вторник, 10 мая 2011 г.

ДАРВИН, ИНТЕРПРЕТАЦИЯ ТЕХ ЖЕ


Мой сын в школе проходит сейчас как раз Дарвина. Чтобы ему помочь и прояснить мои смутные ассоциации, связанные с этой неординарной личностью и её открытиями, я заглянула в «Википедию». Благодаря этой простой манипуляции картина не прояснилась, а стала очень яркой и красочной, а также сопровождаемой приступами  тошноты. «...В результате у Дарвина просыпается страсть к коллекционированию жуков. Сам же Дарвин в подтверждение своего увлечения приводит следующую историю: «Однажды, сдирая с дерева кусок старой коры, я увидел двух редких жуков и схватил каждой рукой по одному из них, но тут я увидел третьего, какого-то нового рода, которого я никак не в состоянии был упустить, и я сунул того жука, которого держал в правой руке, в рот. Увы! Он выпустил какую-то чрезвычайно едкую жидкость, которая так обожгла мне язык, что я вынужден был выплюнуть жука, и я потерял его, так же как и третьего»...» Сыну моему, заботясь о здоровье его пищеварительной системы, отрывок этот я показывать не стала.
Помните ли Вы историю знаменитого людоеда (вернее женоведа и женоеда) Джумагалиева. Мне посчастливилось беседовать с одной дамой, психиатром, которая была суд. экспертом  процесса над ним. Джумагалиев исследовал женщин, применяя дарвиновский метод. Сначала он их заманивал, ловил, изучал зрительно и тактильно. Не останавливаясь на этом и, применяя дарвиновский научный подход, он поедал объект.
Вернёмся к Дарвину. Не наевшись (а может и наоборот, вполне наевшись, «Википедия» об этом умалчивает) и достигши взрослого возраста (исследовательское любопытство и аппетит с годами в нём растут в геометрической прогресии), он отправляется на Огненную землю в Южной Америке с неким Джимми Буттоном и прочими, имена которых не приводятся. «Джимми Буттон (англ. Jemmy Button) стал жить так же, как и другие аборигены: у него была жена (в Англии должно быть, постная такая с лошадиным лицом) и не было никакого желания возвращаться в Англию.» Да, чуть не забыла, Чичина учительница почему-то подробно остановилась на описании гигантских черепах вроде мавританских, на которых господин Монте-Кристо предложил возить боевых танкистов (см. «Воинственные мавры», а также комментарии к этой познавательной и поучительной истории)
Поскольку у Дарвина не было жены, он вернулся в Англию. По дороге туда и обратно, заехав ещё в кучу других мест, он всё собирал всякую гадость, попадавшуюся на его пути, которую он клал в рот, в карманы, в ящички, коробочки и мешочки как попало. На своей исторической родине он вывалил всё собранное в своём кабинете прямо на пол, посмотрел на это и решил поехать подальше в прямопротивоположном направлении, в Австралию. Там он встретил «арборигенов» («arborigenes » - должно быть от французского « arbre »-"дерево"), как выразилась смачно учительница.
«...Он нашёл, что аборигены Австралии «обходительные и славные», и заметил быстрое сокращение их численности под натиском европейской колонизации» («Википедия»). Не удивительно, что численность бедных аборигенов сокращалась, если Дарвин подошёл к их изучению с тем же исследовательским рвением, что проявил по отношению к несчастным жукам (см. выше). Аборигены оказались похожими на обезьян (по свидетельству той же учительницы, которая не поленилась, повторила поход Дарвина).
Когда Дарвин уже окончательно вернулся в Англию, несмотря на постоянное присутствие там его жены, которой он чудом успел обзавестись и даже сохранить довольно долгое время (как объект изучения она его не интересовала, а так как он больше ничем другим и не занимался, не интересовала она его вообще, благодаря чему отношения у них были идиллические), он заперся от её домогательств и соблазна познать её как всякий съедобный и несъедобный объект в своём кабинете. Делать было ему нечего. В плавание и путешествие с ним никто отправляться больше не хотел (см. «Дарвин и Фицрой» в «Википедии» «Перед тем, как отправиться в путешествие, Дарвин встречался с Фицроем. Впоследствии капитан вспоминал эту встречу и говорил, что Дарвин очень серьёзно рисковал быть отвергнутым из-за формы его носа. Будучи приверженцем учения Лафатера, он полагал, что существует связь между характером человека и чертами его внешности, и поэтому он сомневался, что человек с таким носом, как у Дарвина, мог обладать энергией и решимостью, достаточными для того, чтобы совершить путешествие.»). Пришлось ему разобрать свою коллекцию. Он раскладывал объекты и так и этак: то от маленьких к большим, то наоборот, то от позвоночных к беспозвоночным, то от простейших к сложнейшим... развлекался, в общем, как мог – телевизора и компьютера у него не было. Отчаялся совсем, устал, да и жена всё за дверью канючит. Уснул он. Приснилась ему его замечательная теория, в которой всё выстроилось в стройную систему (с дырками правда, да это детали) как раз по ходу его путешествий. Поскольку последний пункт до возвращения в Англию была Австралия, с обитателями «похожими на обезьян», так и вышло, что люди произошли от обезьян.
Когда мы дома обсуждали пройденное в школе, сын мой заметил, что, если бы Дарвин отправился вместо Австралии в Грецию, где обитали предки его учительницы, которая удивительно похожа на зайца, то вывел бы, что мы происходим от зайцев. А если бы отправился в Шато-Гомбер (это в Марселе), где жили Лорины предки, он бы вывел, что произошли они от свиней.
Сама же учительница считает, что без вмешательства инопланетян тут не обошлось.