суббота, 7 мая 2011 г.

ЛОРИНА МЫШКА



Лоре было пять лет. Она должна была играть на своём первом концерте. В честь этого события она была вся чистенькая, в новом платье и новом светло-бежевом пальто. Когда мы вышли из машины, она подозрительно замешкалась. Внимание её привлекла дохлая мышка на тротуаре. Мы опаздывали. Лору взяли за руку и потащили почти бегом в здание, где проходил этот концерт. Всё прошло замечательно. Лора уверенно взбежала на сцену, вскарабкалась на стул, отдала конфету своему учителю и бойко оттарабанила программу крепкими пальчиками. До того, как слезть со стула и поклониться, она потребовала недососанную конфету, которую тут же сунула в рот. По дороге к машине она забежала вперёд, пользуясь тем, что мы выбирали курицу-гриль к обеду. Когда я её догнала, она держала в одной руке эту дохлую мышку (в другой у неё было печенье). Увидев меня, она переложила мышку в руку, где до этого было печенье, потому, что карман, уготовленный для сокровища, находился с той стороны. Бедную мышку она сжала ещё сильнее, отказываясь выкинуть. Одновременно, она пыталась сунуть в рот печенье, которое держала мышиной рукой. Единственно, что я смогла сделать, это удержать её руки как можно дальше от её рта и потащить к маркизу, папаше. Закончилось всё хорошо, благодаря громкому, срывающемуся в визг Луёвому голосу (с аристократическими нотками), выпученным, налитым кровью глазам и встопорщенным грозно усам, который он завивает и фиксирует гелем каждое утро. Очередного распространения чумы по Европе в этот раз не произошло.