воскресенье, 6 ноября 2011 г.

О БАРОНАХ И ПРОЧИХ


Опять мы были на море с бароном. Люди уже кутались в куртки и смотрели не только на нас, а ещё на трёх купальщиков - рыболовов, в этот раз настоящих русских. Узнать их можно было за версту по опухшим будкам со свинячими глазками, носами картофельной формы, щетиной коротко остриженных волос на складчатых затылках, громадными животами над белыми трусами вместо плавок, по ящикам банок с пивом и бутылками водки, по горам уже пустых банок и бутылок вокруг. 
Почему я была в такой холодной воде, понятно, «русская». А вот почему барон туда полез, это отдельная история. Родом он из Эльзаса. Это на границе с Германией.  Население там немецко-французское, переходной национальности. То есть и язык, и обычаи, и кухня, и внешность обитателей  имеют сильный немецкий акцент. Я это утверждаю из Франции. Если бы я находилась в Германии, я бы написала, что немцы  там под французским влиянием. Ещё их называют « malgré nous » - «против нашей воли» потому, что во время второй мировой войны они считались немцами и отказ их воевать на стороне немцев рассматривался как дезертирство, наказуемое расстрелом. Тогда бедные эльзасцы, когда их свои же французы брали в плен, бормотали, что «вопреки нашей воле». Только сейчас официально в прессе и школах начали говорить о том, что Франция в начале войны была на стороне Германии. Когда наши стали побеждать, французы тоже сменили лагерь. Раньше учителя истории делали ударение на движение сопротивления.
Папа барона прятался, но в 43-ем его всё-таки забрали на фронт. Он попал в плен, и его отправили в Тамбов. Там он пережил «страшные сибирские морозы» и голод, когда приходилось питаться даже своими экскрементами. Впрочем, это пошло ему на пользу. Дожил он почти до ста лет на пятом этаже без лифта и до конца своих дней резво бегал по городу на побегушках у внуков и правнуков. Поэтому барон был воспитан в русском, спартанском духе. С детства купался в ледяной воде, ел чёрный хлеб и селёдку, был знаком с русским матом.
Сами французы говорят, что составление анонимок и доносов это их «национальный спорт». Так они быстро сдали евреев немцам, хотя были и те единицы, которые евреев укрывали. Недавно в одном маленьком городке был скандал. Умер старый почтальон. В его подвале нашли мешки с доносами одних жителей городка на других, которые он не доставил по назначению. Каково же было внукам и правнукам соседей узнать, чем занимались их предки. 
После войны французы, сами же предатели, ополчились на девушек за их «пособничество» фашистам. Причём тогда наказывали всех девушек без разбора, особенно красивых.  Их обривали налысо, возили по городу с табличками на груди и забрасывали грязью. Занимались этим с тем же рвением, с каким незадолго до этого выволакивали евреев из их домов.
Впрочем, несправедливо обвинять во всём этом только французов. Вышеописанные события могли происходить где угодно. Такова человеческая натура.

7 commentaires:

Pelageya, русская американка комментирует...

Сижу и перевариваю. Сколько всего!
А тот почтальон - герой! Я сразу вспомнила, что моей первой 'профессиональной' мечтой было стать почтальоном. Примазываюсь к славе.
Хорошо пишешь, Додо! Получаю массу удовольствия, спасибо!

Dodo комментирует...

Спасибо тебе, Пелагеюшка.Твои фотографии и репортажи побуждают меня задуматься о многом. Например, фотографии цветов - астр и хризантем перенесли меня на французские кладбища.

patatinka комментирует...

Да уж, эта паутина жизни, как все переплетено. И вы правы, в национальности кроется лишь малая толика, остальное - человеческая натура.

Pelageya, русская американка комментирует...

Заранее, что ли, предупреждать вашу светлость, что собираюсь показывать астры и хризантемы, чтобы ты в том печальном месте не часто оказывалась?

Dodo комментирует...

Да, насчёт почтальонов... Мне подарили очень модную тогда сумку в стиле "Сафари". Я гордо выходила с ней на плече из подъезда. Тут подходит ко мне старушка и шепелявит беззубым ртом: "Пощта пришла?"

Dodo комментирует...

Удивительно, что твои изысканные столы сподвигли меня на описание "Почти совершенных обедов", в том числе и у гробовщика.

ЖАН комментирует...

А нам то что, а нам то не по чем
холодная вода,
спартанскою закалкой,
да нашею смекалкой,
мы выживем везде,
и проживем всегда...