понедельник, 11 июня 2018 г.

КЛЮЧИ ОТ РАЯ. ПРОДОЛЖЕНИЕ РОМАНА.

Продолжение. Начало в предыдущих постах или здесь.

КЛЮЧИ ОТ РАЯ


Их приняли в уютном дворике папского музея, окруженного великолепными мраморными статуями. Кардинал Николо, высокий статный мужчина, с интересом разглядывал Ибрагима. Ибрагиму же хватило беглого взгляда, чтобы составить мнение об этом человеке: цепок, изворотлив, чрезвычайно умен и явно имеет большую власть в Ватикане.
- Давайте начнем сразу с дела. Мне хотелось бы увидеть статую.
- Ибрагим, вы понимаете, что все, что вы здесь увидите и узнаете, должно остаться в этих стенах. Берясь за это дело, вы подписываетесь в том, что никому и никогда ничего не сообщите о том, что возможно узнаете в ходе вашего расследования.
- Отец Николо, мне кажется, что это я вам нужен в данной ситуации. Потому давайте не будем тянуть время, и так уже неделя прошла с момента похищения.
Николо Канали не ожидал такого отпора и с удивлением посмотрел на Марио. Тот шепнул Ибрагиму, что согласие на неразглашение тайны надо все-таки дать.
- Ну хорошо, все, что я узнаю, я расскажу только вам, монсеньор и никому больше.
- Я вас услышал, Ибрагим. А теперь идемте.
Через длинные анфилады музеев, они отправились прямиком в собор Святого Петра. Кто-то невидимый распахнул перед ними тяжелые двери и вот уже Ибрагим стоит в самом огромном соборе, который ему когда-либо приходилось видеть. Кардинал не стал задерживаться и уверенно прошел мимо капелл к центральному алтарю. Ибрагим шел неспешно, а у величественного бронзового балдахина даже решил задержаться.
- Это работа скульптора Бернини, - шепнул ему Марио, - балдахин находится как раз над могилой Святого Петра. Но нам надо идти дальше.
За балдахином Ибрагим мельком взглянул на несколько статуй в нишах, одна из которых была укрыта серым полотном. Он быстро нырнул в это пространство, отделявшее пострадавшую статую от остального собора. Огромный исполин высился над ним. Чтобы добраться к торчащему из остатков руки штырю явно была нужна лестница.
- Монсеньор, скажите, ведутся ли какие-то реставрационные работы в соборе или ближайших музеях.
- Ибрагим, то, что я вам сейчас скажу – большая тайна. Ещё до войны в подземельях собора Святого Петра начались работы по расчистке папской усыпальницы. Мы не собирались её исследовать, однако, после некоторых находок, весьма неожиданных, решено было провести более серьезные изыскания. Мы привлекли ученых, но все работы пришлось остановить из-за войны. Недавно работы возобновились. Сейчас в подземельях трудится несколько рабочих и трое ученых. Последней их находкой было обнаружение языческого алтаря. Мы не готовы пока с миром делиться такими секретами.
- Я должен увидеть этих людей. А пока найдите мне обычную лестницу, чтобы добраться воон туда, - и он ткнул пальцем в высившийся обрубок.
Ждать пришлось долго. За время ожидания, Ибрагим обошел собор, подивился некоторым папским захоронениям, особенно тем, где в стеклянных капсулах лежали те, что когда-то были на верней ступени католической иерархии, остановился у мраморной фигуры скорбной женщины с миловидным лицом, держащей на коленях мертвого человека.
- Это Пьета, творение великого Микеланджело, - прокомментировал Марио, следовавший за Ибрагимом по пятам.
- Я знаю, как и то, что этот мастер из Флоренции.
- Откуда, вам об этой работе говорила ваша матушка, Зухра-ханум?
- Нет, зачем, просто вон на том пояске, который на даме, ваш мастер высек свой автограф: Микеланджело Буонаротти, флорентиец.
Марио пригляделся и действительно увидел довольно четкую надпись…
- Ибрагим, я должен уже перестать удивляться твоей внимательности к деталям, но ты меня в очередной раз удивил. Я ничего не знал об этом автографе, а он на самом видном месте.
Они бы ещё долго стояли у этой статуи, если бы не рабочий, семенящей походкой подскочивший к ним и сказавший с заметным восточным акцентом: «Твоя просила лестница, моя её приносиль. Там стоит, ходи - работай».
- Скажи, тебя как зовут, - спросил Ибрагим, подталкиваемый какой-то внутренней интуицией.
- Моя звать Вужоу. Твоя есть ещё вопрос?
- Нет, спасибо за лестницу.
Когда он забрался к самому лицу каменного исполина, он лишний раз задумался о том, каково же это – работать скульптору с такими внушительными конструкциями. Поднимаясь со ступени на ступень, Ибрагим все больше проникался величием самой работы и той сложности, которая ему теперь предстоит. Он понимал, что ключи явно где-то здесь, в недрах этого огромного собора. Но достать их сможет не каждый. Да, Ибрагим, вляпался же ты в эту Италию с её семейственностью и тайнами…





Продолжение следует....




4 commentaires:

Khadija Michel комментирует...

Галя, бравО, не терпится продолжение прочесть.

Dodo комментирует...

Khadija Michel, будет завтра, иншалла.

Галина Солоденкова комментирует...

Все-всё! Осталось одно дело Ибрагима. И то, если Лола одобрит. И его линия будет почти закончена. Но кульминация для всех героев будет неожиданной!

Dodo комментирует...

Галина Солоденкова, Галя, Лола визжит от восторга от каждой вашей гениальности. Это настоящие шедевры - живые, неприлизанные, от души, от сердца.