среда, 4 апреля 2018 г.

ВСКРЫТАЯ ПЕРЕПИСКА. ИБРАГИМ. ПРОДОЛЖЕНИЕ РОМАНА

Продолжение. Начало в предыдущих постах или здесь.


Вскрытая переписка


С крыш капает, в разгаре та весна,
Что стала б для тебя, увы, последней.
И что за сила мимо пронесла,
Тот смертный час, что был твоим намедни.

Ты помнишь – этот угол, этот дом,
С коварством ожидающую льдину.
И дождалась тебя, ну а потом
Вниз полетела всё теперь едино,

Через мгновенья станет, а пока,
Ты насладись затяжкою последней.
Идёшь, идёшь, не смотришь в облака,
То смертный час, что ждал тебя намедни.

И случай – тот, один на миллион,
Нагнулся ты к упавшему окурку.
Совсем и не заметил, что спасён,
Продумав – повезло же мне придурку.

И взгляда так не бросил в облака,
Лишь передёрнул, словно в холод плечи.
А кто-то там махал тебе – пока!
И прошептал – до следующей встречи.




Однажды вечером Нюша, решив немного потешить свое самолюбие, попыталась особенно кокетливо пройтись перед Ибрагимом. Он сидел тогда на веранде, в полосатых штанах и свободной рубашке. Она давно знала, что такая форма одежды означает, что сотрудник органов сегодня не на службе. Может быть, у неё наконец-то появится какой-то шанс с ним поговорить чуть дольше, чем обычно? Забежав в свою комнату, она извлекла из платяного шкафчика свое сокровище – платье бабушки и неимоверной красоты шарф. Бабуля, которую она никогда не видела, по словам мамы, была весьма красивой женщиной, пусть и немного полноватой. Это платье с вышивкой ей пришлось в самый раз. Она несколько минут вертелась перед зеркалом, пока не заметила, что на неё из-за шкафа кто-то смотрит. Снова это рыжее чудовище, которое даже не просит, а словно требует от кухни ежедневного внимания к своей персоне с хорошей порцией калорий. 
- Что, полосатый, не хороша чем-то? Знаю, как к Ибрагиму шастаешь вечерами. Может, мне что подскажешь, чтобы обратил на меня взгляд?
Она задорно прошлась перед котом, который от такого напора залез под кресло.
- Шахом он тебя называет! Да какой ты шах, так, трусишка…
Глядя в свое отражение в старом блеклом зеркале, которое она приметила в первый день своей работы в доме, Нюша понимала, что стать кем-то более важным для Ибрагима, чем простая кухарка, у неё очень мало шансов. Что же делать? В голове созрел некий план, но она решила, что обдумает свой замысел чуть позже. Не сейчас… Сейчас надо попытаться опять пройтись перед ним, в этом платье с кокетливо повязанным вокруг шеи шарфиком. Может быть, самой стоит предложить ему прогуляться к морю или реке?
- Добрый вечер, Ибрагим, вы сегодня не на дежурстве?
- Нюша, давай сразу к делу без этих длинных разговоров. Если ты хотела мне предложить прогулку или ещё какое-нибудь времяпровождение, то должен сказать, что отклоню всё. Я сегодня не на службе, а потому сейчас посижу ещё немного здесь, а потом пойду читать в библиотеку. Мне там интересно.
Он снова прикрыл глаза, будто отстранившись от испуганной таким ответом девушки. «Как же это гадко», - думала она. Можно было вежливей отказать, а не так! Она не помнила потом, как оказалась у реки. Шум горной речки заглушал её всхлипывания, а шарфик, ещё недавно так кокетливо украшавший шейку, теперь служил носовым платком. Нет, теперь она отомстит нахалу. Кем возомнил себя этот капитанишка?
Случай представился через неделю. Ибрагим снова передал ей бумаги для связного и попросил отправить по почте обычное письмо. Бумаги надоевшему за десяток встреч старикашке она отдала быстро, а с письмом поспешила домой. Здесь, в мазанке у моря, где она жила с самого рождения, Нюша аккуратно распечатала конверт.
«Любимая» - так начиналось это письмо. Дальше она уже не могла вникать четко в смысл написанного. Итак, Ибрагим любит свою жену и постоянно шлет ей письма. Первый листок она быстро пробежала глазами, лишь изредка останавливаясь, чтобы записать такие странные имена. Кое-где текст становился для неё непонятным: какие- то странные буквы сменялись витиеватыми закорючками, но основная часть была написана на её родном языке. Она давно решила действовать согласно своему плану. Второй лист заинтересовал больше, ведь здесь речь шла о том, что происходит в доме на скале, а значит о раскрытии совершенно секретной информации. Последний, третий листок, Нюша перечитывала не раз. Мысль о том, что это не может быть правдой, вертелась в голове. Поздним вечером, тщательно скопировав в тетрадку весь прочитанный текст, она разделила письмо на три части. Первую, для жены, положила в конверт, снова заклеила и засунула в сумочку: пусть его супруга получит эту весточку от мужа. Ко второй она сделала приписку на четырех листах, комментируя каждый шаг капитана.  О судьбе последнего листка она долго думала. Нет, выбрасывать не будет, пусть он отправится в её тайник. С этого дня вся переписка капитана под её контролем. Вскоре она предъявит ему свои улики и заставит по-иному взглянуть в её сторону. А если не поможет, тогда…



Продолжение следует....



3 commentaires:

Галина Солоденкова комментирует...

Лола, первый абзац (мой ляп): Снова это рыжее чудовище, которое даже не простит. НАДО не ПРОСИТ.

Галина Солоденкова комментирует...

Я сегодня на работе просто уХиХикивалась от вопросов коллег, которые вполне всерьез интересовались тем, жив ли ещё Ибрагим. Они не читают блоги, и лишь чуть знакомы с моих слов с сюжетом, но вот так впечатлились судьбой какого-то придуманного дядьки. Может и правда слово - великая сила?
Русовед сказал, чтобы мы не уподоблялись Достоевскому. Не сразу поняла о чем он... Оказывается не хочет, чтобы долго писали, ведь уже давно зудит перемыть кости авторам и всем персонажам. А для этого надо печатное издание. Повторяю, блоги наш народ не читает.

Dodo комментирует...

Галина Солоденкова, я тоже вроде бы пару раз перечитала, а упустила. Совсем глаз замылился.