пятница, 21 февраля 2014 г.

К ВАШИМ КОММЕНТАРИЯМ К МУЗЫКАЛЬНОМУ ПОСТУ

Как часто бывает после ваших вопросов и комментариев, воспоминания атаковали меня. 
В Москве у нас был магнитофон с двумя громадными кассетами. Папа работал на радиоперехвате. У него был доступ к зарубежной музыке. Азнавур пел об Изабель и плакал. Я, трёхлетняя, тоже плакала с ним. Помню странный голос Адамо "Падает снег." По утрам по радио передавали гимнастку под этюды Листа и Шопена - "ведущий Гаврилов, пианист Родионов".
У бабушки в гостиной телевизор стоял на канале, на котором передавали бесконечные концерты узбекской музыки. Я не давала бабушке и прабабушке смотреть телевизор, танцуя перед ним. Мне казалось, что я танцевала просто божественно. А в комнате у тётушек - им было по двадцать - было старинное трофейное пианино с подсвечниками и гербом принцев Хохензолернов. Оно было высокое, с резьбой в виде фантастических цветов и деревьев. Звук у него был звонкий, почти клавесинный. Где-то на крышке я нацарапала "Старая пианина". Потом на ней появился круг от мокрого горшка, который тётя поставила на него однажды. На пианино стояла голубая фарфоровая массивная, изгибистая ваза. По вечерам тётя играла на пианино и пела Шуберта. Её голос словно бы изливался сам, свободным и мощным потоком. Мне казалось, что он всегда есть, а тётя только его выпускает, материализует. Иногда бабушка заходила в комнату и шипела на тётю, чтобы она пела тише. Тётя сердилась. Она была студенткой консерватории. У тёти редкое по красоте, природное, сильное сопрано. Она считала, что благодаря своему скверному характеру, что правда, то правда, не дала испортить свой голос советской вокальной школой.
Дед настраивал пианино примерно раз в год. Это был целый ритуал. Он занимался этим весь день. Потом неделю нельзя было походить к инструменту. Дед владел многими музыкальными инструментами европейскими и восточными. 
Дядя в детстве учился играть на скрипке. Когда он ходил в муз школу, уличные мальчишки не давали ему пройти, если он не играл для них. Тогда он раскладывал футляр в пыли на земле, вынимал скрипку и пиликал. В то время в доме был большой белый рояль, который позже дед обменял на пианино.
Как я уже писала в ответе на комментарий Нилы, до сих пор я явно помню тот день, когда я занималась музкой, учила этюд. (Один из редких дней, когда я работала. Поэтому он так запомнился) Техника мне не давалась. Дед умирал от рака в соседней комнате. Тогда он меня позвал слабым голосом. Я подошла к нему с нотами. Он стал стучать по ним худыми пальцами и говорить: "Акцент на первой ноте. Раз, два, три, четыре, акцент..." У него были очень худые, нечеловеческие руки с синяками от уколов. Через пару недель он уже не выносил ни света, ни шума. Я боялась проходить мимо его комнаты и смотреть на него. Там пахло лекарствами и смертью. В те дни вся семья сплотилась. Тёти и дяди, бабушка ухаживали за ним по очереди.
В Москве соседи были бывшие ссыльные из Сибири. Лидия Георгиевна была прекрасным пианистом. Она протирала клавиши одеколоном. Многие соседские дети приходили к ней на занятия. Она работала и со мной. Меня удивляло то, что несмотря на то, что её руки с подагрическими суставами тряслись, это не мешало ей извлекать чудные звуки.
В Дамаске моя учительница - Светлана Эдгардовна, молодая очень интеллигентная дама с хорошими манерами. Муж её был военный советник. Он был очень высокий. Помню его громадные ботинки, которые меня тогда поразили. Мне казалось, что я могла в них сесть и поплыть по морю. Однажды Светлана Эдгардовна мне поставила первую двойку. Как же мне было стыдно. Я шла по улице и как будто все прохожие и даже животные и растения смотрели на меня с укоризной и качали головами, нахмурив брови и сжав губы.

И конечно же выпускной открытый экзамен в муз школе. Я неловко поднялась на сцену, вытерла ледяные от стресса и потные руки о колени, собралась и заиграла. Мокрые, неловкие, одеревенелые пальцы соскальзывали с клавиш. Я сразу взяла слишком быстрый темп, но благополучно доиграла на автопилоте. Остальное для меня было в густом тумане. Пальцы, руки делали всё сами, почти без моего участия. И какое же облегчение и гордость я почувствовала, когда прозвучала моя последняя нота. 



22 commentaires:

Tatiana Alsace комментирует...

Додошечка,


А продолжение будет ?
Спасибо :)

Dodo комментирует...

Таня, дорогая, большое тебе спасибо.

ЧУМработница комментирует...

Не было у меня возможности ходить в музыкальную школу,потому что в нашем посёлке её просто не было. В мечтах видела себя пианисткой.
Это здОрово - уметь играть на каком-либо музыкальном инструменте. Волшебство своими руками)

Dodo комментирует...

Ира, как видишь, никогда не поздно.

river_pebble комментирует...

Прекрасные воспоминания, и замечательное детство такое, расти в музыкальной семье!

Dodo комментирует...

Ира, теперь, когда я сама преподаю музыку, я ценю ещё больше то, что получила в детстве.

Светлана Бохонько комментирует...

Dodo, давно читаю Ваш блог, но вот только сейчас пишу комментарий)
Тема музыкального образования так неспокойно сопровождает меня уже давно,что читать Ваши воспоминания было оочень интересно!)

Ирина Болдырева комментирует...

Лола, как же душевно и трогательно! Спасибо, что делишься своими воспоминаниями.
_________________
Какая-то ностальгия по ушедшим годам...

Dodo комментирует...

Спасмбо, Светлана. Только сейчас, занимаясь с учениками, я понимаю, что занятия музыкой открываюи доступ в другой мир, меняют восприятие. Взрослые ученики ставяи порой меня в тупик вопросами о ритме, о такте. Думаю, что особенно трудно эти понятия даются европейцам. У арабов м африканцев чувство ритма в крови.

Dodo комментирует...

Спасибо, Ирина. Ностальгия на нас всех периодически находит. Мы щастреваем в прошлом. Не хотим мириться с быстротечностью бытия.

verbochka комментирует...

Лола, ты такая милая. Я так живо вижу тебя танцующей перед телевизором. Ты очень талантливая.

Dodo комментирует...

Галенька, спасибо. Знала бы ты, какая я была неуклюжая.

Maria (Blue Tiger) комментирует...

Лола, как хорошо вы написали! Такое волшебное детство, и вы в нем! Как в книжке...:)

Elena Rubric комментирует...

Но память у тебя хорошая, столько всего помнишь! Имена, пароли, явки!

Dodo комментирует...

Мария, спасибо. У всех детство волшебное. Надо только вспомнить. У Вас это здОрово выйдет.

Dodo комментирует...

Елена, это удивляет всех сейчас. Я очень плохо запоминаю, но потом долго удерживаю.

Pelageya, русская американка комментирует...

Из какой талантливой семьи ты вышла, Лола! (Какое дурацкое выражение - выйти из семьи...)
И какой удивительный компьютер человеческая память! Столько в ней всего! И слова - как удивительно они передают не только образы и действия, но и атмосферу, чувства.

Dodo комментирует...

Пелагеюшка, спасибо. Не моя заслуга.
Как бы ни сравнивали компьютер, но с человеческой памятью не сравнить. Эмоции окрашивают всё.

Sergio комментирует...


Талант он приходит в детстве и на некоторое время остается с нами.....
но если мы медлим и не хотим трудиться он может в нас разочароваться и уйти.
Нам продолжает казаться что мы можем, вернее могли, но нам что-то помешало.
На самом деле мы могли , но не смогли себя заставить захотеть.....
..................и он нас покинул.

Ко мне он в комнату вошел,
И сел к роялю.
И вальс с пальцев, словно шелк,
Роняет.
Материя течет как дым
И улетает.
Заря туманом от воды
Течет и тает.
Вот на басах зеленый тон
Проснулся в роще,
И стал пейзаж со всех сторон
Ясней и проще.
Кузнечиками быстрых нот
Под солнце прыгнул,
Арпеджио водоворот
Пространство выгнул.
И вот на княжеских балах
Летит под крышу,
И в золотых колоколах
Я песню слышу.
Ее как яблоню трясут
С веселым свистом,
Осенний сад шумит как суд
Над пианистом.

Dodo комментирует...

Спасибо, Сергей. Великолепные стихи

Leg Ko epohi tak комментирует...

Хорошо-то как!!!

Dodo комментирует...

Елена, спасибо.