вторник, 13 сентября 2011 г.

ДОДИНЫ ПОХОЖДЕНИЯ


Звонок сквозь сон,
берешь ты трубку,
и голос с неоткуда сообщает,
ты мертв,
тебя не существует,
ты стерт из книги жизни,
и вписан в книгу мертвых.

Бросаешь трубку,
набираешь номер,
туда, где рады,
в любое время,
твой голос слышать.
Но на другом конце,
не восклик радостный,
Привет, ты как?
Куда пропал?
Мы без тебя скучаем,
а лишь сухая брань,
Кого Вам надо?
Куда Вы звоните,
в такую рань?
Ты закричал,
да это ж Я!!!
В ответ услышал лишь гудки…

Проснись, проснись же,
что с тобой?!
Всё хорошо,
тебе приснился сон,
сон, ну, слава богу,
это был лишь сон.
Лежишь ты весь в поту,
пытаешься понять,
что означает этот сон?

Когда мы спим,
включаем подсознанье,
оно работает за нас,
осталось только разгадать,
что же хотело этим сном,
оно сказать,
и отчего предостеречь хотело.


Жил был юноша. Звали его Додя. Однажды он проснулся посреди ночи на улице, в своей кровати и весь мокрый. Он, превозмогая дрожь от страха и холода, осмотрелся по сторонам. В этом месте он никогда раньше не был. Город был старинный с мощёнными узкими кривыми улицами, с двух и трёхэтажными домами. Перед ним была резная деревянная дверь под номером 13. Пока Додя пытался прийти в себя, потирая глаза в надежде проснуться в своей комнате, дверь открылась. В ней стояла маленькая сгорбленная беззубая старушка с клюкой и бородавкой на носу. Об её ноги тёрся черный кот, а на плече сидел чёрный ворон. Вы её конечно же узнали. Она, как и полагается, сказала скрипучим голосом: «Не бойся, Додя. Заходи.» Додя помнил, как и по телевизору, и в саду, и в школе их предупреждали о том, что нельзя разговаривать с незнакомыми тётями, а тем более с дядями. Так как никаких инструкций на случай заговаривания с Вами незнакомой старушки (и даже не совсем незнакомой, так как это была Баба Яга, вы догадались) не было, и вообще никакого другого выхода Додя не видел, он зашёл. В камине горел огонь. Каминная полка была завалена пучками трав между пыльными банками с жабами, змеями сушенными и живыми, и прочими сокровищами для мальчиков и ведьм. Мирно тикали часы с кукушкой. Всё было задрапировано паутиной, которую деловито ткал огромный мохнатый паук в очках, покрикивая изредка на прыгающих на паутине многолапых паучат: «Сейчас порвёте паутину, что будем есть на обед? Любите сушённые мушиные крылышки, лучше помогите папе.»

Додя переоделся в сухую пижаму, заляпанную кашей, которую ему дала старушка. Пижамка эта осталась от Иванушки Дурачка. Баба Яга налила ему чая, положила туда малинового варенья и пододвинула стул. Сама она села в своё кресло – качалку и начала свой нудный, усыпляющий рассказ. Сперва наперво она объяснила Доде, что с ним случилось. Шли проливные дожди. Город затопило, и кроватку Доди вынесло из окна и носило по волнам пару часов, пока дождь не прекратился, и вода не спала. «Раз уж тебя принесло сюда, и ты наверняка хочешь вернуться домой, придётся тебе выполнять мои условия. Стара я стала. Аппетит у меня уже не тот, зубы вставные не люблю, да и нет никакого удовольствия жевать ими, откармливать тебя дорого, запекать тебя я не буду. Прожила я вечность, есть что вспомнить. Буду я тебе, Додя, диктовать мемуары. Ты их записывай, да без ухмылок и ехидных комментариев. Критику я не люблю! (Возбудилась вдруг старушка и стукнула об пол клюкой. Додя аж вздрогнул.) А восхищение, аплодисменты, это я люблю. Глядишь, и срок тебе скошу. Вот тебе волшебная клавиатура-самописка-самоправка. Вообще-то я с моим волшебством и без тебя могу обойтись. Да вот всё с доброжелательным (с угрозой в голосе и выражении лица сказала она) слушателем как-то веселее. Помню дядя мой – Соловей Разбойник, когда свистел, любил он, чтобы мы, его любимые родственнички сидели в первых рядях и испускали положительные флюиды. Вот для чего ты мне, Додя, и нужен. Больше испустишь этих флюидов (не вздумай спрашивать меня, что это такое. Пока никто вразумительного этому объяснения дать не смог. Мне во всяком случае.), скорее будешь на свободе. То есть - дома, если для тебя это одно и тоже. Но это уж твои проблемы. Да, о чём это я... С мысли сбил своими расспросами, Подозрительный Ты Наш (хотя Додя за это время не мог вставить ни слова). Ладно. «Начнём сначала» - так говорило одно сказочное существо. Да нет, не Заратуштра у Ницше.» (Friedrich Nietzsche "Also Sprach Zarathustra") Додя подумал, что старуха совсем того..., что помешало ему испустить очередной положительный флюид. «Да – продолжила старуха – отвлекусь я, расскажу об этом существе. Больно живописно оно. Хоть сейчас в кунсткамеру. .....




Продолжение следует.

2 commentaires:

ЖАН комментирует...

Звонок сквозь сон,
берешь ты трубку,
и голос с неоткуда сообщает,
ты мертв,
тебя не существует,
ты стерт из книги жизни,
и вписан в книгу мертвых.

Бросаешь трубку,
набираешь номер,
туда, где рады,
в любое время,
твой голос слышать.
Но на другом конце,
не восклик радостный,
Привет, ты как?
Куда пропал?
Мы без тебя скучаем,
а лишь сухая брань,
Кого Вам надо?
Куда Вы звоните,
в такую рань?
Ты закричал,
да это ж Я!!!
В ответ услышал лишь гудки…

Проснись, проснись же,
что с тобой?!
Всё хорошо,
тебе приснился сон,
сон, ну, слава богу,
это был лишь сон.
Лежишь ты весь в поту,
пытаешься понять,
что означает этот сон?

Когда мы спим,
включаем подсознанье,
оно работает за нас,
осталось только разгадать,
что же хотело этим сном,
оно сказать,
и отчего предостеречь хотело.

Dodo комментирует...

И это тоже, туде же, в начало можно. Спасибо, Жан. Я обрыдалась. Ты всегда попадаешь в самую точку.