вторник, 20 марта 2018 г.

СНЫ. ПРОДОЛЖЕНИЕ РОМАНА. ПОЭТИЧЕСКАЯ ВСТАВКА


Сны – прекрасные на диво,
И влюбленный в них юнец.
В жизни всё не так красиво – 
Вы поймите, наконец.

В жизни всё гораздо строже,
Суше как-то, даже злей.
Только жизни – нет дороже,
Так же прожитых в ней дней.

Пусть во снах у нас нет званий.
Сны, по сути, ерунда.
Жизнь – стезя переживаний
И тяжелого труда.

Жизнь не сказка, меру знает – 
Тяжела, но вот зато
И любовь здесь, как бывает
Настоящее пальто.

Настоящие страданья,
Настоящая беда.
Сны же, пёрышки фазаньи,
Правда, ложные цвета.
  

Июльский полдень золотой  
Сияет так светло, 
В неловких маленьких руках 
Упрямится весло, 
И нас теченьем далеко 
От дома унесло. 
Безжалостные! 
В жаркий день, 
В такой сонливый час, 
Когда бы только подремать, 
Не размыкая глаз, 
Вы требуете, чтобы я 
Придумывал рассказ. 
И Первая велит начать 
Его без промедленья, 
Вторая просит: «Поглупей 
Пусть будут приключенья». 
А Третья прерывает нас 
Сто раз в одно мгновенье. 
Но вот настала тишина, 
И, будто бы во сне, 
Неслышно девочка идет 
По сказочной стране 
И видит множество чудес 
В подземной глубине. 
Но ключ фантазии иссяк – 
Не бьет его струя. 
– Конец я после расскажу, 
Даю вам слово я! 
– Настало после! – мне кричит 
Компания моя. 
И тянется неспешно нить 
Моей волшебной сказки, 
К закату дело, наконец, 
Доходит до развязки. 
Идем домой. 
Вечерний луч 
Смягчил дневные краски. 
Алиса, сказку детских дней 
Храни до седины 
В том тайнике, где ты хранишь 
Младенческие сны, 
Как странник бережет цветок 
Далекой стороны 


Льис Кэрролл
Перевод Демуровой НМ





7 commentaires:

Галина Солоденкова комментирует...

Лола, после разговора навеяно продолжение, исправлять даже приветствуется.

Ибрагим.

Ибрагим, сдав дежурство, решил немного прогуляться. Для прогулки он выбрал тропу, что петляя и извиваясь, ведет вдоль ручья к водопадам, а потом резко вверх снова возносит тебя к громаде замка. Он всегда чувствовал в этом замке какую-то угрозу. О себе давно не думал, ведь с тех пор, как стал сотрудником этой секретной службы, понимал, что когда-то настанет и его черед… Он думал о недавно родившейся дочурке. Жена сказала, что нарекла её Мириам. Какая она, эта звезда, что все-таки взошла на его небосклоне?
Спустившись с горы, Ибрагим немного притормозил… Как же красивы эти места. Воздух и горы, море и жаркое, ослепительное солнце. Недавно в приморских усадьбах зацвела мимоза, и сейчас её терпкий аромат немного напоминал о запахах Родины. Где она, Родина? Ибрагим не помнил, сколько месяцев прошло с момента, когда он видел жену. В последний раз она сказала ему, что у них будет ещё один ребенок. Как давно он хотел девочку. Даже имя ей придумал волшебное – Мириам.
В ущелье, где горная река уже много сотен лет пробивает себе дорогу к морю, подполковник НКВД решил наконец присесть. Давно были заготовлены чернила и бумага, ведь стоило поведать далекой дочке так много. Он начал быстро писать, и строчки, словно четный бисер, красивой вязью стали украшать белый лист. Один лист, второй, третий… Как много надо рассказать. Первое – это о покойной девочке. Он не хотел ей зла, но она пришла в дом с нехорошей миссией. О тайных кристаллах, что могут изменить весь этот мир в их школе провели целый курс, но Ибрагим не сильно заинтересовался темой. Подумаешь, сверкающие безделушки… Да что они значат по сравнению с настоящими ценностями. Но девочка искала именно эти кристаллы в тот день, когда он только заступил на дежурство в доме на скале. Они с напарником, крадучись, проводили её до каминной комнаты с видом на море. Шум ветра в раскрытых окнах скрадывал их шаги. Девочка присела возле камина и что-то стала искать в его старинной кладке, тщательно отсчитывая кирпичи. Напарник решил, что не стоит давать ей хоть какой-то шанс и выпрыгнул из-за двери. Она была так юна. Русые волосы рассыпались на мраморном полу, а руки были так сильно сжаты, как будто в них находились все ценности этого мира.
Ибрагим не сразу понял, что же произошло. Как же страшны такие моменты и как к ним сложно привыкнуть… Вот жила девочка, искала что-то в старом доме и вдруг все оборвалось. Он не помнил, как писал отчет о происшедшем, да и саму суть этого дела не сильно уяснил. В памяти осталась лишь хрупкая фигура на мраморном полу, длинные волосы и очень сильно сжатые руки.
Немного позже, когда его все-таки допустили к расследованию произошедшего, Ибрагим получил хоть какие-то сведения о их необыкновенном доме и кратко о том, что же искала в нем девочка. Именно это он и изложил в записке для своей дочери. Скорее в ней было больше вопросов, чем ответов, но приписка, которую Ибрагим решил оставить на итальянском, которому его учили в школе НКВД, гласила:
«Su questo camino verrà mostrata la luce alla luna piena, e troverai la pietra necessaria alla luce del sole» (о камине узнаешь в полнолуние, а на нужный камень в нем укажет луч солнца).

Я ввела отца Мириам, НКВД-шника и девочку, что искала голубые кристаллы в камине. Надо бы продолжить эту тему. Может что-то уточнить о самом преступлении?

Галина Солоденкова комментирует...

Кстати, комментариев в блоге к роману у меня совсем нет, хотя каждый день пост читают. Вывод - не хочет народ творить (или просто не имеет на это времени).

Dodo комментирует...

Галина Солоденкова, да, каждый день около 2 тыс посещений. Роман читают. Видимо, комментарии писать это напрягаться, потом люди боятся показаться смешными, нелепыми. И вообще, что тут скажешь! Часто совсем неожиданно подключается самый застенчивый молчун со здоровскими идеями.
Мы тут придуряемся, а все думат, что мы умные. Моя тётя так мне и говорит.

Dodo комментирует...

Галина Солоденкова, Галя, кстати, насчёт исправлений... Ты меня тоже ведь можешь исправлять. Я же пишу залпом и не перечитываю.

Галина Солоденкова комментирует...

Как это верно, Холмс:)) (это по поводу мнения тёти)
Подпись - Ватсон.

Dodo комментирует...

Галина Солоденкова, Галя, великолепно!!! Здорово!!! Конечно же пиши так, как на душу ложится. Значит, так надо.

Dodo комментирует...

Галина Солоденкова, Ватсон, хорошо, что ты не принимаешь себя всерьёз.