятся в его голове, перебивая друг друга. Первая фраза с утра:"Уже утро. Надо срочно звонить нотариусу и адвокату. В левой пятке свербит. Надо отказаться от мяса. Вижу я как-то смутно. Чёрт. Неужели возраст? Это от молока. Побольше надо энзимов и витамина С. Да, сделаю-ка я себе смуси из укропа, сельдерея, сырой картошки, свежей коровьей лепёшки и пр... Чёрт, в туалет хочу. Надо кран починить. Свет горит не так. Туалетной бумаги нет. Есть хочу. Как всегда для смуси не хватает свежемолотых муравьёв. Без них никак. Придётся пожевать овса. Тоже хорошо. О, а это вот шоколад. Нельзя себе отказывать. Шоколад, да хлеб с колбаской, да круассан, да варенья и сырка бы тоже. Запить надо молоком. Ну и пусть будет насморк. У меня от молока насморк. Молоко это такая отрава. Как они коров мучают. А сколько пестицидов и гормонов в их корме. От хлеба тяжело в животе. Это глютен. Надо переходить на гречку. Да, надо зёрна проращивать. Нотариусу не позвонил. До туалета так и не дошёл. Боже, как я устал!!! Когда всё это кончится. Вот уйду в тибетский монастырь. Буду себе медитировать и есть проросшие зёрна, мантры петь. Холодно у них там. Природа поганая. Ни кустика, ни деревца. Лучше вот перееду в другой регион. Насажаю деревьев. Разведу огородик. Буду правильно питаться. Мой сад мне надоел. Деревья у меня не такие, и огород паршивый. Нет у меня настроения всем этим заниматься. А что тут в ФБ? Что там Олланд сказал? А Обама? Куда мы катимся все? Скоро конец света. Экономика уже вся в заднице. Богатые какие наглые. Грабят нас - народ. Приходится ютиться тут одному в двадцати комнатах с залом, столовой, кабинетом, десятью ванными комнатами.... Спина чешется. От молока. Морда у меня гнусная. Старею. Теперь уже лучше не будет. Мешки под глазами. Вижу мутно. Это от мяса. Как они коров мучают. Копыта им отрывают, рога тоже. Кормят их пестицидами и гормонами. Сыр - это же просто отрава. О, надо бы сейчас стейка с жареной картошкой. И сыра после с салатиком. Запить винцом красным. Так кран и не починил, чёрт. И свет не так горит. В глазах у меня мутно. Старость......"

Дорогой читатель, а как проходят Ваши будни и в каком словесном сопровождении? Маркизам ведь тоже интересно.

воскресенье, 8 мая 2016 г.

О БРЕННОСТИ БЫТИЯ. АРХИВНОЕ. ИЗ СЕРИИ ДОДИНЫХ ПОХОЖДЕНИЙ


Итак, Додя и Баба Яга продолжают экскурсию.  Они останавливаются перед фигурой мальчика, лежащего на диване с зажмуренными глазами. В руке у него записка.

"Мама запретила ему выйти погулять. Он обиделся «до смерти» и лёг на диван. Когда мама его позвала, он не ответил. Она подошла к нему, взяла записку и прочитала: «Я умер». Бессердечная мама воспользовалась затишьем для того, чтобы спокойно закончить приготовление ужина. Надо сказать, что мальчик, несмотря на худобу, любил покушать. Пришёл с работы папа. Все сели за стол. Папа спрашивает: «А где же мой сын?» Мама отвечает хладнокровно: «Он умер, вот записка. Есть даже подпись и дата.» Тогда папа обрадовался: «Вот хорошо, что ты там приготовила? Нам больше достанется.» Тут мальчик и воскрес.

Соловей Разбойник тоже любила говорить: «Вот умру, припомните мои слова, пожалеете.» Я поняла, почему у покойников такие торжествующие лица, словно они хотят сказать: «Вот видите, я же говорил(а).»  Знаешь ли ты, Додя (как догадались уже некоторые читатели), что Соловей Разбойник – женщина. Просто по-русски «соловей» только в мужском роде. А почему она в цыплячей куртке? Потому, что в ЦУМ–е продавали модные польские дутые куртки жёлтого цвета. Соловью удалось отхватить себе одну, поскольку она считала себя дамой модной. Что из этого вышло, Додя, суди сам, поскольку Соловей наш, по выражению моего дяди, похож «на поросёнка, вставшего на задние копытца». Соловей говорила, что, когда она так одета, мужчины на неё оглядываются. Я тогда ещё вредно добавила, что не только мужчины...
Видишь собаку, которая чинно сидит за столом с салфеточкой, повязанной на шее? Собаке этой взрослые строго настрого запрещали входить в дом. Она обычно ставила лапы на подоконник с уличной стороны и принимала участие в домашней жизни семьи. Любила смотреть телевизор, особенно боевики. При перестрелке и погоне она громко лаяла. А вроде бы животные не видят изображение в телевизоре как мы. Стоило взрослым уйти из дома, дети приглашали Бобу (так её звали) зайти в дом, усаживали её на лучшее место и ставили перед ней тоже тарелку с бабушкой приготовленным блюдом. Обед проходил в чинной, торжественной обстановке.

Вот петух, который с виноватым видом стоит в углу во дворе. Каждый раз, когда он пытается влезть на курочку, Няма снимает его, шлёпает и отчитывает: «Петушенька, тебе не стыдно? Куринье ведь неприятно. А если бы тебе так? Постой тут в углу и подумай хорошенько...»
А этот молодой человек - «Бобин папа». На американской выставке на ВДНХ он не удержался и купил 14 американских цыплят. Было это ранней весной. В доме живность держать было запрещено. Во дворе было ещё холодно. Он сунул цыплят в ящик, устланный соломой. Пока он был на занятиях, он прятал ящик под кровать, устновив там над ними лампу, для поддержания определённой температуры. Когда приходил с занятий, он их кормил, выгуливал тайком от взрослых по комнате. Когда потеплело, он вывел свой выводок в свет. Были цыплята здоровые (растил он их по последнему слову птицеводства, по книжке), только голые. Брат тогда сказал, что надо будет запатентовать изобретение кур, которых не надо ощипывать. У забора он соорудил курятник, напротив которого Няма установил старую кровать – наблюдательный пункт. 

Даже если Вы бывали дома одни с Нямой, было ощущение, что вокруг Вас куча народа, животных и машин. Он беспрестанно общался с курами, игрушками, растениями на "их" языке. Особенно трудно было выносить его многочасовое монотонное «бр-р-р-р» (мотор машины, как Вы догадались), которое вибрировало в животе до тошноты и головной боли.