пятница, 17 мая 2019 г.

ПОЗДНЯЯ САКУРА. ПРОДОЛЖЕНИЕ "ПРАВДИВЫХ ИСТОРИЙ"

Продолжение "Правдивых историй". Предыдущая часть здесь, а там - все, что уже написано с самого начала.






Тем, кто не читал с самого начала и не хочет этого делать, расскажу вкратце о том, что я нашла, по всей видимости, оборванный и явно побывавший в пожаре дневник, содержание которого вам и передаю по мере расшифровки.
В первой части Мадам Х рассказывает фантастическую историю о спасении мира благодаря сверхъестественным  кулинарным и другим способностям Николетты и Рашида.
Далее речь идёт о детективе Ксавье, он же Мосьё Игрек, который блестяще раскрывает причину серии странных смертей в своём городке.
В предыдущей части Мадам Зед перемещается в прошлое, поев касуле (от этого блюда с вами может приключиться и не такое) и присутствует при рождении страшного заговора, исполнение которого развязало первую мировую войну.

Что ж, я продолжаю свой кропотливый труд, с результатами которого спешу поделиться с вами.
"...В этот вечер мы, как всегда, собрались в салоне. За окнами разыгралась настоящая буря. С самого утра шёл сильный снег, а к вечеру поднялся ветер. Помимо центрального отопления мы разожгли огонь в камине. Было особенно уютно при разбушевавшейся стихии за окнами.
Заговорил Мосьё Жюльен.
"Я психиатр. Работал в психбольнице имени Девы Марии. Да, той, которая сгорела. Вы помните? Главврач - Иммануил Микрон проворовался и поджёг её, чтобы замести следы, само собой. 
Мне пришлось открыть свой кабинет и заняться частной практикой. 
Вот как-то ко мне на приём пришёл кто бы вы думали? Ха! Мосьё Дюпон - психоаналитик! Видимо, его здорово припекло, раз он пришёл за помощью к своему злейшему идейному врагу, которого они, психологи, попрекают электрошоком да лоботомией.
Мосье Дюпон имел очень плачевный вид. Лицо его было не просто бледным, а ещё и с зеленоватым оттенком. Под бегающими, красными глазами темнели круги. Я понял, что дело было очень серьёзно. Объявив другим пациентам, что переношу приём на завтра, я отпустил секретаршу и медсестру и пригласил Мосьё Дюпон в мою гостиную. Я налил обоим виски и предложил теперь уже гостю, а не пациенту, сигару, которую тот охотно взял дрожащей рукамой. Вскоре виски и сигара произвели расслабляющий эффект, и Мосьё Дюпон приступил к рассказу.
"Всё началось с того, что ко мне на приём пришла дама. Была она довольно интересная, лет сорока. Выглядела она то ли испуганной, то ли озабоченной. Да, скорее озабоченной. Она представилась как Мадам Хун, что на первый взгляд могло показаться странным, так как дама была явно европейского происхождения. А скорее всего француженкой. Судя по певучему говору и довольно смуглому оттенку кожи - провансалкой. (Вообще-то звали её не совсем Хун, но я для цензуры слегка переделала её фамилию. Как говорится:"Что для русского мат, то для китайца имя." прим. автора)
Мадам Хун - в девичестве Мадемуазель Мартан вышла замуж довольно поздно. Как-то не складывалась у неё личная жизнь. Хотя, вроде бы всё было при ней. И лицо, и характер, и фигура. После пары неудачных романов она завела себе кошку и даже перестала мечтать о принце. Родня её жила на другом конце страны. Она виделась с ними по праздникам. С годами всё реже и реже. Были какие-то подруги. Но Сильви, так её звали, предпочитала проводить время в одиночестве за книжкой, компьютером или вязанием, с кошкой на коленях.
Иногда после работы она заходила в китайский ресторанчик  недалеко от дома. У неё там даже был любимый столик в углу. Подавал сам хозяин ресторана. Симпатичный китаец, а может вьетнамец, а может узбек. Кто их, азиатов,  разберёт? Все на одно лицо. 
Он был такой деликатный, чтобы не сказать, тактичный. Французским он, как и все азиаты, не владел. То есть, он думал, что свободно говорил по-французски. Правда, с небольшим акцентом. Но французы его мнения не разделяли. Когда заказывали блюда, обычно все просто тыкали пальцем в свой выбор. Столик в углу всё чаще был свободен. Сильви с благодарностью поняла, что Сун (да, как-то он представился:"Сун Хун") оставил его за ней. Кроме того на столике всегда была свежая роза, которую Сун перед уходом вынимал из вазочки и давал Сильви.
Сильви нравилось, что он был так вежлив. По особому блеску его глаз она понимала, что нравится ему. Он был очень корректен, оказывая ей особые знаки внимания. Она не заметила, как он стал помогать ей надевать пальто и провожал её до двери, чего он не делал с другими клиентами. И он ей предлагал не только саке как "угощение от ресторана", но всё чаще и какие-то блюда.
Однажды ей совсем не хотелось идти домой. Она заслушалась этой мяукающей азиатской музыки, загипнотизорованная рыбками в аквариуме, и не заметила, что все клиенты уже ушли. В какой-то момент она спохватилась и суетливо засобиралась. Сун Хун предложил проводить её до дома. Сильви с благодарностью приняла его приглашение. Он внушал ей доверие. Они молча дошли до дома Сильви, Сун подождал, пока она открыла дверь, поцеловал ей руку и растворился в ночи.





Продолжение следует....








8 commentaires:

Khadija Michel комментирует...

Лола, читаю как песню, да и перед глазами картина как живая, спасибо тебе, респект за творчество.

Dodo комментирует...

Khadija Michel, Хадижа, моя Муза, спасибо. Мне так дорога твоя поддержка.

Галина Солоденкова комментирует...

Лола, читаю, как роман. Даже руки чешутся снова взяться за творчество (кто-бы подстегнул к этому).
Побольше бы такого чтения вечернего.

river_pebble комментирует...

Ах, как романтично!..

Dodo комментирует...

Галина Солоденкова, давай, приступай. О женской интуиции.

Dodo комментирует...

river_pebble, ах!!!

Семён комментирует...

В сакуру я влюблен на всю оставшуюся жизнь. Как и в Японию.

Dodo комментирует...

Семён, очень бы хотела съездить в Японию.