воскресенье, 25 марта 2018 г.

ВОСПОМИНАНИЯ ИБРАГИМА. ЧАСТЬ I. ПРОДОЛЖЕНИЕ РОМАНА

Продолжение. Начало см. в предыдущих постах или  здесь.

Воспоминания Ибрагима (часть 1)


В надежде ждём прихода завтра,
Считая – к частью то портал.
Дана судьба нам динозавра,
Пусть завтра он совсем не ждал.


Кто преступил, так тот и судит.
И нет спасенья как в кино.
Я б рассказал про то, что будет?
Вам не понравится оно.

Живи сейчас, храня надежду,
Жди совпадения светил….
Возможно, будешь, где-то между,
Судимыми и кто судил.


Его подключили к расследованию. Более того, назначили начальником следственных действий по убийству сотрудника НКВД Степана Можейкина,  исчезновению тела убитой несовершеннолетней Марины Николиной, а также  о возможном побеге с места преступления её матери. Для Ибрагима это было вновь – заниматься расследованием убийства, о котором по большому счету уже почти все знал. Убийство Маринки произошло на его глазах, о том, как Мария отомстила Степану за свою дочь, он вполне догадывался. Его задачей в настоящий момент было создать бурную следственную деятельность для того, чтобы его ведомство приняло итоговое заключение. Какое? Он пока не знал, но готов был потратить эти дни на создание версии, о которой уже никто не скажет, что это БРРЕД!
Да, те галлюцинации о том, что кот мог что-то сказать, Ибрагим все ещё не мог забыть. Но в эти дни у него все чаще всплывали в памяти его первые шаги в секретном ведомстве. Мальчишкой из далекого селения он пошел в армию. Единственным отличием от остальных было то, что он мог, помимо русского и родного узбекского,  говорить на двух иностранных языках. Мать учила сына довольно жестко, хотя он совсем не понимал смысла таких учений. В их кишлаке не то, что говорить на инородном наречии никто не умел, на своем языке писать не могли. Но именно это умение в нем сразу заметили. Юношу направили в закрытую школу, где он продолжил изучение языков и научился работать на ключе. Через пару месяцев Ибрагима подключили к занятиям в небольшой группе, и смысл занятий он понял не сразу.  
Группа занималась интересной наукой. Наукой о таинствах окружающего мира и внутренних природных возможностях человека. В эзотерике Ибрагиму больше всего нравилось умение познавать свои способности, чем то, что касалось способностей других.  Ведь гораздо разумней не сделать ошибок самому, чем рассчитать ошибки других на пару ходов вперед. На тот момент он считал себя уже исключительным, ведь на всех практических занятиях показывал лучшие результаты.
Карьера Ибрагима постепенно шла в гору. Перед войной он точно знал, а может предвидел, что предстоящие военные действия не коснутся ни его, ни его семьи. Сразу после отпуска, который он провел в родном кишлаке, Ибрагим получил неожиданное направление. Самарканд? Как, страна на грани войны, а меня направляют куда-то в Самарканд?.. Но вскоре новые курсы, на этот раз по грамотной съемке объектов на ярком солнце и в полумраке, переключили его внимание с этой проблемы на проблему передачи нужного цвета путем колдовства над всякими выдержками и диафрагмами. Эти названия, как и их суть, он с самого начала запоминал с трудом. Даже составлял себе некие таблицы, с помощью которых впоследствии мог хорошо выполнить съемку. Вот только никто не говорил, что же предстоит снимать в том далеком Самарканде.
В столичном аэропорту он познакомился с парнем, которого звали Малик. Малик был членом съемочной группы, которая тоже направлялась в Самарканд. Но он явно не был ИХ человеком. А потому Ибрагим свел пустой разговор к простому обсуждению предстоящих приключений, но в вопросах, задавать которые давно умел, узнал много интересного. Да, не просто так им так тщательно вбивали сложную науку. Малик с группой документалистов едет снимать хронику вскрытия гробницы, а вскрытие это производится по инициативе САМОГО.  Ибрагим вспомнил свой давний визит в Самарканд и случайный разговор с братом матери, жившим в городе, что существует проклятие старинного захоронения, которое, в случае его разграбления грозит гибелью всей стране. О том, что они едут снимать вскрытие чьей-то гробницы, Ибрагим уже понимал. Но что это за гробница и какова его миссия он догадывался с трудом. Да и Малик, как только шасси самолета оторвались от ВПП, замолчал, а значит поток информации, которую можно было разгадать иссяк.


Продолжение следует....




6 commentaires:

Alexandr Sidorovnin комментирует...

А правды в жизни, разве долька,
И то закрыта, как Сезам.
Как тяжело соврать настолько,
Что в то поверишь даже сам.

Мы врать учились и умеем,
Но кто в добро, а кто во зло.
Но так и так всегда трофеем,
Все те, кому не повезло.

Они обмануты, а цели
Того обмана невидны.
Как жили, если б не умели,
Мы врать, не знали бы вины.

Но также многого не знали,
Всей правды не произнести.
В ней часто ужасы в финале,
И как шлагбаум на пути.

Alexandr Sidorovnin комментирует...

Чуток поправил
**
А правды в жизни, разве долька,
И то закрыта, как Сезам.
Как тяжело соврать настолько,
Что в то поверишь даже сам.

Честная собака, если лает,
Всегда взаправду режет нож.
А правда, так порой бывает.
Воспринимается как ложь.

Мы врать учились и умеем,
Но кто в добро, а кто во зло.
Но так и так всегда трофеем,
Все те, кому не повезло.

Они обмануты, а цели
Того обмана невидны.
Как жили, если б не умели,
Мы врать, не знали бы вины.

Но также многого не знали,
Всей правды не произнести.
В ней часто ужасы в финале,
И как шлагбаум на пути.
***

Галина Солоденкова комментирует...

Ну вот, хотела продолжение писать, ведь у меня уже в голове и гробница вскрыта, и проклятие действовать начинает, а у нас затишье.
Лола, сегодня двум коллегам по секрету рассказала о совместном сочинительстве, так русовед изъявил желание стать редактором, а информатик (дама) сказала, что приключения она любит, но приключения без тонкой лямурной нотки женщинам будут неинтересны. Я взяла на заметку её слова, и подумала, что тонкий лямур должен исходить от потомков наших уехавших из замка героев. Только, он, как сказала коллега, должен быть очень лёгким, чтобы не сбивать читателя с ЖЖЖуткой волны повествования.
Я ей сказала, что передам соавтору её пожелание. Так что теперь потенциальные читатели действуют на сочинителей не только в непосредственном комментировании блога, а как бы извне...

Dodo комментирует...

Галина Солоденкова, знаешь, у нас в идеях такие странные совпадения. Как раз только что с Дидье мы пришли к тому, что надо бы развить линию итальянки и Мари - её дочери с Жюлем. Что ж, гламур так гламур- "Шварцнеггер так Шварцнеггер". Кстати насчёт гламуууррррраа, кошачья линия пока зависла.

Dodo комментирует...

Галина Солоденкова, насчёт участников...это замечательно! Дидье - автор многих идей.

Dodo комментирует...

Alexandr Sidorovnin, спасибо, дорогой Саша.