суббота, 5 мая 2018 г.

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ИТАЛИИ: БАРИ. ПРОДОЛЖЕНИЕ.

Продолжение. Начало в предыдущих постах или здесь.




ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ИТАЛИИ: БАРИ.


Усевшись в повозку, Ибрагим решил узнать у Марио о предстоящем маршруте. Тот упорно молчал, направляя ишака в неведомом направлении. Интрига начинала действовать беглому офицеру НКВД на нервы: мало того, что оказался в незнакомой стране, да ещё попутчик попался довольно странный. Но стоило им выехать из города, как Марио сам начал разговор.

- Ибрагимо, мы сейчас едем в Бари. Это отклонение от маршрута, я знаю, но там живет мама. Я давно её не видел и пользуюсь этой неожиданной возможностью для долгожданной встречи.

То, что у католического священника есть мама, Ибрагим в принципе понимал. Но то, что ради этой неведомой ему дамы он едет не в Милан, а к побережью Адриатики, уложилось в голове не сразу.

- Марио, ты же сказал, что русский. Какая мама в Бари?

- Самая лучшая мама на свете. Если ты попробуешь её равиоли, то…

- Да какие равиоли, мне в Милан надо.

- Ты недослушал, это невежливо…

- Ладно, извини, продолжай.

Марио немного помолчал, но все же продолжил.

- Русским был мой отец, я не знаю где он сейчас. Мама работала прачкой, когда на рейд встала русская шхуна.  Они встретились и полюбили друг друга. Так получилось, что отец ещё несколько лет плавал по Адриатическому морю, и я рад был каждому его возвращению и такому непонятному языку. Вскоре он ушел в дальний рейс и уже не вернулся. Мне было тогда лет пять… Мама отвела меня в школу братьев иезуитов, где отец Тонино стал учить меня итальянской грамоте и математике. То, что я наполовину русский его заинтересовало, и мы стали вместе познавать основы языка по книгам, что имелись в монастырской библиотеке. Чуть позже от моего отца пришла весть, что его больше не допускают в рейсы по состоянию здоровья. Но он очень просит оказать содействие некому господину X. Потом был ещё кто-то, всех людей уже и не упомнишь. К тому моменту я решил стать на тот же путь, что и отец Тонино. Но забыть родного отца так и не смог, а потому всегда откликался на его послания о помощи соотечественникам, попавшим в беду. Вот и ты приехал и тоже надо тебе помочь, я рад этому, потому прими как должное, что мы все-таки вначале едем в Бари.

- Хорошо, едем, только ты уж расскажи об этих местах и хоть как-то скрась моё вынужденное путешествие…

Всю дорогу Марио рассказывал о своей стране, её обычаях и особенностях. Перед въездом в Бари Ибрагим уже почти чувствовал себя частью этой волшебной страны, ведь по рассказам Марио её никак не возможно было воспринимать иначе, как волшебной. Когда их повозка стала петлять по узким улочкам приморского городка, он невольно вспомнил Нюшу, её мазанку у моря и их прогулки по тайным прибрежным бухточкам. Как же это было давно…

Марио остановил ишака у двухэтажного домика с зелеными ставнями  и рядом веревок, на которых сушилось бельё. Из домика выскочила приземистая дама в папильотках и белом фартуке.

- О, Санта Мария, Марио, ты приехал!!! Как же вовремя, у синьоры Розалии такое горе.

- Мама, я не один. Со мной синьор Ибрагимо.

- Да пусть его на кухню отведут и накормят, а мы с тобой сходим и утешим дорогую Розалию.

- А что у неё случилось?

- Ой, мамма мия, украдено любимое жемчужное ожерелье. И это из закрытого на ночь дома…

- Мама, давай Ибрагимо пойдет с нами. Он сыщик и может найти след этого вора.

- Вот этот худосочный – сыщик? Марио, да чтобы его мозг начал хоть немного  думать, его надо ежедневно подпитывать моими равиоли. Чувствуется, что в последний раз этот человек ел лишь подножный корм.

Ибрагим, с легкостью переведя выкрикивания пожилой синьоры, вспомнил, что и правда в последний месяц питался исключительно подножной черемшой и хлебом, который приносил Пашка. О равиоли, которыми Марио его «потчевал» все время путешествия, он никогда не слышал. Его первые слова на итальянском звучали так:

- Синьора Филумена, я буду рад помочь вашей соседке Розалии, если вы только посчитаете нужным меня к ней привести.

Далее все произошло столь быстро, что долго в Бари ещё вспоминали визит необычного узкоглазого заморского гостя, нашедшего пропавшее ожерелье. Дело в том, что в этом городе не так часты дожди. А в день ограбления как раз был сильный ночной ливень. Ибрагим с легкостью, пробежав по соседним домам, узнал, кому из жителей в ту ночь не спалось. Этим человеком оказался местный кузнец, сын которого уехал учиться в столицу. Чтобы помочь юнцу, Карло и решился на ограбление соседки. Впрочем, как это часто случается на юге, историю быстро замяли. Ибрагим наконец попробовал знаменитые равиоли донны Филумены и они с Марио снова сели в повозку, которая взяла долгожданный курс на Милан.


Продолжение следует....

9 commentaires:

Надежда комментирует...

Как трогательно Марио любит свою мать, молодец.

Dodo комментирует...

Надежда, да, точно.

Koshlyandia комментирует...

Лола, кааакие все благородные! Жду продолжения!

Dodo комментирует...

Koshlyandia, Людмила, я тоже жду с нетерпением!

Галина Солоденкова комментирует...

Мне хотелось хоть чуточку передать южный итальянский менталитет, с его умением вкусно покушать и трепетным отношением к делам соседей. Кажется следующее расследование (короткое, путевое) Ибрагима надо все-таки провести в Риме. Скоро сочиню...

Dodo комментирует...

Галина Солоденкова, конечно, Рим! Правильно, они такие жизнелюбы!

Koshlyandia комментирует...

Лола! Восстановление пера, лирическое отступление. Я, что-то отряхиваюсь, как кошка после драки, но пока не совсем восстановилась.
"Кот в пальто!"
КОТ величественно обходил дозором замок. Попутно взращивал в круглой голове МЫСЛЬ, что-то там поделывает этот трухлявый, недомерок Бубен. Давно он скрылся, что-то затевает или просто дрыхнет на самом мягком диване. С дивана согнать, заглянуть в волшебное зеркало вдвоём Одному смотреть не интересно, а с этой рухлядью спокойнее, вдруг придётся вмешаться. Взгляд КОТа привлёк чёрный сверкающий золотыми нитями бархат. Так, опять Маргоша собиралась пыль в глаза пускать. Ухватила любимый камзол КОТа, пошитый для парадного портрета, убедилась, что в камзол можно завернуть 100 Маргош и кинула за ненадобностью. Вот огонь -девка. Надо поработать над образом. А то скандал, шляпку из пустоты может сотворить. А вот приличное рагу по-котовьи изобразить не может!

Koshlyandia комментирует...

Продолжение.
КОТ любовно отряхнул камзол и увидел, что именно одной янтарной бусины на камзоле и не хватает. КОТ сразу понял, что пуговицу из 3-х оттенков янтаря, точно передающих отсвет в глазах КОТа, Маргоша отпорола для брошки на своём платье. Из глаз Великолопаго посыпались искры, высветившие отпоротую пуговицу в кресле. Так, и пуговица ей не пригодилась. Совсем девка с ума сошла от желания произвести первое впечатление в 100 случае встречи с этим извилистым Александером. На взгляд КОТа очередной воздыхатель был извилистым по причине наличия только одной извилины. Марго он был не достоин, но КОТ пока не вмешивался, пусть по миру потом болтается с разбитым сердцем ещё один придурок. Перед Марго ещё никто не устоял.
КОТ надел на себя камзол, не забыл и пуговицу в карман спрятать и направился к Бубну. По пути КОТ величаво вглянул в своё отражение. Хорррош, шерсть зотом блестит, кружев на камзоле переиваются. Взгляд добр, но устрашающ. Кот постучал лапой в дверь. Из-за двери раздался надтреснутый голос: Кто там. Великолапый свирепо промурчал: "КОТ в пальто!
Лола, встречу кота и бубна напишу вечеромесли интересно.

Dodo комментирует...

Koshlyandia , Люда, великолепно!!! Браво!!! Конечно хочу!!! Кто же от такого пиршества откажется.