вторник, 3 апреля 2018 г.

ДЕТСТВО МАРИ. НОРА И ФЕЛИКС. ПРОДОЛЖЕНИЕ РОМАНА

Продолжение. Начало в предыдущих постах или здесь.





А творчество не знает строя.
Идёт себе куда идёт.
Литературного героя
То жар охватит, тут же лёд.
Мгновенье был, казалось, весел,
Но то мгновение всего.
И тут же смотришь, нос повесил,
И следом грусти торжество.
Так всё меняется порою.
Улыбка. Вот кривится рот….
Что строить своего героя.
Пусть он идёт, куда идёт.




Родители Лауры - Нора и Феликс чудом, через друзей, через дипломатические каналы, задействовав все свои связи и влияние, смогли вывезти Мари из России.
Нора стала несколько мягче с внучкой, чем была с дочерью. Мари с детства владела несколькими языками, которые ей давались очень легко, в том числе русским и персидским. Была хорошей пианисткой.
Нора вела всё тот же светский образ жизни. С мужем у неё были довольно напряжённые отношения.
Нора принадлежала известному аристократическому роду. Она всегда легко и хорошо училась. Любила читать. Мечтала стать врачом. В те времена её мечта была почти недоступна для женщины.  И всё таки она пробилась. Три года учёбы стоили ей неимоверных тудов. Она должна была быть абсолютно безукоризненной. То, что простили бы студенту, ей ни за что не сошло бы. Нора была всё время на виду у всех. Преподаватели и сокурсники словно ждали её малейшей ошибки. Как она гордилась своими успехами! И потом, она так любила медицину.
И вот однажды после обеда отец позвал Нору в свой кабинет. У Норы забилось сердце. Наконец-то папа признает её достижения. Обычно всё его внимание доставалось её младшему брату, единственному долгожданному сыну, сестре - красавице с удивительно сильным и богатым отенками, мягким сопрано. 
- Нора, - сказал отец, дотронувшись до её плеча. Отец был отстранён от детей. Его контакт ограничивался церемонным поцелуем в лоб перед сном. 
- Дочь, - продолжил он. - Ты должна выйти замуж. Дела у меня идут всё хуже и хуже. Я больше не могу оплачивать твою учёбу. Скоро и брат твой подрастёт. Вот ему надо дать хорошее образование и профессию. Он - мужчина.  
Нора только теперь начала понимать, куда гнёт её отец. 
- Папа, я буду подрабатывать. В больнице нужны санитарки, в анатомичке - ассистенты. Мне осталось ещё только пару-тройку лет. Я у тебя ничего не прошу. Пожалуйста, папа. Я так много работаю! Я хочу быть хирургом. Это моё признание.
- Нора, прости меня, - ответил отец сухо. - Патрик просит у меня твоей руки для своего сына - Жоржа. Да, они вульгарны, да, не отличаются хорошими манерами, но это неплохие люди. А главное, у них есть деньги и вес в обществе. Мы с Патриком сольём предприятия. Это выгодно для всех. Тогда я смогу спокойно поднять на ноги и твоего брата, и сестёр. Пойми, у меня нет другого выхода.
Норе нравился Жорж. Он был интересен. Подруги заглядывались на него. У него были необыкновенные, умные, светящиеся глаза. Нора согласилась встречаться с ним. Ей было невыносимо скучно. С Жоржем они не имели никаких общих интересов. Он был неловок и молчалив, всегда плохо одет, неухожен. Каждый раз после свиданий Нора была в отчаянии. Только его глаза, взгляд которых впечатывался в душу, примиряли её с ним.
Так она и вышла замуж. Ей пришлось приучить Жоржа мыться каждый день. (У них в семье считалось, что частое купание сушит кожу.) Она подобрала ему элегантный набор одежды, следила за его поведением за столом, давая довольно деликатно указания. Жорж был умён и прост. Он с благодарностью принимал советы Норы, понимая, что это необходимо, если он стремится попасть в высшее общество.
У них родилась дочь - Лаура. Жорж был несколько разочарован. Он уже представлял себе, как будет возиться с сыном, играть в футбол, охотиться. С дочерью он был неловок. Старался не брать на руки. Особо её не замечал.
Слава богу, у него родился сын. Замечательный, умный мальчик. Вот он пойдёт по стопам отца. 
Нора становилась всё более и более раздражительной. Она всё время сравнивала себя с другими дамами её круга. Кому-то муж купил ещё одну шубу, а другой - бриллиантовый комплект... Кроме того, она всё время боялась растолстеть. Нора сидела на изнуряющих диетах, чаще всего заменяя еду чашкой кофе и сигаретой и делая ежедневно двухчасовую интенсивную гимнастику. Она была ухоженной до самого кончика ногтей и элегантной в любое время суток.
Иногда ей казалось, что жизнь её бессмысленно проходит мимо. Она всегда помнила слова преподавателя хирургии о том, что у неё были чуткие руки настоящего хирурга. Нора с болью думала о том, что Нора, полная надежд и амбиций, активная и непосредственная, превратилась в светскую даму, проводящую всё своё время в интригах, в борьбе со своей природой и неумолимо надвигающейся старостью.


Додо

Продолжение следует....





2 commentaires:

Alexandr Sidorovnin комментирует...

Авторы произведения «Ибрагим» решили так сказать убить своего героя. Честно говоря, не согласен с ними. И предлагаю такой вариант.

С крыш капает, в разгаре та весна,
Что стала б для тебя, увы, последней.
И что за сила мимо пронесла,
Тот смертный час, что был твоим намедни.

Ты помнишь – этот угол, этот дом,
С коварством ожидающую льдину.
И дождалась тебя, ну а потом
Вниз полетела всё теперь едино,

Через мгновенья станет, а пока,
Ты насладись затяжкою последней.
Идёшь, идёшь, не смотришь в облака,
То смертный час, что ждал тебя намедни.

И случай – тот, один на миллион,
Нагнулся ты к упавшему окурку.
Совсем и не заметил, что спасён,
Продумав – повезло же мне придурку.

И взгляда так не бросил в облака,
Лишь передёрнул, словно в холод плечи.
А кто-то там махал тебе – пока!
И прошептал – до следующей встречи.
***

Dodo комментирует...

Alexandr Sidorovnin, спасибо, Саша. Ладно, пусть живёт.