понедельник, 16 апреля 2012 г.

СИРИЯ

С благодарностью Тисе, пробудившей меня от угрюмого молчания.


Я тогда была подростком. Воспоминания всегда обрушивались на меня внезапно, чаще всего по ассоциации с запахами. Я написала : «Дамаск встретил меня бесконечным потоком автомобилей, вздымающим клубы пыли до самого голубого неба и слепящего солнца.». Дядя  прочитал это предложение и сказал ласково: «Хилолочка, никогда не пиши, пожалуйста.» Эта фраза запала в память на многие-многие годы. Сегодня, несмотря на то, что родной и любимый голос моего дяди уже навсегда умолк, он так и продолжает звучать столь явственно.
Когда мне было пять лет, мама, брат и я летели в Дамаск. Там нас ждал папа. В самолёте меня рвало, пятимесячный брат всё плакал, у него был понос. Не знаю, как мама одна со всем справилась. Памперсов тогда не было. Правда, стюардессы ей помогали. Папа зашёл прямо в самолёт. Он мне показался таким высоким, стройным и красивым, с копной седых не по возрасту волос, большими глазами с длинными и густыми ресницами. 
Путь из аэропорта в Дамаск, после утопающей в зелени Москвы, Ташкента с яркими цветочными клумбами, показался мне пыльным и серым. Вдоль дороги были двухэтажные дома, нигде ни деревца, ни цветочка, кричащая реклама кока-колы, поток дико раскрашенных машин, клаксонирующих на все лады, темпераментные водители, кричащие друг на друга и жестикулирующие. Мы въезжали в Дамаск через площадь. Мама закрыла мне ладонью глаза. На площади висели портреты Хафиза Асада и люди, повешенные за воровство.
Дамаск был грязным, шумным и пыльным. На следующее утро мы поехали в Алеппо. Здание консульства представляет из себя старинный четырёхэтажный особняк с резными украшениями, с балконами, арками и тяжёлыми входными дверями. Перед ним зелёная лужайка с бассейном с рыбками, с кипарисами. С другой стороны сад спускается террасами к беседке и песочнице. Полтора года моего детства прошли среди цветов в этом саду. Были бабочки сказочной красоты. Я их ловила, чтобы вблизи лучше рассмотреть рисунок на  крыльях. Ночью в этой части сада было много светлячков, за которыми я охотилась. На крыше здания два бассейна. Один-глубокий и второй – мелкий, для детей. Мы ждали с нетерпением начала купального сезона.
С моей подружкой Машей мы однажды пробрались в роскошный, как и всё здание, приёмный зал. В туалетной комнате мы выстирали кукольную одежду и разложили на горячие батареи за тяжёлыми занавесками. Вечером был приём. Внезапно зал заполнил дым и запах гари. Когда занавески отодвинули, нашли источник – тлеющий кукольный гардероб.
Жили мы недалеко от консульства. В пятиэтажном доме у нас была большая квартира на четвёртом этаже. Помню длинный балкон. За ним была поляна с маками. На этой поляне рабочие в светлой национальной одежде целыми днями обтёсывали камень для строительства. Раздавался мелодичный и ритмичный стук кирок. Носили рабочие мешкообразные шаровары, узкие в щиколотках. Маме объяснили, что, якобы, следующий пророк должен родиться от мужчины. До сих пор не знаю, есть ли действительно такое поверье или это была шутка. Глядя на большие животы некоторых мужчин я тогда верила, что однажды это и вправду может произойти.
Дворы при таких домах принадлежали жителям первого этажа. На мой день рождения мы бросали вниз шкурки бананов и конфетные фантики. Через некоторое время к нам пришла соседка с жалобой. Я получила подзатыльник и спустилась собирать мусор. Так я познакомилась с девочкой и её братьями – моими ровестниками. Потом они меня часто приглашали к себе. Я довольно быстро начала говорить по-арабски. Мама и дядя Рагат – так звали эту девочку, включали музыку, перевязывали нам бёдра шарфами и учили нас выписывать попами восьмёрки.
Полы в домах были каменные со стоками для воды. Мама чистила ковры, сворачивала их, а потом мыла полы водой из шланга, сметая её щёткой в сток. Таким же способом, из шланга, она регулярно мыла окна.
Папа часто бывал в командировках. Иногда по вечерам отключали электричество, выла сирена. Окна мы залепляли крест накрест скотчем. Израильские разведывательные самолёты пролетали совсем низко. Был слышен гул моторов и дрожали окна. До сих пор помню гнетущие до тошноты ощущения тревоги и беспомощности. Мама пыталась отвлечь нас, рассказывая сказки и изображая руками тени животных на стенах, едва освещённых свечой.
Через некоторое время мы переехали в Дамаск...


Продолжение следует...

19 commentaires:

Aly Ferey комментирует...

http://al-shortstoriesby.blogspot.com/p/blog-page.html

Pelageya, русская американка комментирует...

Лола, при всём уважении к твоему дяде, скажу, что, по-моему, он был неправ. Твои рассказы очень интересно читать! Страна, культура, история глазами ребёнка. Пиши!

verbochka комментирует...

Хилолочка, пиши!!!
Буду ждать продолжение и новые истории. Пиши, дорогая!

Kitanko комментирует...

Додо, сколько жизней ты прожила? у тебя столько ярких воспоминаний, что хватит человек на десять.
и детство, радостное и тревожное одновременно.
про папу так хорошо написала, что в душе защемило от нежности.

Надежда комментирует...

Я почему-то думала, что в Дамасске всегда тепло и дома не нуждаюся в отоплении.

Dodo комментирует...

Aly, большое спасибо. Есть пара поэтических блогов, которые мне нравятся. Я пришлю их координаты вечером. Сейчас надо бежать.

Dodo комментирует...

Пелагеюшка, я всегда бываю тронута твоими комментариями. Ты умеешь находить нужные слова в нужный момент. После этих слов моего дяди, после того, как ещё несколько очень значимых в моей жизни людей сказали мне то же самое, хотя и было сказано это давным давно, в моём детстве, запрограммировали меня негативно на многие годы. Поэтому мне требовалась определённая доля мужества для преодоления этой программы. Московская учительница русского и литературы всегда выделяла меня из ряда своих учеников, её уроки я помню до сих пор. Она всегда верила в меня. Не так давно я с ней встретилась, и она сказала мне, что всегда знала, что я буду писать.

Dodo комментирует...

Пелагея, ты была одним из первых моих читателей. Вместе с марсианами и плутонианцами вы меня здорово поддержали. Когда я захожу к тебе, я теряю дар речи, потом долго хожу под впечатлением твоих шедевров. К сожалению, кроме междометий, возгласов восхищения, слов найти не могу.

Dodo комментирует...

Оля, ты так хорошо пишешь. Думаю, что тебе пора начать вести свой блог. У тебя там будут и чудесные истории и стихи. Этими словами я рублю сук, на котором сижу. Мне так приятно, что ты вверяешь мне свои детища.

Dodo комментирует...

Спасибо Вербочка. Я скажу тебе то же самое.

Dodo комментирует...

Надежда, в Сирии зимой температура падает до 0 градусов. Если учесть, что дома там каменные, бывает холодно. Особенно в Алеппо были промозглые зимы. Отопления центрального тогда и горячей воды у нас не было. В Алеппо мы отапливали дом мазуткой, которая периодически взрывалась. Мама оттирала сажу со стен, полов и мебели.

Таня Белович комментирует...

Dodo, я тоже пребывала в угрюмом молчании, но как-то пробуждаюсь, вроде. Молчание прошло, а вот угрюмость...
Но мы же с тобой совсем не такие!

Давай-ка,
хвост трубой и в бой!
С кем? - спросишь.
Да сама с собой!

И вообще, не бросай меня надолго, я такая впечатлительная, да и психика у меня очень хрупкая - пожалей свое отражение в зеркале:)

Kitanko комментирует...

Лола, спасибо тебе за добрые слова.

Aly Ferey комментирует...

:) хорошо

Ольга комментирует...

Сирия вней пересекались дороги древнего мира — караванные пути, ведущие из Средиземноморья в Китай и из Египта в Анатолию. По ее земле ступали армии Аккада, Вавилона, Египта, Персии, Греции и Рима. Спустя века свой след здесь оставили турки и крестоносцы. В более недавнее время за право оказывать на нее влияние боролись между собой Франция и Великобритания.
Сегодня часть этого региона, как и тысячи лет назад, называется Сирией. Хотя эта местность претерпела много изменений, здесь все еще можно найти отголоски прошлого. Сирия представляет особый интерес для исследователей Библии, так как она сыграла определенную роль в библейской истории.
Дамаск — столицу Сирии. Говорят, что это один из древнейших городов мира, в котором со дня основания всегда жили люди. Расположенный у подножия гор Антиливан, где протекает река Барада, этот оазис на границе огромной Сирийской пустыни сотни лет приветливо встречает тех, кто приезжает в него. Вероятно, патриарх Авраам проходил через этот город, когда шел на юг в Ханаан. В Дамаске он взял в свой дом Елиезера и сделал его своим слугой.

ЖАН комментирует...

Добра желаем,
Больших чудес!
Чтоб с Богом в сердце
Светлей жилось,
Он снова с нами -
Христос воскрес!
Сегодня ярче светит солнце,
Сильнее ветер бьет в оконце,
И крик несется до небес:
Христос воистину воскрес!
(не моего авторства)

djill комментирует...

Лола!Как мне нравится читать твои воспоминания!до сих пор нахожусь под впечатлением об океане!А теперь Сирия,совсем другая настоящая,глазами ребенка,трогательно!!Читая тебя,начинаешь ворошить в памяти свои воспоминания!:):):)

patatinka комментирует...

Додо, как я люблю эти твои погружения нас в прошлое, в прошлое неизвестное, загадочное, но почему-то такое трогательно родное. Мне кажется, что это у тебя особенно хорошо получается, потому что не воспринимается как рассказ о том, что когда-то было, а позволяет чувствовать себя внутри твоей истории, наблюдать за тобой. Спасибо тебе снова за эти рассказы!

Pelageya, русская американка комментирует...

Как хорошо, что я сюда опять заглянула. Спасибо, Лола, за такие тёплые слова, которые я очень ценю. Теперь и я тронулась...