четверг, 13 января 2022 г.

ИСХОД ДЕТЕЙ. ТЫ НИКТО И ЗВАТЬ ТЕБЯ НИКАК.

Продолжение. Начало здесь. (Надо кликнуть по выделенному слову "здесь". Знаю, я занудна. Но мои друзья и близкие иногда сообщают, что не могут попасть на страницу этого произведения.)

РОМАНС ДЛЯ КРЫСОЛОВА И ХОРА

Бродский Иосиф

Шум шагов,

шум шагов,

бой часов,

снег летит,

снег летит,

на карниз.

Если слы-

шишь приглу-

шенный зов,

то спускай-

ся по лест-

нице вниз.

Город спит,

город спит,

спят дворцы,

снег летит

вдоль ночных

фо-нарей,

Город спит,

город спит,

спят отцы,

обхватив

животы

матерей.

В этот час,

в этот час,

в этот миг

над карни-

зами кру-

жится снег,

в этот час

мы ухо-

дим от них,

в этот час

мы ухо-

дим навек.

 

Нас ведет

Крысолов!

Крысолов!

вдоль па-не-

лей и цин-

ковых крыш,

и звенит

и летит

из углов

светлый хор

возвратив-

шихся крыс.

 

Вечный мальчик,

молодчик,

юнец,

вечный мальчик,

любовник,

дружок,

обер-нись

огля-нись,

наконец,

как вита-

ет над на-

ми снежок.

За спи-ной

полусвет,

полумрак,

только пят-

нышки, пят-

нышки глаз,

кто б ты ни

был - подлец

иль дурак,

все равно

здесь не вспом-

нят о нас!

Так за флей-

той настой-

чивей мчись,

снег следы

за-метет,

за-несет,

от безумья

забвеньем

лечись!

От забвенья

безумье

спасет.

Так спаси-

бо тебе,

Крысолов,

на чужби-

не отцы

голосят,

так спаси-

бо за слав-

ный улов,

никаких

возвраще-

ний назад.

 

Как он вы-

глядит - брит

или лыс,

наплевать

на при-чес-

ку и вид,

но счастли-

вое пе-

ние крыс

как всегда

над Россией

звенит!

 

Вот и жизнь,

вот и жизнь

пронеслась,

вот и город

заснежен

и мглист,

только пом-

нишь безум-

ную власть

и безум-

ный уве-

ренный свист.

 

Так запомни

лишь несколько

слов:

нас ведет

от зари

до зари,

нас ведет

Крысолов!

Крысолов!

Нас ведет

Крысолов --

повтори.





    Обстановка в городе постепенно нагнеталась. Менестрели всё чаще рассказывали и разыгрывали легенду о гамельнском крысолове. Родители Ансельма в таких сборищах участия не принимали. Но Ансельм был любопытен. По городу ползли слухи о том, что гамельнский крысолов – реальный мальчик. И что он не топил детей, а вёл их в Иерусалим для освобождения святых земель от засилья мусульман.

    Из города постепенно уходили сироты, а также дети, отданные бедными родителями в услужение. Они бунтовали или уходили тайком, взяв лишь кусок хлеба. Их исчезновение сначала особо не замечалось. Это же были «ненужные», «лишние» люди. Их никто и не разыскивал. Хозевам было жаль только терять дешёвую рабочую силу. Хотя сила эта была малосильная. Велика ли беда. Одним бастардом – незаконнорожденным больше, одним меньше.

    Фенелла – подружка Ансельма была как раз одним из таких детей. Мать её, Жизель, была служанкой в богатом доме. Родители – бедные крестьяне были рады отдать её в услужение. Она была хороша и расторопна. И судьба у неё была довольно банальна. Хозяин регулярно насиловал её, а когда она забеременела, её просто выкинули на улицу. Домой она вернуться не могла, думая о позоре, который её родители бы не вынесли. Её сёстра и братья потеряли бы всякую надежду на замужество – женитьбу. Жизель нищенствовала, скиталась до самых родов. Ну а с маленьким ребёнком ей уже и вовсе было некуда податься. Вот и оставила она младенца у ворот монастыря, а сама, совсем одуревшая от горя, канула в неизвестность.

    Пятилетнюю Фенеллу взяли на услужение соседи семьи Ансельма. Приходилось ей очень несладко. Ансельм жалел её, подкармливал, но особо помочь не мог. Иногда Фенелле удавалось заскочить к Ансельму. Его родители пытались, как могли, отогреть девочку и ласками, угощениями, кое-какой одеждой. Но времени у неё бывало всегда в обрез. Часто после таких посещений по возвращении её ждала суровая взбучка хозяев.

    Фенелла уже была по тем временам почти взрослая. Ей было двенадцать. Она уже давно хотела сбежать от хозяев. А здесь эти слухи и уходы детей в заманчивую, тёплую страну Востока, в которых их ждут любовь и изобилие. Если верить рассказам монахов. А уже они – то, божьи люди, всё знают. У них же с богом и самим Иисусом прямая связь.

    Но в то раннее утро, еще было темно, во всём городе началось невероятное. Сначала Гийом и Анна решили, что началась война. Они выскочили на улицу. Из всех домов выбегали дети разных возрастов. От пяти до тринадцати – четырнадцати лет. Родители бежали следом, умоляя вернуться. Многие запирали двери, закрывали окна, но дети всё равно вырывались наружу. Другие, те, которые уже были на улице, ломали засовы дверей, разбивали окна, помогая выбраться наружу.

    Ансельм решил тоже присоединиться к детям. Но он не сбегал из дома, как другие. Он знал, был твёрдо убеждён, что должен быть с ними, рядом с Фенеллой. Словно это была его миссия.

    Сначала Анна и Гийом пытались уговорить Ансельма остаться. Малыши ревели, прижимаясь к нему. Но, видя его решимость, родители собрались с духом: «Да, сынок. Тебе тринадцать лет. Ты уже взрослый. Мы дали тебе всё, что могли. Ты сильный и умный. Раз ты принял такое решение, мы его уважаем. Значит, так надо. И ты знаешь, что наша любовь оберегает тебя. Мысленно ты всегда можешь обратиться к нам за советом. Ведь расстояния это ничто для любви. И ты знеашь, как это делать.». Гийом сказал: «Судя по запаху, который исходит из кадил монахов, думаю, это опиум. Поэтому возьми этот флакончик. Когда ты будешь чувствовать себя необычно, просто понюхай его содержимое. Мы с твоей матерью знаем, что у тебя достаточно знаний и умений, чтобы выжить в любых условиях. Слушай своё сердце, как мы всегда это делаем.»

    Ансельм повесил на шею флакончик, а в котомку сунул книжечку в коричневом переплёте – дневник. «Возьми этот дневник и постарайся вести его регулярно. У него есть ряд магических свойств, которые откроются тебе позже. И главное – незримая и глубинная связь с нами. Мы всегда сможем присоединиться к тебе через него, поддерживать тебя и давать советы в твоих видениях и снах.»



Продолжение следует....

 

 

6 commentaires:

Семён комментирует...

Бродский - это всегда замечательно. История крысолова и её транскрипция в предложенном тексте весьма своеобразна. Кстати, есть замечательный рассказ Александра Грина "Крысолов". Хотя там тема поворачивается совершенно другим боком.

Dodo комментирует...

Семён, Бродский, да. У Грина этот рассказ такой мистический, жутковатый. Аж погружаешься в атмосферу. Грин хорош, конечно.

Светлана Кирсанова комментирует...

Здравствуйте, Лола! Я боюсь этого произведения, у меня прямо мороз по коже. Я всегда себе живо всё представляю... Жуть.

Dodo комментирует...

Светлана Кирсанова)))) Всё хорошо закончится! Уверяю Вас!

ЧУМработница комментирует...

Лола, представь, Крысолова Бродского не знала! библиотекарь ещё называюсь))
Вот так и образовываемся у тебя попутно)

Dodo комментирует...

ЧУМработница, так ты ещё и библиотекарь? Ты и журналист, и певунья, и танцорка, и спортсменка, и подстрекательница на всякие там концерты и соревнования, и путешественница - космонавтка, оленеводка.....и - вишенка на торте - библиотекарь! Ещё, небось, и бухгалтер?!!! Признавайся, на кого ты работаешь? Я никому не скажу!