четверг, 29 марта 2018 г.

ВОСПОМИНАНИЯ ИБРАГИМА (ЧАСТЬ 3. ВСКРЫТИЕ ГРОБНИЦЫ)

Продолжение. Начало "Воспоминаний Ибрагима" здесь и здесь.


Воспоминания Ибрагима (часть 3. Вскрытие гробницы)



В этот день, 19 июня, что-то помешало вскрытию гробниц. Их спешно отвезли обратно во временное пристанище. На следующий день все снова повторилось, но только их теперь вовсе не допустили внутрь. Ибрагим втайне начал надеяться, что может и не придется вникать в какую-то тайну, ведь все-таки он ещё очень сомневался в своих способностях. Его предчувствие, что некто (он с трудом понимал, человек это или какая-то сила) препятствует вскрытию захоронения, вскоре подтвердились. Старик-хранитель, что много лет содержал мавзолей Тимуридов и предупреждал о последствиях его осквернения, как оказалось, не поверил показанным ему разрешающим бумагам. Он упорно сопротивлялся произволу властей и называл это действие началом конца. Но 21 июня, когда они снова собрались у входа в Гур-Эмир, поползли слухи, что старец пропал. Причем не просто пропал, а даже оставил записку, что теперь все и всем здесь дозволительно делать. Ибрагим больше удивился не самому исчезновению преданного хранителя, сколько тому, что за ночь успели завершить все остававшиеся приготовления к вскрытию. Он отошел в сторону и, как учили, отстранился от обдумывания истории со стариком, всецело направив энергию на происходящее…
Итак, большая комната. Она тускло освещена, но света вполне хватает для работы телекамер. Малик возится с какими-то последними замерами. Два старика (или они только кажутся стариками в таком свете), изучают надпись на плите. Трое рабочих проверяют состояние тросов, прикрепленных к нефритовой плите саркофага. Ибрагим не почувствовал этим утром никакого волнения, более того, стал понимать, что отчет будет сведен лишь к простым описаниям происходящего.
Плиту начали поднимать лишь через пару часов. Состояние тросов вызвало сомнения у проверяющих, но их поторопили, ведь к полудню ожидали приезд правительственной делегации. Ибрагим четко помнил тот момент, когда у него вдруг закружилась голова. Почти тут же с визгливым треском оборвались тросы и погас свет. В полном мраке звучали лишь тихие голоса, отчего создавалось ощущение полной нереальности происходящего. С трудом они выбрались на поверхность. Ибрагим старательно прислушивался ко всем обсуждениям произошедшего. Почти все мысли присутствовавших как-то укладывались в его голове, но чего-то не хватало. Тут он понял, что куда-то пропал Малик.
- Уважаемые, кто видел, как выбрался Малик? Может он все ещё в гробнице?
- Нет, Малик пошел пить чай в ближайшую чайхану.
Где-то через час им сообщили, что свет снова есть, но лебедка, поднимающая тросы так и не работает. Группа поняла, что двигать плиту им предстоит вручную. Вдруг Ибрагима кто-то дернул за рукав.
- Мне надо тебе сообщить что-то важное.
- Малик, я переживал за тебя. Давай потом, нам снова надо идти внутрь.
- Нет. Ибрагим, выслушай. Мне в чайхане два старца дали прочитать текст книги. Она на арабском, но ты же знаешь, что я вполне читаю на этом языке. Нельзя открывать могилу Тимура, тогда в этот мир придет разрушение.
Ибрагим привык, что часто полные бессмыслицы слова, становятся реальными предсказаниями грядущего. Но в тот раз ему так хотелось скорее закончить начатое, что он просто отмахнулся от предостережений товарища.
Вскоре плита была снята и в руки антрополога был передан череп когда-то высокого человека. То, что это и есть Тамерлан, выяснилось гораздо позже. Но Ибрагим уже не принимал участия в тех изысканиях. На следующий день началась война , и его срочно отозвали в столицу. Здесь он написал три отчета. Первый сводился к простому описанию произошедшего. В нем он также упомянул последние слова Малика, которого видел в тот день в последний раз. Во втором отчете были сведены воедино все  данные о том, что почувствовал сотрудник НКВД Ибрагим Каримов, и какие выводы он делает из увиденного и услышанного. А вот последний отчет содержал лишь одну короткую запись: «Кристаллы активизированы, стоит опасаться их влияния на нашу жизнь, нельзя допустить их попадания в посторонние руки».
Через пару дней он узнал о рождении дочери. В телеграмме, правда, говорилось, что родились дочки, но он подумал, что это простая ошибка уставшей телеграфистки. Имя для возможной девочки они с женой в последний его визит придумали - Мириам. Когда теперь он сможет её увидеть? Как он и предполагал, в воинскую часть его не отправили, а закинули просто в райский уголок на берегу моря, да ещё в старинный дом, возвышавшийся над обрывом.


Продолжение следует.....


3 commentaires:

Галина Солоденкова комментирует...

Лола, я тут подумала, что может мы неправильно тематику выбрали? Читатели блогов в основном дамы и далеко не всем из них интересны какие-то эзотерико-исторические детективы. Тут только собралась добавить немного живости своему Ибрагиму, а уже надо, видимо, заканчивать. Спроси у читателей отдельным постом, стоит ли ещё продолжать тему?
Кстати, наметила любовную линию, но коллега по работе сказала, что это должно быть очень тонко прописано. Примерно как у Штирлица и его жены на встрече в кафе "Elefant".

Dodo комментирует...

Галина Солоденкова, Галина, то, о чём ты говоришь, можно развить потом отдельной линией. Я уже на том этапе, когда хода назад нет. Мои герои живут независимой от меня жизнью уже давно, если не с самого начала или даже до того. От меня уже ничего не зависит.

Dodo комментирует...

Галина Солоденкова, мы не должны всем нравиться. У каждого писателя свой читатель.
Линия Ибрагима замечательна. Ты можешь развивать её столько, сколько душе твоей угодно.
И ещё, я и есть ты самая замордовання Лаура. С детства я слышу "будь как все", не "заморачивайся", "умная слишком". С тех пор, как я себя приняла, в моей реальности я окружена другими людьми. Такими, как я "чудаками". И это огромное счастье.