четверг, 26 апреля 2018 г.

РОЖДЕНИЕ ЛАЙЛЫ. ПРОДОЛЖЕНИЕ РОМАНА

Продолжение. Начало в предыдущих постах или здесь.





РОЖДЕНИЕ ЛАЙЛЫ



Беременность протекала без осложнений. Зухра уже чувствовала движения плода. Это было так странно. Тело её быстро менялось. Как будто это была уже не она. Ребёнок всё время напоминал ей о её палаче. И она должна была носить частицу самого ненавистного ей в мире человека, а точнее чудовища. Мало того, что её унизили, растоптали, но ещё и расставили ей эту ловушку. И всё же иногда она чувствовала приливы нежности к этому незнакомому и родному существу. Зухра пыталась не думать о ребёнке, не привязываться к нему, не представлять себе, какой он, каким он будет. Пока, в сущности, эта была её неотъемлемая часть.  Связь матери и ребёнка, которая соединяет их невидимыми и крепкими узами, независимыми ни от времени, ни от расстояния, ни даже от смерти, надо было разорвать, чтобы не страдать ещё больше самой и не доставлять боль другим.
- Детка, - сказала Зухре как-то бабушка Хадичи, - это не ребёнок твоего врага, это дитя божье. Прими своё материнство. Ты его мать навсегда. Позволь себе любить это существо. Не бойся любви. И ты сможешь всегда навещать его.
- Но это ребёнок подонка, - ответила Зухра. - Он носит его гены, которые проявятся.
- Никто не рождается подлецом. Нет гена подлости. Есть страх, который порождает насилие. Дай своему ребёнку шанс. Верь в него, - воскликнула бабушка. - Я тебе обещаю, что это будет хороший человек. Однажды, пройдёт время, и ты простишь своего палача. Пока тебе не верится в это. Нужно время. Как бы ты ни хотела, скоро эту связь не разорвать. Наверное, сейчас ты не поймёшь мои слова. Только любовь освобождает. Ненависть привязывает. Ты будешь свободна, когда сможешь полюбить своего врага. И этот момент наступит.
Зухра не понимала и не хотела понимать, о чём говорит бабушка. Она не хотела ни этого ребёнка, ни какого-то примирения, прощения. Какая это всё благостная старушечья чушь. Ей нестерпимо больно. Так не справедливо. Так не должно быть! Как мог бог допустить этого! Если мы его дети, как он спокойно наблюдает за нашими муками. И ведь это он их создаёт, если он творец всего сущего. Он так развлекается. Мы для него лабораторные крысы. Где его милосердие, сострадание? Почему он не вмешается? Да просто бога нет. Есть пищевая цепочка, в которой сильный поглощает слабого. Есть только закон грубой физической силы. А всё остальное -гуманизм и пр., это такая чушь.
Тело Зухры продолжало преображаться. Она его не узнавала, даже ощущения были другие. Болела спина, груди набухали. Она становилась всё более тяжёлой и неуклюжей. Как ей хотелось стать опять лёгкой, бежать босиком по траве, освободиться от этого громадого живота, стать такой, как раньше.
Роды начались ночью. Зухра мучилась не только физически, но и от сознания, что её насправедливо наказывают за что-то. Скорее всего за то, что она женщина. И это был не её выбор. Если бы она могла выбирать, она бы не рождалась вовсе. В этот момент Зухра не любила ребёнка. Она хотела только любой ценой избавится от него, от мук. И пусть бы его вытащили из неё по кусочкам, лишь бы всё скорее прекратилось.
Когда Лайла родилась, и бабушка хотела положить её на живот матери, Зухра отвернулась и так потом на ребёнка и не взглянула. 


Додо

Продолжение следует....








7 commentaires:

Людмила Ханыкова комментирует...

Лола, какая интересная мысль - Только любовь освобождает. Ненависть привязывает. Буду её думать!

Kitanko комментирует...

Ух, страшные два последних абзаца. Внутри всё перевернулось от этой нелюбви к маленькой розовой креветке.

п.с. Красивая музыка в аккомпанемент. Я заслушалась и посмотрела на исполнителя. А их две! Интересно, что сестры (сестры ведь??), а какая разная манера игры. Одна практически носом по клавишам водит, а вторая откинулась назад и практически не смотрит, что делают ее руки.
Спасибо, Лола, очень красиво!

Dodo комментирует...

Людмила Ханыкова, конечно. Вот, например, в твоей жизни один человек тебя контролирует, ревнует, попрекает. Вызывает у тебя чувство вины, долга. Как это тяжко. Может, и хороший человек, а от такого сбежишь и задышишь полной грудью, и одиночеству будешь рада. А другой тебе всегда рад. Ему и без тебя хорошо, и тебе он рад. Хочешь, придёшь к нему, не хочешь - нет.Он только порадуется, что ты довольна, что у тебя наполненная жизнь.Конечно ты будешь прибегать к такому человеку, чтобы поделиться, посмеяться вместе. И не обязательно, чтобы это был мужчина. Может быть мать или бабушка, или подруга, или соседка.

Dodo комментирует...
Этот комментарий был удален автором.
Dodo комментирует...

Kitanko, Оля, знаешь, материнская любовь совсем не однозначна. В неё бывает даже и ненависть к ребёнку. А уж во время родов без обезболивания, даже женщина, у которой всё хорошо, не любит ребёнка. Она борется за своё выживание.
Знаешь, меня поразило, как во время землетрясения, а они в Ташкенте бывают часто, взрослые сначала спасаются сами. Да, матери, отцы. Нам говорили, что надо вставать в дверной пролёт.Взрослые быстренько там выстраивались, а дети даже к другим пролётам прошмыгнуть не могли. Это потом родители спохватывались.

Kitanko комментирует...

Мне кажется, что это в первую очередь у взрослых инстинкт самосохранения срабатывает, а потом уже - думать про кого-то еще.
п.с. Я про роды плохое уже почти забыла. Честно говоря, я не знаю, как бы я без обезболивания выкрутилась. Но "без" я сначала тоже попробовала. Ух....

Dodo комментирует...

Kitanko, Оля, правильно. В природе взрослая особь опять воспроизведётся, а дитя погибнет.
Я видела, как львы преследовали стадо диких лошадей. Самки и детёныши обычно бегут в середине. У беременных самок случается выкидыш. Это спасает всё стадо. Я рожала Мусю без обезболивания. Был такой момент, когда я сама хотела умереть. Боль такая сильная и длительная, что сама рада умереть.
У меня подруга всё говорила, что родит без обезболивания. И на меня с таким презрением смотрела, как на слабака. А потом сама так орала, требовала анастезию. И как она потом была рада, когда перестала чувствовать боль.